Лампиао

Материал из ВикиВоины
Перейти к: навигация, поиск

"Капитан" Виргулино Феррейра да Силва или Лампиао — выдающийся лидер бразильский разбойников в 1920-х - 1930-х гг.

Прозвище Лампиао, что в переводе означат "Фонарь" или "Масляная лампа", Виргулино получил за то, что, открывая огонь в темноте, так часто стрелял, что пламя, вырывавшееся из его ружья, разгоняло мрак вокруг стрелка. Согласно рассказам, во время ночного боя кто-то из его соратников воскликнул: "Смотрите, ружье Виргулино сверкает, как фонарь!", и после этого за ним закрепилось прозвище Лампиао. Также Виргулино называли "генералом каатинги" (каатинга — засушливый бразильский лес, типичная экосистема удаленных от моря областей северо-восточных бразильских штатов). Сегодня почитается в Бразилии едва ли не как национальный герой, его часто называют "бразильским Робин Гудом" в связи с тем, что когда он грабил богатых, он иногда делился с бедными.

Биография[править]

Виргулино Феррейра да Силва родился 7 июня 1897 г. и стал третьим из девяти детей мелкого фермера Жозе Лопеса, боровшегося за выживание в штате Пернамбуку, Бразилия. Закончив один класс церковно-приходской школы, Лампиайу с детства помогал отцу в хозяйстве. Его семья враждовала с двумя более обеспеченными семьями, одну из которых возглавлял землевладелец Жозе Сатурнино Педрейра. Семья Феррейра потеряла землю, имущество и была изгнана из Пернамбуко. Семейство нашло приют в соседнем штате Алагоас. Подросшие сыновья стали уезжать на заработки. Однажды, вернувшись домой в 1917 г., они застали жуткую картину — дом был разграблен, а их отец убит солдатами полиции штата по наущению прежних врагов. Это переполнило чашу терпения, и четверо братьев Феррейра посвятили свою жизнь мести. Они примкнули к отряду Синьо Перейра, где прошли боевую подготовку. Когда Синьо в 1922 г. покинул свой пост — отправился в южные штаты, чтобы начать мирную жизнь под чужим именем, новым полевым командиром стал Виргулино. Численность его банды временами доходила до нескольких сотен человек. Он оказался дьявольски умен, удачлив и бесстрашен. Виргулино был мастером военных хитростей, например, умел так запутать следы, что два отряда полиции, преследующие его группу, обстреливали друг друга, думая, что воюют с кангасейрос.

Лампиао был типичным бандитом-героем. Он превосходно держался в седле, метко стрелял, бесстрашно вступал в перестрелки с полицией, шесть раз был ранен, но всякий раз выздоравливал и возвращался в строй. Он не только помогал крестьянам, когда считал это выгодным, он был настоящим кумиром бедноты. Многие деревенские парни считали, что лучше мчаться на коне с винтовкой за спиной и носить традиционную для кангасейру широкополую шляпу, расшитую бисером, чем батрачить на полях местного богача. Романтический образ народного мстителя дополняла возлюбленная Лампиао — Мария Дейя, известная как Мария Бонита, то есть Мария Прекрасная. Подруга разбойничьего атамана ни в чем ему не уступала. Она также ездила верхом, стреляла и, если надо, отдавала приказы.

Свои налеты Лампиао обставлял как праздники народного правосудия. Так, в 1929 г. он захватил городок Квеимадас в штате Баия и начал с того, что выпустил заключенных из тюрьмы, а на их место водворил семерых полицейских и их сержанта. Бандиты расстреляли полицейских, но сержанта помиловали, когда горожане сказали, что он хороший человек. Богачей обложили контрибуцией, а бедных не тронули. Более того, бандиты платили в лавках за все товары. Лампиао особым приказом запретил насиловать местных женщин, и бандиты сдерживали свои порывы. Вечером кангасейру устроили большой праздник для горожан с песнями, танцами и бесплатным кинематографом. Наутро бандиты оставили город, причем Лампиао позаимствовал мула у одного из горожан, а потом вернул.

Лампиао был единственным из кангасейрос, кто осмелился обложить данью города и, если ему отказывали в требуемой сумме, захватывал город, после чего кангасейрос в нем прибирали к рукам все, что понравится. При этом награбленным щедро делились с бедняками, что впоследствии дало повод называть Лампиаоа стихийным социалистом. Полицейские гарнизоны могли в 2 - 3 раза превышать число бандитов, но победа оказывалась на стороне нападавших. Например, город Капела в штате Сержипе Лампиао взял, имея в своем распоряжении всего лишь 10 бойцов. При этом Капела была отнюдь не маленьким, затерянным в глуши городком, а достаточно развитым по тем временам районным центром с железнодорожным сообщением и телефонной связью с другими городами. Лампиао виртуозно использовал свою славу — одной только вести, что его банда находится на подступах к городу, оказалось достаточно, чтобы деморализовать гарнизон. Войдя в Капелу, кангасейрос в первую очередь обрезали телефонную линию и заняли вокзал, отрезав город от связи с миром. Впрочем, это была их обычная тактика при захвате городов. На одном из стекол железнодорожного вокзала в Капеле до сих пор можно различить несколько слов и цифр, которые Лампиао нацарапал алмазом своего перстня в день нападения. Конечно, вокзал с того времени неоднократно обновлялся, но это стекло сохранили в память о прошлом. Уходя от преследования полиции, Лампиао петлял по лесу до тех пор, пока не находил удобное для боя место, где устраивал засаду, из которой мало кто из противников выбирался живым.

Лампиао (5-й слева) с женой Марией Бонитой (6-я слева) и своими кангасейрос. Они вооружены винтовками Маузер 1896/1908 и длинными ножами пэйшэйра, которые воткнуты за поясами.

Правительство Бразилии, отчаявшись справиться с разбойником, приняло решение привлечь его на свою сторону. Лампиао и его компаньерос получили амнистию и были призваны в армию для борьбы с партизанским коммунистическим движением Луиса Карлоса Престеса. Виргулино получил чин капитана, двое его помощников — лейтенантов. Это была неслыханная честь. Бывшие кангасейрос надели военную форму, вооружились самыми современными винтовками и отправились в действующую армию. К сожалению, до расположения войск они не дошли. Бразильские офицеры были до крайней степени возмущены известием, что в их среде появится сын деревенского работяги, бывший бандит — Лампиао! Шел 1926 г., между образованной элитой общества и классом сельских тружеников зияла огромная пропасть. Это были два разных мира. Посланец Лампиаоа, отправленный узнать, где располагаются войска, вернулся с известием о том, что офицеры единодушно заявили, что не признают его патент и встретят пулей, если он осмелится появиться. Выслушав это известие, Лампиао, чьи надежды на достойную жизнь на службе отечеству были разрушены, спокойно сказал:

Однако… гитара будет играть прежнюю мелодию.
Современная графическая реконструкция Лампиао.

И все-таки кангасейрос были бандитами и в большинстве случаев вели себя соответственно. На счету банды Лампиао было более тысячи убийств, несколько сотен изнасилований и бессчетное число ограблений и захвата чужого скота. Народные праздники, которые Лампиао закатывал в завоеванных городах, слишком дорого обходились населению. К тому же освобождение длилось недолго: на место расстрелянных полицейских приходили новые, а ограбленные богачи находили способ компенсировать потери за счет местных жителей. Поэтому мирные жители все чаще давали кангасейрос вооруженный отпор. Однажды Лампиао попытался захватить городок Моссоро, но столкнулся с сопротивлением местного ополчения и был вынужден ретироваться.

Другие вожди кангасейрос сталкивались с теми же проблемами. Народная поддержка неуклонно падала, а силы правительства росли. Банды исчезали одна за другой, и настал день, когда Лампиао остался единственным главарем кангасейрос во всей Бразилии. В июле 1938 г. информатор сообщил полиции, что банда скрывается на ферме Анжикос в штате Сержипи. Полиция ночью окружила ферму и на рассвете 28 июля открыла огонь из пулеметов. Лампиао, Мария Бонита и девять бандитов были убиты. Их головы были отрезаны и выставлены на всеобщее обозрение вместе с их знаменитыми шляпами, расшитыми бисером.

Оружие[править]

Фотография Лампиао, сделанная в 1926 г.

Лампиао добывал оружие у бразильской полиции и парамилитарных формирований либо путем грабежа, либо путем подкупа. Наиболее распространены были винтовки Маузер 1896/1908, Winchester Model 1873, а также довольно ценные пистолеты Люгера и Mauser C96, который непременно шел с деревянным прикладом. Также Лампиао, как и его соратники, носил в поясе пэйшэйру — длинный прямой кинжал.

Внешность[править]

На всех сохранившихся фотографиях и видео Лампиао почти ничем не отличался от других кангасейрос, которые любили красивую одежду, носили украшения из золота и драгоценных камней и шелковые шейные платки. Лампиао зачастую носил голубоватую рубашку из плотного хлопка, поверх которой крест-накрест надевал борнайзы (наплечные разноцветные сумки) и патронташи; укороченные бриджи, клетчатые носки и кожаную обувь. Кожаные элементы одежды имели практическое значение — они защищали от шипов кустарников, растущих в восточной Бразилии. Его образ дополнял красный шелковый шарф, широкополая кожаная шляпа с заломленными спереди и сзади полями (наподобие двууголки Наполеона), расшитая металлическими бляхами, сверкавшими на солнце, перстни на пальцах, один из которых был украшен алмазом, а также очки, которые были единственным элементом, отличающим Лампиао от других бандитов.

Для выполнения различных заданий Лампиао переодевался в форму бразильской полиции или армии, и успешно притворялся их сотрудником более месяца.

Галерея[править]

Интересные факты[править]

Мария Бонита и Лампиао, кадр из бразильского сериала 1982 г. "Лампиао и Мария Бонита".
  • Лампиао и его жену Марию Бониту часто сравнивают с Бонни и Клайдом.
  • Лампиан был одаренным человеком не только в области ведения военных действий: он играл на аккордеоне (музыке его научил отец), писал стихи и песни, в том числе посвященные любимой, хорошо рисовал, любил танцевать, участвовал в вакейжадах, был грамотен (по тем временам в бразильской деревне это была редкость), умел шить и делать обувь и сбрую из кожи. Несколько песен его авторства дошли до наших дней. Две самые известные из них — "Акорда, Мария Бонита" (порт. "проснись, Мария Бонита") и "Мульер Рендейра".
  • Лампиан оставался истинным бразильцем по духу, то есть любил праздники, музыку и танцы. Танец шашаду был придуман в его отряде. Изначально танцевали, выстроившись друг за другом (так ходили кангасейрос по каатинге — след в след, чтобы было невозможно посчитать число людей в отряде). Рисунок танца был прост — два шаркающих шага (ша! ша!) одной и той же ногой на месте, похожие на движения лошади, и невысокий мах ногой в сторону, как бы заметая след на сухой и пыльной почве. Ритм отбивали ударами прикладов по земле. Иногда угрожающе крутили в руках ружье или большой кинжал.

Источники[править]