Сиракузская армия

Материал из ВикиВоины
(перенаправлено с «Армия Сиракуз»)
Перейти к: навигация, поиск

Сиракузская армия или Армия Сиракуз — наземные силы греческого города-полиса Сиракузы, существовавшего в VIII-III веках до н.э.

Изначально Сиракузы являлись греческой колонией, но армия Сиракуз существенно отличается от классической гоплитской греческой армии. Армия Сиракуз была иначе сбалансирована по родам войск — много конницы, легкой пехоты и гоплиты существенно уступающие греческим. Расцвета Сиракузы достигли при Дионисии и Агафокле, которые во многом опирались на наёмников. Другие сицилийские города могли поставлять союзные контингенты как Сиракузам, так и их врагам. Нередко сицилийские города воевали друг с другом, но армия Сиракуз оставалась сильнейшей. С такой армией Сиракузы успешно противостояли Карфагену, Афинам и сами осуществляли походы в Африку и Италию.

История[править]

При Гелоне[править]

Во времена вторжения Ксеркса в Грецию (480 - 479 до н.э.) греки прислали в Сиракузы посольство с просьбой о помощи. Геродот приводит состав и численность армии, которую тиран Сиракуз Гелон мог предоставить грекам: 200 триер, 20 000 гоплитов, 2 000 всадников, 2 000 лучников, 2 000 пращников и 2 000 лёгковооружённых всадников. Но примечательно значительное количество стрелков и конницы, которая делится на всадников и лёгких всадников. Помощи грекам сиракузяне так и не отправили.

Тираны Сиракуз для сохранения личной власти во многом опирались на наёмников, не доверяя собственным гражданам. Причем, наёмникам за службу могли предоставлять землю на Сицилии и давать гражданство. При Гелоне было зачислено в списки граждан более десяти тысяч иностранцев-наёмников. Противостояние наёмников и граждан Сиракуз часто заканчивалось вооруженными конфликтами.

При Гиероне[править]

Так после смерти Гелона, царё Сиракуз стал популярный в народе Гиерон, видя это его брат Полизел, чтобы убрать его с дороги стал привлекать иностранных солдат и собирая вокруг своей личности организованный отряд наемников, думал, что с помощью этих средств сможет надежно удержать царство. Хотя наёмники в численности уступали сиракузянам, по боевому опыту они значительно превосходили их, поэтому, когда имели место нападения, здесь и там по всему городу, и отдельные стычки, постоянно наемники брали верх в бою, но так как они были отрезаны от сельской местности, они нуждались в снаряжении и терпели нехватку продовольствия.

Фукидид, в своей "Истории" приводит значительно меньшие цифры для армии Сиракуз. Более того, Сиракузы не могли в одиночку противостоять сицилийской экспедиции афинян и были вынуждены обратится за помощью к спартанцам. Однако, Фукидид, как и остальные авторы, рисует достаточно сбалансированную армию Сиракуз с тренерованной конницей, многочисленной легкой пехотой и наёмниками. В те же дни на помощь сиракузянам прибыло также 500 гоплитов, 300 метателей дротиков и 300 лучников, присланных жителями Камарины. И жители Гелы доставили им 5 кораблей, 400 метателей дротиков и 200 всадников. А если сиракузяне сколько-нибудь сократят расходы на содержание флота и войска, то уже будут обречены на поражение. Ведь они воюют преимущественно с помощью навербованных воинов, а не как афиняне, у которых войско набирается из военнообязанных граждан.

Фукидид подробно описывает боевые действия сиракузян против афинян: "На следующий день афиняне и союзники начали готовиться к бою. Их силы были построены следующим образом. На правом крыле стояли аргосцы и мантинейцы, в центре — афиняне, а на левом фланге — остальные союзники. Одна половина войска составляла авангард, выстроенный по 8 человек в глубину. Другая половина стояла в резерве у палаток и также была построена в каре по 8 человек в глубину с приказом смотреть, где скорее возникнет опасность, и идти туда на помощь. В середине этого каре расположились обозные. Сиракузяне же построили своих гоплитов рядами по 16 человек глубиной. Войско их состояло из ополчения всех сиракузских граждан и союзников, главным образом — селинунтцев. У них было теперь до 200 всадников из Гелы, из Камарины — около 20 всадников и около 50 лучников. Свою конницу — не менее 1200 всадников — сиракузяне поместили на правом фланге, а рядом с нею — метателей дротиков. Афиняне решили первыми начать сражение.

Никий тотчас повел свое войско в атаку. Сиракузяне же не ожидали, что им придется уже начать битву, и иные воины даже ушли в город, который находился близ лагеря. Они, правда, поспешно прибегали назад, но слишком поздно и поодиночке присоединялись теперь где попало к главной части войска. Ведь сиракузяне не уступали афинянам ни в рвении, ни в отваге как в этой битве, так и в последующих. Но хотя они и были столь же мужественны, как афиняне, насколько позволяло их военное искусство, однако всякий раз как его недоставало, это ограничивало и их добрую волю. Не ожидая, что афиняне первыми нападут на них, и вынужденные быстро перейти к обороне, сиракузяне все же тотчас взялись за оружие и пошли в контратаку. Битву начали с обеих сторон метатели камней, пращники и лучники и, как обычно у легковооруженных, то одна, то другая сторона обращала противников в бегство. Затем гадатели совершили установленные жертвоприношения и трубачи затрубили сигнал к атаке гоплитов. Тогда оба войска двинулись вперед. Сиракузяне шли в бой за родину, и каждый их воин думал не только о спасении своей жизни в данный момент, но и свободы в будущем.

В рукопашной схватке обе стороны долгое время стойко держались. Между тем разразилась сильная гроза с ливнем. Непогода нагнала еще больше страху на неопытных воинов, впервые участвовавших в бою, тогда как бывалые воины объясняли бурю временем года и гораздо более были встревожены продолжающимся упорным сопротивлением врага. После того как аргосцы первыми отбросили левое крыло противника, а за ними и афиняне опрокинули его центр, боевая линия остального сиракузского войска уже была прорвана, и сиракузяне обратились в бегство. Афиняне, однако, не смогли далеко преследовать неприятеля, так как многочисленная и еще не побежденная сиракузская конница сдерживала преследователей. Сиракузские всадники, замечая выдвинувшихся из рядов афинских гоплитов, всякий раз бросались на них и теснили назад. Поэтому главные силы афинян продолжали преследовать врага сомкнутыми рядами лишь настолько, насколько это было безопасно. Затем они отступили и поставили трофей… Затем афиняне с доспехами убитых неприятелей отплыли назад в Катану. Стояла зима, и они не решались на дальнейшие военные операции, пока не вызовут из Афин конницу или не получат конных отрядов от местных союзников (ибо иначе они находились всецело под давлением вражеской конницы)."

При Диониссии[править]

Серьезное укрепление армии Сиракуз произошло при Дионисии. Диодор, 13.95: “И вскоре народ, как это обыкновенно бывает, принял худшее из решений, и Дионисий был назначен стратегом-автократором. После этого первого успеха, он внес предложение о повышении жалования наемникам вдвое. Объяснил он это тем, что солдатам необходимо поднять дух накануне решающих схваток, что же касается средств, то на этот счет он советовал не беспокоиться: источник средств найдется легко.” 13.109: “Дионисий, тиран сиракузян, вызвав помощь от италийских греков и других союзников, поставил их впереди своей армии; он также призвал большую часть сиракузян призывного возраста и навербовал наемников. Эта армия, говорят, доходила до пятидесяти тысяч человек, но, согласно Тимею, насчитывалось тридцать тысяч пехоты, тысяча кавалерии и пятьдесят бронированных кораблей.”

Дионисий отправлял своих наёмников даже на помощь грекам в их междоусобных войнах. Так 2 тысячи наёмников отправились в Коринф на помощь лакедемонянам[1] против беотийцев и фиванцев.

Одаренные по приказу Дионисия I, высоким жалованием ремеслинники изготовили 140 000 комплекты снаряжения, состоящие из мечей, щитов и шлемов, а также 14 000 панцирей. Которые были разданы всадникам и командирам пехоты, а так же наёмникам, входящим в составе его охраны. Для половины военных кораблей, которые были построены, капитаны, лоцманы и гребцы были назначены из собственных граждан, для остальных Дионисий нанял иностранцев. Из сиракузян он выбрал всех годных для военной службы, а из городов, подчиненных ему, он призвал всех боеспособных мужчин. Он так же навербовал наёмников в Греции и, особенно, лакедемонян, желавшие помочь ему в укреплении могущества, позволили привлекать столько наёмников, сколько было необходимо. Таким образом, собирая в одном месте наёмников из различных регионов и обещая им хорошее платить, он увидел большое число желающих. У него было 80 000 пехоты, более 3 000 кавалерии и немногим меньше 200 военных кораблей. Кроме того, его сопровождали не менее 500 транспортных судов, груженных военными машинами и всем другим, необходимым для ведения войны.

При Агафокле[править]

Когда Карфаген выступил против Сиракуз, армия потребовалась для защиты Сицилии. Диодор так же приводит значительную численность армии, выставленную против Карфагена. А это не менее 50 000 пехотинцев и более 5 000 всадников, которую Гелон привёл на помощь гимерцам и встал лагерем укреплённый рвом и частоколом, что для греческих армий не является характерным.

Агафокл продолжил традицию Дионисия. Всячески укреплял армию Сиракуз, но наёмникам доверял больше, чем гражданам. Зная, что карфагеняне, которые осуждали Гамилькара за условия мира, вскоре начнут войну против него, он подготовил склады оружия и снарядов всех видов. И набрал отряд наёмников в составе 10 000 пехотинцев и 3 500 всадников.

Состав армии Агафокла в Африке, в битве при Тунете был следующем: правое крыло под командованием его сына Архагат состоял из 9 500 солдат-пехотинцев, выстроившись в три ряда - первый из сиракузян, которых было 3 500, потом 3 000 греческих наёмников, и, наконец, 3 000 самнитов, этрусков, и кельтов. Он сам со своими телохранителями бился перед левым крылом, противостоя тысяче гоплитов Священного отряда карфагенян. Пятьсот лучников и пращников он распределил между крыльями.

В армии Агафокла сражались и ливийцы, а так же использовались ливийские колесницы. Из пехоты он (Агафокол) имел всего: уцелевших греков 6 000 человек, по крайней мере столько же кельтов, самнитов и этрусков, и почти десять тысяч ливийцев, которые, как оказалось, только выжидали и высматривали, всегда готовые изменить при благоприятных обстоятельствах. В дополнение к этому, за ним следовали 1 500 всадников и более 6 000 ливийских колесниц.

Вторая Пуническая война[править]

Карфаген покорить Сицилию полностью не смог. Это удалось римлянам в ходе второй Пунической войны.

Кавалерия[править]

Сиракузские гиппеи[править]

Многочисленная конница сиракузян (у самих афинян конницы не было) действительно представляла большую опасность для лёгковооруженных воинов и обоза.[2]

Всадники были защищены панцирями. Легкие всадники, скорее всего доспехов не имели. Трудно определить, были ли у сиракузской конницы щиты. Греческая конница в этот период щитов не имела. С другой стороны, римская конница щиты использовала. В 4 в. до н.э. появились щиты у конницы Тарента, что видно по тарентинским монетам. Сиракузы плотно общались и с греками и с италийцами. Всадники наёмных кельтов и иберов щиты использовали. Есть изображение сиракузского всадника, но оно относится к 3 в. до н.э. На этом изображении показан щит. Так что, вполне вероятно, щиты были и у сиракузских всадников. Легкие всадники могли обходиться без щитов.

Пехота[править]

Сиракузские гоплиты[править]

Основу сиракузской пехоты, так же как и пехоту других греческих городов-государств состовляли гоплиты. Гоплиты тяжёловооружённые пешие воины, которые являлись гражданами Сиракуз их долгом было несение военной службы. Вооружение греческих и сиракузских гоплитов не сильно отличалось - щит-аспис, копьё-дори и меч-ксифос, а позднее копис.

Первоисточники отмечают хорошее вооружение для пехоты. Хотя цитаты, приведенные ниже, относятся к полководцам. Плутарх, Дион: "Дион был уже немолод и недостаточно крепок для боя, столь напряженного и упорного, однако ж стойко выдерживал натиск нападающих, но был ранен копьем в руку, да и панцирь, поврежденный бесчисленными копьями, пробивавшими щит насквозь, едва выдерживал удары дротиков и мечей. В конце концов, и щит и панцирь раскололись, и Дион упал, но воины вырвали его из рук врагов."

Наёмники[править]

Не малозначимую часть сиракузской армии составляли наёмники. Их найм и вербовка происходила по всему доступному побережью Средиземного моря, в частности на Пиренейском полуострове, в Италии и Греции. В следствие этого, в армии Сиракуз служили кельты, иберы, греки, этруски, самниты, ливийцы и т.д. Наёмники были вооружены национальным оружием.

2 000 кельтских и иберских наёмников, которые получили жалование на пять месяцев вперед, тиран Дионисий отправил в Коринф на помощь лакедемонянам. Греки, для того, чтобы оценить их в бою, отправили их в первых рядах. Они доказали свою ценность в рукопашных схватках, так как в боях многие беотийцы и их союзники были ими истреблены. Таким образом, завоевав репутацию смелых и превосходных воинов, они, удостоившись от лакедемонян почестей и наград, отплыли на исходе лета назад в Сицилию.

В это же время к лакедемонянам пришла по морю помощь от Дионисия — более двадцати триер. На них были кельты, иберы и около пятидесяти всадников. На следующий день фиванцы и прочие их союзники выстроились, заполнив всю равнину моря до смежных с городом холмов: при этом они уничтожили все, что находили на равнине. Афинские и коринфские всадники почти не решались близко подходить к этому войску, видя, что противник многочислен и силен. Зато всадники, присланные Дионисием, как мало их ни было, рассеялись по равнине и, подъезжая к фиванскому войску в разных местах, бросали в него дротики, затем, когда враг бросался к ним навстречу, — отступали, затем снова поворачивались к неприятелю и бросали в него дротики. Во время этих нападений они временами сходили с коней и отдыхали. Если же в это время на них кто-либо нападал, они ловко вскакивали на коня и ускользали. Если же кто-либо решался преследовать их при отступлениях, отходя на большое расстояние от своего войска, они устремлялись против этих людей и наносили им тяжкий урон своими дротиками, вынуждая все фиванское войско ради них двигаться вперед и отходить назад.[3]

Примечательно, что наёмники могли переходить из одной армии в другую. Так, армия Сиракуз могла пополняться наёмниками из армии карфагенян. Кампанцы, сражавшиеся ранее на стороне Ганнибала, прибыли на помощь, числом около восьми сотен. Некоторые иберийцы, оставаясь вооруженными, послали Дионисию вестника, предлагая свои услуги в качестве союзников. Дионисий заключил мир с иберийцами и зачислил их в свою армию в качестве наемников.[4] В то время как Дионисий вел эту войну, к нему с просьбой о союзе и дружбе пришли послы от галлов, которые за несколько месяцев до того сожгли Рим. Послы утверждали, что поскольку их народ расселен среди врагов Дионисия, ему [Дионисию] галлы могут быть весьма полезны и в том случае, когда он будет сражаться с врагами лицом к лицу, и в том случае, если враги нападут на него с тыла. Это посольство было крайне приятно Дионисию. Поэтому он заключил с галлами союз и, усилив свое войско галльскими вспомогательными отрядами, начал войну как бы сызнова. Поэтому в свое время сицилийский тиран Дионисий, которому надоели постоянные жалобы союзников, послал для усмирения луканов шестьсот афров[5]. Эти афры взяли крепость луканов - её предала в их руки одна женщина, по имени Бруттия. Чаще всего Сиракузы надеялись на помощь наемников из Греции. В трудную минуту помог Коринф, основавший Сиракузы и приславший наёмников во главе с Тимолеонтом.[6]

Инженерные части и артиллерия[править]

Диодор приписывает изобретение катапульты в 399 до н.э. сиракузскому тирану Дионисию I, который собрал ремесленников в Сиракузах на Сицилии, чтобы те изготовили ему передовое оружие. Дионисий положил ремесленникам высокое жалованье, щедро одарял и приглашал к столу, а те в ответ создали катапульты разных видов, изготовили комплекты доспехов, построили новые мощные типы весельных судов. Так же были изготовлены катапульты всех видов и большое количество снарядов к ним. Уже в 397 до н.э. Дионисий применил стреломёты с берега против кораблей Карфагена. Новое оружие нанесло немалые потери и оказало большой психологический эффект на карфагенян. Плутарх в "Изречениях" приводит восклицание современника Александра Македонского, спартанского царя Архидама, при виде стрелы катапульты, недавно изобретённой на Сицилии: "Великий Геракл! Вот и конец воинской доблести!"

Флот[править]

Видя благоприятный случай для войны, Дионисий решил сначала провести необходимую подготовку, так как война предстояла большая и затяжная, и вступал он в борьбу с самым мощным государством Европы (Карфагеном). Для этого он собрал квалифицированных мастеров, одних из городов своих владений, других привлек за высокую плату из Италии и Греции и карфагенской территории. Целью его было создать большое число всякого рода оружия и вооружения, так же тетреры и пентеры, суда, которые никогда не строили ранее. Собрав большое количество мастеров, он разделил их на группы, соответственно их профессиям, поставив над ними наиболее уважаемых граждан и пообещал большую награду для поощрения труда при изготовлении оружия. Он сам контролировал изготовление панцирей, поскольку собрал наёмников из разных стран. Он считал, что каждый из его солдат должен использовать как доспехи, так и оружие, к каким они привыкли в своих странах. Он думал, что это вызовет большое смятение у врагов, так как его солдаты будут воевать гораздо лучше с этим оружием, к которому они привыкли.

Галерея[править]

Источники[править]

  • Герадот
  • Ксенафонт, "Греческая история"
  • Диодор Сицилийский, "Исторической библиотеке"
  • Фукидид, "История"
  • Плутарх, "Изречения"
  • Юстин, "Прологи сочинения Помпея Трога"

Примечание[править]

  1. Другое название спартанцев.
  2. Отмечает Фукидид.
  3. Описание Ксенофонта в своём труде "Греческая история".
  4. Пишет Диодор.
  5. Обобщённое обозначение всех выходцев из Африки.
  6. Сообщает Юстин.