Гвардия Смерти (Warhammer 40,000)

Материал из ВикиВоины
Перейти к: навигация, поиск

Гвардия Смерти — вымышленная варбанда Хаоса также известная как Чумные десантники из вселенной Warhammer 40,000.

Они поклоняются и посвящают себя исключительно Богу Хаоса Нурглу. В результате множества "даров" Нургла десантники приобрели множество мутаций и были заражены всеми известными формами болезней. Когда XIV Легион был впервые поднят на Терре Императором во время первого основания, его Астартес были известны как Сумеречные рейдеры. После того как XIV Легион воссоединился со своим примархом Мортарионом на планете Барбарус, Легион был переименован в ныне известную Гвардию Смерти.

Нургл - бог и покровитель Гвардии Смерти.

Однако когда-то давно Гвардия Смерти была самой сильной и выносливой из всех легионов Космического Десанта Императора созданному из геносемени примарха Мортариона.

Гвардеец до Ереси.

Мортарион вырос на планете Барбарус, пропитанной ядовитыми миазмами, где люди прятались в темных низинах, боясь повелителей, которые охотились на них со своих горных вершин, скрываясь глубоко в тумане. Не известно точно кем были повелители на самом деле. Возможно мутировшими людьми, а возможно самостоятельной расой которая выросла и эволюционировала на Барбарусе, но точно известно, что они сильно отличались от людей живших на планете. Они могли дышать ядовитыми испарениями планеты, быстро передвигаться и были способны на многое другое на что не были способны обычные люди. Повелители Барбаруса смогли подчинить себе мёртвых. Для активного пополнения армии нежити которые они использовали для ведения войны друг против друга они активно охотились на людей живущих в низинных долинах планеты. Мортарион был воспитан одним из таких повелителей, Некаром, величайшим из всех повелителей. Он научил Мортариона искусству войны, но отказывался просвещать Мортариона о народе живущем в низинах. Тогда Мортарион решился бросить вызов своему покровителю и спустившись сквозь ядовитый туман планеты он обнаружил людей похожих на него самого. Изначально люди приняли его с подозрением о опаской, но со временем Мортарион смог доказать им свою лояльность и по истечению времени превратить их в армию способную дать отпор повелителям. Уничтожив охотничьи отряды владык Мортариону оставалось лишь добраться до Некаре который жил высоко в ядовитых слоях планеты. Прибыв на Барбарус с целью найти своих похищенных детей Император был встречен народом как спаситель, только Мортарион был возмущён этим. Ведь прибывший Император был чужаком который не имел по мнению Мортариона ничего общего не с ним не с народом который так темпло его приветствовал. Если незнакомец отличался благородной фигурой и загорелой кожей, то Мортарион был бледен и изможден. Когда он отказался присоединиться к нему, Повелитель Человечества бросил Мортариону вызов, суть которого была в том, что если он одолеет последнего повелителя Барбаруса то Император покинет планету и уйдёт восвояси, а если Мортарион не сможет этого сделать то он будет вынужден присоединиться к своему отцу и к Великому крестовому походу. Мортарион принял вызов Императора и поднялся в ядовитые облака, выше, чем когда-либо прежде. Наконец он добрался до мрачной крепости Некаре и в ярости бросился к верховному владыке, но не смотря на все свои усилия Мортарион не смог одолеть Некара и когда тот был готов добить Мортариона Император, вмешался в битву и одним ударом своего клинка Император сразил последнего повелителя Барбаруса, Мортарион было смерился со своей судьбой, но всё же его переполнял гнев и обида за то что отец украл его месть за обман и ложь. Как только примарх объединился со своим легионом, выяснилось, что Гвардия Смерти, как ее переименовал новый лорд, была одним из самых решительных и стойких легионов. Солдаты Мортариона всегда находились в Центре боевых действий, их сила и решительность были наследием их примарха, что делало их нерушимым ядром любой армии галактического завоевания. Во время Ереси Хоруса бойцы Гвардии оказались в Варпе на пути к осаде Терры и подверглись нападению порожденных Варпом чумных болезней, настолько опасных, что даже их легендарная стойкость не могла противостоять им. Вскоре солдаты Легиона были поражены смертельными болезнями которые превратили гордых воителей в мутантов и колек, страдающих бредом. Хотя никто не может точно сказать, какие силы действовали на душу примарха Гвардии Смерти, был ли он уже проклят или заключил свой договор в каком-то лихорадочном состоянии, он взывал об освобождении, и его зов, должно быть, был услышан. Когда, наконец, флот Гвардии вышел из Варпа, его корабли и воины были полностью изменены. Силовые бело-серые доспехи были осквернены энергией Варпа. Гордые воители мутировали и впитали в себя губительные "дары" став разносчиками заразы. С окончанием Ереси Хоруса примарх Мортарион повел свой легион в Око Ужаса, и в то время как другие разбились на бесчисленные отряды, Гвардия Смерти осталась в значительной степени целой, в немалой степени благодаря их легендарной силе и стойкости. Мортарион увёл свой легион в мир который стал известен как Чумная планета. И ныне Гвардия Смерти Мортариона проводит свои атаки через Кадианские врата и в галактику за ними, иногда большими группами, а иногда и предоставляя силу союзным силам хаоса. В местах где появлялись чумные десантники выявлялись новые ранее невиданные смертельные заболевания которые косили оборонительные линии ещё до наступления сил Гвардии.

История[править]

Гвардия Смерти берёт своё начало из Сумеречных рейдеров которые возникли ещё во времена Объединительной войны. Сумеречных рейдеров комплектовали из потомков древних и воинственных кланов которые проживали в Юго-Восточной Европе, где была когда-то была древняя нация-государство Албания. Действительно, пригодность их народов к вступлению в ряды космических десантников была такова, что рекруты набирались также для пополнения рядов первого основания VIII-го и X-го легионов, Повелителей Ночи и Железных Рук соответственно. Хотя это было в меньшей степени, чем вербовка, сделанная XIV легионом, который был по крови и культуре сформирован военачальниками и техно-варварами Альбии, а также рукой Императора. Вербовка сыновей Альбии служила двоякой цели: во-первых, и это самое главное, она вытягивала лучшие силы целых поколений из земного королевства, которое теперь было другом и союзником Империума, но никогда не пользовалось полным доверием. Ибо старая Альбия, возвышавшаяся среди дикой природы Северной Атлантики, когда-то была настоящим соперником Императора в борьбе за власть над судьбой человечества. Набирая самых лучших в Астартес и другие растущие имперские организации, предназначенные для войны среди звезд, Император гарантировал, что они никогда не смогут угрожать объединению изнутри. Во-вторых, она подчинила себе все военные традиции и родословные Императора, которые веками держали большую часть Терры в своих жестоких руках и в конце концов победили Панпацифическую империю под властью ее невыразимого короля Нартана Дума. Такая порода безжалостных военачальников и солдат-ученых была бесценным ресурсом, который Император не хотел тратить впустую. К тому времени, когда начались объединительные войны, кланы военачальников старой Альбии отбросили тиранию последних потомков короля и не спешили преклонять колени перед Императором, поскольку отказывались иметь другого хозяина вместо Дюма. Вместо этого Альбийцы встретили императорские полки Громовые воины с их собственными батальонами дредноутов и тяжеловооруженных солдат. В битве за битвой силы объединения сдерживались, хотя и ценой сокрушительных потерь для Альбийцев, которые не сдавались, несмотря на имперский натиск. Впечатленный воинственным нравом и неукротимой храбростью Альбийцев, Император призвал к перемирию и добивался победы над кланами военачальников путем мирных переговоров, понимая, что сокрушение их одной лишь силой повлечет за собой изнурительную войну на истощение, которая лишь уничтожит его собственные силы и не принесет ему ничего, кроме горстки пепла в качестве военного приза. Император стремился к миру, несмотря на протесты своих советников и генералов. Говорят, что перед ними, безоружный и одетый в белое и красное, Император обратился к парламенту военачальников и изложил им свое видение будущего человечества, Объединенного и восходящего, свергнутых тиранов и убитых кошмаров. Он предложил им славу среди звезд и, самое главное, искупление за многие сотни лет кровопролития. К удивлению многих, военачальники старой Альбии приняли видение Императора. Таким образом, Альбийские кланы стали одними из самых ревностных сторонников объединения. XIV-й Легион быстро развил тактику и методы ведения войны. Они сочетались со стоическим темпераментом и врожденными способностями. Действуя в роли тяжелой пехоты, Астартес XIV легиона были экспертами в выживании и выносливости и быстро завоевали репутацию среди других новообразованных легионов как неумолимые и дисциплинированные бойцы. В обороне они были упрямы и неутомимы, способны непоколебимо противостоять самому сильному огню и удерживать свои позиции несмотря не на что. В атаке они систематически уничтожали заданную цель, обрушиваясь на врага волной за волной истощая и уничтожая противника. Поскольку XIV-й легион сражался в последние дни объединения Земли и в первых битвах Великого Крестового Похода за пределами мира, они получили эпитет "Сумеречных рейдеров" от тех, с кем они сражались и принимали его за свой собственный. Это название было следствием использования ими древней Альбийской тактики проведения крупных наземных атак в ночное время, когда смена света сбивала с толку вражеский дозор, а сгущающаяся темнота отбрасывала тень на продвижение по открытой местности. Репутация XIV Легиона была такова, что враги, получившие уведомление о нападении Сумеречных налетчиков, часто колебались в своей решимости, их солдаты паниковали и покидали свои бастионы или бросали оружие и бежали с наступлением темноты, вместо того чтобы встретиться лицом к лицу с Астартес.

Некогда великие воины превратились в чудовищ после того как вышли из Варпа.

Как бы безжалостно они ни атаковали, Сумеречные налетчики были известны также как честные противники, которые будут придерживаться заключенной сделки о досрочной сдаче и чтить символы перемирия. Однако когда такие условия истекли и жребий был брошен на уничтожение, стало так же широко известно, что ничто не удержит руку Сумеречных налетчиков. Однако такие почетные условия распространялись только на человеческих врагов , достойных быть приведенными в лоно имперской покорности; дегенератам, мутантам и чужакам такой милости не оказывалось. Сумеречные налетчики продолжали следовать этому курсу в течение следующих восьми солнечных десятилетий, непоколебимо сражаясь во время Великого крестового похода. После налётчики приобрели примарха Мортариона и были переименованы в Гвардию Смерти. Во время последующего нападения на Терру Гвардия Смерти была частью сил вторжения Гора. Однако по пути весь флот Гвардии Смерти оказался в ловушке Варпа из-за действий первого Капитана Каласа Тифона. Именно во время кампании с Легионом Несущих Слово в начале Великого Крестового похода Тифон узнал о другом пути для Астартес, будущем, где его с трудом завоеванные, но скрытые психические способности станут источником величия, а не табу, которое будет скрыто от его глаз. Главный капеллан Несущих Слово Эреб, посвятил Тифона в тайны ложи семи колонн, одной из воинских лож, основанных на верованиях диких народов Дэвина, которые начали распространяться среди легионов космического десанта в последние дни Великого Крестового похода. Именно в это время Тифон мельком увидел, кем на самом деле могли бы стать космодесантники, если бы сбросили ярмо императорских амбиций. Возможно, откровение Тифона сыграло важную роль в падении Мортариона перед губительными силами; возможно, Мортарион сам пошел бы по темному пути. Так или иначе , встревоженный примарх Гвардии Смерти видел в Хорусе достойного хозяина, в то время как в Императоре он видел только эгоистичного и напыщенного самозванца, который украл с таким трудом завоеванное Мортарионом царство над Барбарусом за один солнечный день. Когда ересь, инициированная Хорусом медленно, но верно переросла в Галактическую гражданскую войну, Мортарион приказал своему флоту спешно направиться на Терру, намереваясь, чтобы Гвардия Смерти присоединилась к другим легионам предателей и уничтожила Лжеимператора. К этому моменту Калас Тифон служил только одному господину, и это был не его примарх. Тифон позаботился о том , чтобы все навигаторы флота были убиты, после они сочинили историю о том, что они были предателями, получавшими сообщения от Малкадора Сигиллита, но заверил Мортариона, что психические способности, которыми он обладал, помогут им в их путешествии по Эмпиреям варпа в достаточной безопасности. Хотя он ненавидел саму идею полагаться на колдовство, у Мортариона не было выбора. Флот Гвардии Смерти совершил переход в варп, и в этом процессе обрек себя на вечную войну в качестве марионеток Древнего Бога. Ведя Гвардию Смерти в варп, Тифон отдал их в лапы своего нового хозяина Нургла. Странные приливы и отливы эмпиреев печально известны своей непостоянностью, и во время их плавания весь флот Гвардии Смерти затих. По мере того, как их военные корабли оставались без цели и надежды, приторное влияние Нургла начало усиливаться.

Вышедшие из Варпа гвардейцы сильно преобразились под воздействием энергии Варпа.

Гвардия Смерти подверглась страшной инфекции чумы и гнили Нургла, так как сила Нургла сумела проникнуть в корабли XIV Легиона. Он загрязнял механизмы самих кораблей так же легко, как и трансчеловеческих воинов внутри. Вскоре жирные дьявольские мухи жужжали в сгущающихся миазмах внутри каждого военного корабля. Там, где они кусали отчаянных воинов, запертых внутри, плоть превращалась в гноящееся желе. Демонический яд их жал заставлял преображаться плоть и души некогда великих воителей. Животы раздувались, а глаза бегали, как треснувшие яйца; даже Силовая броня плавилась и принимала странные новые очертания. Здесь сверхчеловеческая стойкость Гвардии Смерти оказалась их врагом, потому что они не могли просто умереть. Вместо этого они медленно, тошнотворно превращались в чумных десантников, их души требовались Нурглу в обмен на постоянное освобождение от боли и страданий. Тифон, организовавший эту грандиозную операцию был вознагражден больше всех. Увеличившись в размерах, его кожа и доспехи стали единым целым. Из его тела вырывались огромные воронки ядовитых костей. В них вливались тысячи демонических мух Нургла, грызущих его изнутри, пока его гнилая оболочка не начала кишеть и вздыматься от извивающейся жизни. Тифон превратился в огромную полую колонию болезнетворных насекомых. Костяные воронки, выросшие из его спины, кашляли черным разложением, когда слуги Нургла изрыгали психическую энергию, пульсирующую в том, что осталось от его тела. Тиф, Повелитель Хаоса и хозяин улья-Разрушителя, родился самым благословенным и самым проклятым из всех его отвратительных сородичей. С той давно минувшей эпохи Тиф поразил империю человечества сотней тысяч болезней. Чума разрушителей, без сомнения, самая опасная из всех, хотя, к счастью, ее переносчик демонических насекомых означает, что она имеет ограниченное применение при заражении целых звездных систем. Для Мортариона и космодесантников Гвардии Смерти не было ничего страшнее, чем наблюдать, как чума лишает их легендарной стойкости. Они были испорчены внутри и отвратительны снаружи. Они становились все больнее с каждой солнечной минутой, их невероятная сверхчеловеческая стойкость была их злейшим врагом, поскольку их тела отказывались умирать, и они были измучены агонией своей жуткой трансформации. То, что они пережили, было невообразимо, и никто не страдал хуже Мортариона. Осознал ли он в те ужасные часы утрату того, за что он когда-то стоял, и проклятие, которое он навлек на себя и свой легион. Не в силах больше терпеть, Мортарион отдал свою душу и души всех своих сыновей Варпу в обмен на избавление от вечности, запертой в извилистых коридорах варп-пространства в постоянной, невыносимой боли. Ответило чье-то присутствие, как будто оно ждало этого все время. В глубинах варпа бог Нургл, Повелитель разложения и отец болезней, объявил Гвардию Смерти своей. То, что появилось из Варпа, когда флот Гвардии Смерти вырвался в реальное пространство, было мало похоже на то, что вошло. Сверкающих доспехов из слоновой кости и нефритовой геральдики некогда гордых имперских чемпионов больше не было, вместо них был болезненный покров зеленоватого оттенка. Раздутая и тучная фигура сменила гладкую гордую форму Астартес Гвардии Смерти, поскольку теперь каждый воин был покрыт оспинами, струпьями и гниющими язвами. Личинки корчились в незаживающих ранах, и воздух вокруг них был затянут тучами раздувшихся черных мух. От них исходил отвратительный запах разложения. Даже их оружие и боевые машины пострадали от губительных сил Варпа и теперь приводились в действие болезненной магией Бога чумы, светящейся искрящейся зеленой энергией Варпа и сочащейся гангренозным гноем. Гвардейцы смерти теперь были ходячими переносчиками чумы. Мортарион тоже изменился, став выше и худее, словно растянувшись на дыбе. В обмен на спасение от мук демонической чумы Нургл направил его на путь демонизации и превратил Мортариона в величайшего демонического слугу Нургла: принца разложения, воплощение смерти. В конце концов, Хорус потерпел поражение от Императора и был повержен во время осады Терры, но в отличие от других легионов, которые разбежались и бежали в Око Ужаса, Легион Мортариона начал организованно отступать. Мортарион повел свои войска в упорядоченном строю обратно в Око Ужаса. Мортарион объявил мир демонов, известный как Планета чумы, своим новым родным миром, и он оказался идеальной базой для проведения атак из глаза в физическую вселенную. Он сформировал его так хорошо, что Нургл вскоре провозгласил его величайшим из своих демонических принцев. Мортарион наконец-то получил то, что хотел, - свой собственный мир. Он правил ядовитым миром смерти, полным яда, ужаса и страданий. Но хорошо это или плохо, но повелитель смерти вернулся домой. Некоторые из сыновей Мортариона приняли свою новую форму, веря в свое превосходство, что они прошли сквозь игольное ушко и оказались единственными смертными, достойными покровительства Нургла. Другие ненавидели чуму, которая низвергла их, слабость, которую она подразумевала; для этих воинов ничего не будет достаточно, кроме как сеять разруху и болезни, пока вся галактика не опустится до их уровня. Другие все еще сходили с ума, приобретая черты буйного ликования или угрюмого энтропийного страдания. Как бы то ни было, Гвардия Смерти навеки стала слугой Нургла, телом и душой. В последующие тысячелетия войны их преданность своему прогорклому божеству только возрастала. В Оке ужаса чумная Планета Мортариона вскоре превратилась в метафизическую копию Барбаруса, за исключением того, что на этот раз он занял место своего приемного отца Некара в качестве главного тирана. Вскоре после этих событий Гвардия Смерти учинила так называемую Чумную войну.

Чумные войны[править]

Чумные войны были попыткой демонических и еретических Астартес бога Хаоса Нургла, включая примарха демонов Мортариона и его Гвардию Смерти Легион предателей, завоевать Царство Ультрамара и добавить его к растущему царству Бога чумы в реальном пространстве. Чумные войны начались в какой-то момент после рождения великого разлома и наступления "дней ослепления" и закончились примерно в 111. M42, после того, как примарх Робут Жиллиман успешно завершил свой крестовый поход в Индомит и привел имперские подкрепления для защиты Ультрамара. В имперских кругах ведутся споры о том, когда именно начались чумные войны и какие военные зоны они охватывают. Как и во всех великих трудах Нургла, этот разросшийся конфликт то усиливался, то ослабевал, переживая периоды гноящейся инкубации и временной ремиссии, прежде чем вновь вспыхнуть к жизни, подобно тому, как воины Империума человека верили, что победа наконец-то принадлежит им. Даже происхождение чумных войн обсуждается историками Ультрамара, причем самые ранние описания военных действий утверждали, что они имели место еще до того, как великий разлом расколол звезды. Как бы то ни было, известно, что чумные войны, как их понимает Империум, охватили не только Ультрамар, где силы Нургла снова и снова нападали на сыновей Жиллимана, но и звездные системы к галактическому северу от Звездного царства Ультрамаринов, ныне известного как "Звезды-Бич". Именно среди этих прежде процветавших миров возникли такие болезни как ползучая гнойничковая болезнь, Эйерот, чума, которая ходит, и сочащаяся оспа, вспыхнули в буйном изобилии после того, как открылся великий разлом. Имперские оборонительные рубежи волна за волной захлестывали демоны чумы и фанатичные сектанты Хаоса. Продажные демагоги изрыгали грязь и ложь, которые видели, как полки сил планетарной обороны повернулись против своих бывших товарищей, прежде чем присоединиться к чумной толпе. Повсюду чувствовался гудящий счет страданий. Горы трупов горели, пока имперские власти тщетно пытались остановить поток коррупции, захлестнувший их миры, пока, наконец, каждая планета в свою очередь не оказалась полностью во власти Нургла. Именно эти изъеденные оспой системы Мортарион, демонический примарх Гвардии Смерти, объявил своим плацдармом для вторжения в Ультрамар и возвращения в реальное пространство, и оттуда он начал свои первые скрытые вылазки, прежде чем началось его последнее наступление. Три отвратительных наконечника копий вонзились в Ультрамар, атакуя по сотне фронтов и принося с собой чуму. Защитники Ультрамара Астартес, так и смертные-сражались храбро, но быстро сдали позиции. Космодесантники ультрамарина Примариса из основания Ультимы прибыли вскоре после успешного завершения земного крестового похода воскресшего примарха Робаута Жиллимана из тронного мира на борту флота Мстителя, чтобы помочь своим перворожденным братьям, но даже эти трансчеловеческие подкрепления могли только замедлить продвижение атакующих. Примерно через сто стандартных лет после начала крестового похода Индомита имперские защитники по всему Ультрамару были истощены в десятках наземных кампаний, в то время как флот чумы систематически уничтожал флот обороны Ультрамара и звездные крепости королевства. Жиллиман вернулся из Индомитского крестового похода после более чем стандартной столетней кампании по стабилизации Империума, и его ловкие и оборонительные маневры выиграли время, чтобы начать то, что стало известно как контратака "копья Эспандора". Объединенные армии чумы в конечном счете были остановлены среди руин Иакса, прежде чем Мортарион сбежал со своими войсками обратно к звездам плети под прикрытием атаки вирусной бомбы, как из-за стойкой защиты своего брата, так и из-за того, что королевство Нургла в реальном пространстве подверглось нападению сил Кровавого Бога Кхорна. В краткой передышке от работы по защите царства [[[Император (Warhammer 40,000)|Императора]] после поражения Мортариона, Жиллиман приказал восстановить и обеззаразить Ультрамар, а также установить новые процедуры для создания новых Ультрамаринов. Это было незадолго до того, как новые имперские крестовые походы призвали лорда-командующего Империума покинуть Ультрамар и вернуться в темную галактику. Тогда Ультрамарины начали готовить свою месть слугам Темных Богов.

Боевая Доктрина[править]

Прежде чем они воссоединились со своим примархом, Сумеречные рейдеры очень точно соответствовали стандартной форме, вооружению и организационной структуре, разработанной для первых легионов Космического Десанта Имперским военным ведомством. На своем самом фундаментальном уровне Легион Сумеречных рейдеров был организован вокруг принципа оснащения своих отдельных космических десантников как можно лучше, чтобы они могли выстоять и победить любого встреченного врага и действовать в течение длительного периода времени без пополнения запасов или поддержки, если это необходимо. Эта доктрина была краеугольным камнем военного пути XIV Легиона и строилась на принципах независимости и надежности, с которыми Сумеречные налетчики всегда сражались. Сумеречные рейдеры отмечаются в имперских архивах этого периода как имеющие широкие возможности для развязывания различных видов войны, хотя и с некоторым уклоном в сторону тяжелых штурмовых соединений и сражений на истощение, о чем свидетельствует особое использование оружия ближнего радиуса в Легионе. Легион Сумеречных рейдеров полагался на свою пехоту, чтобы обеспечить свою стратегическую мощь, с основной частью тактической огневой поддержки, поступающей от тяжеловооруженных вспомогательных отрядов, а позже со значительным количеством Терминаторов и дредноутов, обеспечивающих подкрепление и штурмовой острие, где это было необходимо. Как только Мортарион стал магистром XIV Легиона, Гвардия Смерти резко изменилась, в том числе и в военном искусстве. Мортарион был в душе пехотинцем, и в своей Гвардии Смерти он видел шанс усовершенствовать принцип пешего воина-утилитариста, который мог идти куда угодно, сражаться на любой земле и уничтожать любого врага стойкостью, решимостью и неумолимой агрессией. В рамках этой доктрины формирования эскадрилий Гвардии Смерти в основном не были статичными, как в большинстве легионов Космического Десанта того времени, а формировались, реформировались и упорядочивались по мере необходимости и в соответствии с данной тактической ситуацией. С этой целью легионер Гвардии Смерти обучался быть одинаково искусным в любой пехотной роли, которую он мог быть призван выполнять на поле боя, а не сражаться все время в определенной специализированной роли. Таким образом, Астартес Гвардии Смерти будет действовать как тактический десантник в одном сражении, специалист по огневой поддержке тяжелого вооружения в другом и так далее, и только Технодесантники и другие узкоспециализированные профессии останутся полностью посвященными одной тактической роли. Гвардия Смерти была организована вокруг принципов, установленных Сумеречными рейдерами, и построена на тех способах, которыми они всегда сражались. Болтер, Мельта и огнемет стали Троицей оружия Гвардии Смерти, вокруг которого базировалось их боевое снаряжение, сводя потребности в снабжении к минимуму. Другие виды дальнобойного оружия применялись скупо только в зависимости от тактической обстановки или характера противника. Каждый Гвардеец смерти также носил клинок ближнего боя, который включал в себя широкие окопные кинжалы, боевые косы и тяжелую рубящую Кукру, родом из Барбаруса. Выкованное из плотной черной керамической стали, это жестокое и эффективное оружие вскоре стало отличительной чертой Астартес XIV Легиона. Эта опора на простые, но эффективные орудия войны была внешним проявлением кардинальной веры Легиона в то, что космодесантник сам является величайшим оружием в распоряжении Империума, неутомимым двигателем войны, перед которым любой враг в конечном счете погибнет. Гвардия Смерти продолжала полагаться на протяжении всего Великого Крестового похода почти исключительно на пехоту, чтобы обеспечить свою стратегическую мощь, причем основная тактическая огневая мощь исходила от тяжеловооруженных эскадрилий поддержки, а позже от значительного количества Терминаторов и дредноутов Легиона, которые обеспечивали подкрепление и огневую поддержку, где это было необходимо. Это сосредоточение на тяжелых пехотных соединениях было также одной из причин, по которой легион Гвардии Смерти приобрел особенно замечательные результаты в борьбе за очистку космического пространства от инопланетного вторжения и за их способность разрушать укрепления и цитадели изнутри. В то время как Гвардия Смерти использовала полевую броню, вспомогательные машины и транспортные средства (поскольку Мортарион не позволил бы своим силам быть обойденными, отрезанными или оставленными без присмотра из-за их отсутствия), им не было дано никакого первенства в тактической доктрине Легиона. Единственным исключением из этого правила были специальные осадные подразделения, такие как "Виндикатор", которые были выставлены Легионом в непропорционально большом количестве, наряду с эскадрильями сверхтяжелых танков "Феллблейд" и "Лэнд Рейдер Спартанс" в массовой войне. Оглядываясь назад, можно заметить , что на Истваане III было заметно, что пропорционально большое число экипажей боевых машин Легиона Гвардии Смерти все еще были земных кровей во времена ереси Гора, в то время как самые тяжелые ударные подразделения пехоты, особенно значительное ядро оснащенных броней Терминаторов, были родом с Барбаруса. В отличие от некоторых легионов Космического Десанта, чьи операции часто распределялись между отдельными командованиями, оперативными группами и кампаниями, разбросанными по галактике во время Великого Крестового похода, Гвардия Смерти привыкла сражаться как единая, объединенная сила. Таким образом, когда XIV Легион пришел в систему Истваана в начале ереси почти со всей своей силой, наиболее точные отчеты того времени утверждают, что Гвардия Смерти содержала приблизительно 95 000 космических десантников, 70 капитальных кораблей и, возможно, в три раза больше меньших эскортных и штурмовых кораблей. С окончанием ожесточенных боев на Истваане III, по оценкам, Легион Мортариона понёс потери более чем в 25 000 человек, считая как упрямых земных лоялистов, преданных своей смерти в пепельных руинах Истваана III, так и сыновей Мортариона, чьи жизни были потрачены, чтобы выкупить их гибель. Считается, что затяжные бои во время зверств Истваана III привели к тяжелым потерям в бронетанковых дивизиях Гвардии Смерти, многие из которых были среди предполагаемых лоялистов Легиона. Хотя считается, что многие транспортные средства были возвращены с планеты, очень мало времени было доступно, чтобы сделать их полностью боеспособными снова. Тем не менее, боевые действия, которые должны были произойти во время бойни на месте высадки, должны были хорошо подходить Легиону Гвардии Смерти, с его сильным акцентом и предпочтением на войне на истощение и тактике пехоты Ближнего порядка. Факты говорят о том, что большое ядро легионеров Гвардии Смерти развернулось на одном фланге линии крепости Ургалл, в сеть траншей, бункеров и туннелей скольжения быстро, но умело, подготовленных или дополненных Легионом. Это обеспечивало им обоим глубокую защиту от бомбардировок и скрывало их численность.

Организация[править]

Когда новообретенный примарх Мортарион получил командование XIV Легионом, он переделал его в единый инструмент своей воли. О Гвардии Смерти говорили, что из всех легионов космодесантников они представляли собой лишь одно целое с единой целью и одним телом. XIV-й легион был переформирован в семь "великих рот" значительно большего размера, чем предписывали стандартные организационные структуры Легиона Астартес времен Великого Крестового похода. Подчинение и порядок в рядах Гвардии Смерти были абсолютными, и непрерывная субординация текла, как кровь в жилах Легиона. Легионеры были продолжением воли сержанта, сержанты-капитана, а капитаны-командира, в то время как все вместе Астартес Гвардии Смерти были инструментами Мортариона, телом и душой. В то время как во многих легионах существовала традиция присвоения почетного звания "первого капитана" командиру элитной 1-й Великой роты, Гвардия Смерти также обладала двумя более привилегированными титулами, которые присваивались командирам 2-й и 7-й Великих рот соответственно. Таким образом, хотя они и не имели действительного старшинства друг над другом, капитан 2-й Большой роты мог носить звание "командира", если бы захотел, точно так же, как капитан 7-й Большой роты был известен как "боевой капитан". Все Астартес Гвардии Смерти подчинялись указу Мортариона без злобы или несогласия, и соперничество и внутренние распри были замечены аутсайдерами немногочисленными, особенно по сравнению с более заметными мятежными легионами, такими как Повелители Ночи или Космические Волки. Когда офицер погибал в бою, его преемник занимал его место быстро и решительно, не нуждаясь ни в приказах, ни в обсуждении, и таким образом командная цепочка Легиона была безупречной даже перед лицом самых тяжелых потерь, что способствовало репутации Гвардии Смерти как стойкого воина.

Набор и Подготовка[править]

Уровень истощения в Легионе Гвардии Смерти на действующей службе был пугающе высок, несмотря на их легендарную стойкость. Действительно, в течение многих лет Великого Крестового Похода только Пожиратели Миров и легионы Железных Воинов иногда отмечали, что они тратили больше жизней пропорционально своей силе в погоне за завоеванием Империума. Сам Барбарус за короткий промежуток земных лет стал не более чем фабрикой по производству новых рекрутов для Легиона Гвардии Смерти, а прием из других источников рекрутирования, к которым легион имел титул, сократился до горстки, если только давление боевых потерь не оказалось слишком велико. Сопротивление Мортариона использованию других кровей, кроме крови Барбаруса, пошатнулось только из-за необходимости поддерживать боеспособность своего легиона в соответствии с его собственными высокими стандартами. Однако вербовке исключительно с Барбаруса способствовала высокая пригодность дикого населения планеты для процесса обращения Астартес.

Галерея[править]