Данило Петрович-Негош

Материал из ВикиВоины
Перейти к: навигация, поиск

Вооружайтесь, братья мои черногорцы. Не щадя своей жизни и имущества, я готов откликнуться на зов русского царя и пойти с вами в бой за освобождение от турецкого ига, надеясь на Бога, как на своего помощника и путеводителя.

Данило Петрович-Негош — митрополит и правитель Черногории в 1700 - 1735 гг. Основатель династии Петровичей-Негошей, которая правила Черногорией вплоть до 1916 г. В качестве основного внешнеполитического союзника рассматривал российского императора Пётра I.

Биография[править]

Дата рождения Данилы Петровича остается спорной — на его могиле в качестве даты рождения указан 1677 г., однако ряд источников указывает 1670 г. как год его рождения. Мирское имя Данила — Никола (Ника), он был рождён в семье воеводы Степана (Шчепаца) Петровича и его иногда называли по отчеству, Шчепчевич. Имена Петар (Пётр) и Шчепац в их семье чередовались и поэтому род Негошей также называли родом Петровичей-Негошей. Дедом Негоша был Радул I, основатель династии Негошей. В 1697 г. после смерти владыки Саватия Калуджеровича митрополитом выбрали молодого монаха Данила Негоша. Он стал первым правителем в роду Петровичей-Негошей, а митрополичий и впоследствии княжеский титул переходил по наследству. В 1700 г. Данило Негош получил высший духовный сан в венгерском городе Сечуе из рук черногорского патриарха Арсения III Чарноевича, став полноправным владыкой Черногории.

Одна из главных заслуг Данилы в качестве лидера Черногории — это борьба с т. н. потурченцами (черногорцами, принявшими ислам, которые предали своих православных братьев). Началось все с того, что в черногорском селе, расположенном на берегу реки Зета на турецкой территории, была сооружена православная церковь, которую должен был освятить Цетинский владыка Данило. Как только он туда приехал, его захватили турки, заковали в кандалы и долго пытали, собираясь посадить на кол. Черногорцам удалось его выкупить и он вернулся в Цетине. На скупщине черногорских старейшин владыка заявил, что отказывается оставаться их владыкой, если они не начнут более решительно бороться против потурченцев, где бы они ни были. Владыка заявил, что черногорцы обязаны освободить Черногорию от турецкого духа.

В ночь накануне Рождества 1709 г. на черногорской земле началась жестокая борьба против потурченцев. Несмотря на напряженную и весьма тяжелую обстановку, черногорцы были решительны в своей борьбе против турецкого ига. Скоро в этой борьбе к ним присоединилась православная Россия. В этот период Россия потребовала от других европейских государств позволить всем христианам свободно исповедовать свою веру. Несмотря на то что в 1700 г. был заключен пакт о ненападении, весной 1711 г. Турция объявила войну России. В начале борьбы против турок, рассчитывая на балканские христианские народы, Пётр I отправил грамоту черногорскому владыке с герцеговинским полковником Михаилом Милорадовичем и капитаном Иваном Лукачевичем, уроженцем города Подгорица (современная столица Черногории). В своей грамоте Петр Первый призывал черногорский народ на борьбу против зла:

Все хорошие, честные, свободолюбивые и мужественные люди должны презреть страх и тягости и вступить в борьбу, защищая церковь и не щадя своих сил.

Пётр I звал черногорцев на восстание против турок, обещая им в качестве награды освобождение православных земель от мусульманского ига и возведение креста на православных храмах. Черногорский владыка с воодушевлением принял грамоту русского царя и созвал скупщину старейшин всех родов, на которой попросил посланников русского царя передать царю, что черногорский народ благодарит своих православных братьев за проявленную заботу и возможность установить отношения с великой необъятной славянской страной, находящейся "где-то далеко на Востоке".

Владыка черногорский говорил о том, что черногорцы живут в горах, далеко от других и, что они не могут поверить в то, что великий христианский царь знает о существовании одного маленького народа, живущего среди змей и скорпионов:

Благодарим Бога за пришествие царских вестников, привезших его грамоту. В качестве своих вестников русский царь выбрал не чужеземцев, а именно наших братьев, поведавших нам о Петре Первом, как об императоре самого могучего и большого царства на земле. Черногорцы и русские принадлежат к одному племени и исповедуют одну веру, и мы надеемся на то, что станем и соседями. Вооружайтесь, братья мои черногорцы. Не щадя своей жизни и имущества, я готов откликнуться на зов русского царя и пойти с вами в бой за освобождение от турецкого ига, надеясь на Бога, как на своего помощника и путеводителя.

Народ с воодушевлением принял слова и пожелания русского царя и твердо решил присоединиться к русскому народу в борьбе против турецкого ига. Владыка и полковник Милорадович занялись перепиской царской грамоты, а затем, сопроводив ее своим письмом, направляли в соседние христианские земли, приглашая соседей вступить вместе с Черногорией и Россией в борьбу против турок.

Летом 1711 г. черногорцы начали готовиться к войне. Черногорское ополчение в июле 1711 г. перешло границу и напало на турецкие крепости Грахово, Никшич, Спуж и Гацко. Несмотря на то что успеха эти нападения не имели (штурмовать укрепления черногорцы умели гораздо хуже, чем защищать горные перевалы), присутствие в войске Милорадовича и еще нескольких людей в российских мундирах вызвало в Оттоманской Порте панические слухи о высадке в Черногории "московитов". Против черногорцев была брошена 20-тысячная армия боснийского визиря Ахмет-паши Шапшатлии. До конца 1711 г. черногорцы провели несколько успешных наступлений на турецкие войска. Турки были вынуждены вернуться в пограничные города (Спуж, Подгорица, Жабляк). Эти города не удалось освободить, потому что черногорское население в них было плохо вооружено. Черногорцы начали борьбу с большим воодушевлением, которое день ото дня росло, благодаря царским грамотам, в которых говорилось о скорой победе и освобождении от турецкого ига с помощью могучей России. Эти грамоты постоянно переписывались и передавались из рук в руки. Владыка и русские посланники делали все, что было в их силах, чтобы подбодрить воинов и оказать им поддержку в их борьбе и таким способом препятствовать вторжению турецких войск на русскую землю.

Danilo Ščepćević, The Mountain Wreath.jpg

В середине 1711 г. вооруженные до зубов турецкие войска во главе с визирем Мехметом Баталджией напали на Россию. Так как турецкие войска были лучше вооружены и подготовлены к войне, русский царь Петр Великий вынужден был заключить мир с турками. Мир был заключен на очень тяжелых для России условиях. Петр Первый сообщил черногорскому владыке о заключенном в июле 1711 г. мире с турками и посоветовал ему уйти в горы и оттуда защищаться от турок, обещав ему при этом всю свою помощь. Весной 1712 г. российская военная миссия была вынуждена отбыть из Черногории, оставляя эту маленькую страну один на один с огромной враждебной империей. В июле 1712 г. армия Ахмет-паши вторглась в Черногорию, имея строгий приказ султана: привести черногорцев к повиновению и захватить живым виновника восстания владыку Данилу I. Воинственный митрополит встретил захватчиков у местечка Царев Лаз во главе восьмитысячного ополчения черногорцев — самых крупных сил, встававших под красные знамена с двуглавым орлом со времен Ивана Црноевича. Впрочем, достигнуть такой численности удалось благодаря тому, что за многими бойцами шли их подростки-сыновья или жены, в бою перезаряжавшие им ружья, а если надо, и сами бросавшиеся в битву. Жестокое сражение, многократно воспетое впоследствии в черногорских народных преданиях, закончилось крупным успехом защитников Черной Горы и отступлением турецких войск. В черногорских легендах говорится о почти поголовном истреблении врага и захвате 86 турецких знамен, но на самом деле результаты были куда более скромными: армия Ахмет-паши сохранила боеспособность. Черногорцев у Царева Лаза полегло около трехсот, но самым печальным обстоятельством оказалось то, что сам Данило I Петрович-Негош получил тяжелое ранение в грудь и временно упустил контроль над своим войском. Сочтя дело сделанным, многие племенные ополчения разошлись по домам. В то же время Ахмет-паша быстро привел в порядок свои растрепанные войска. В августе того же года он внезапным ударом вклинился в самое сердце Черногории и взял Цетинье. Растерявшиеся вожди многих племен и родовых кланов изъявили ему покорность и выплатили дань, а владыка Данило I с отрядом из 500 верных юнаков (молодых парней) был принужден искать убежища на венецианской территории в приморье.

В 1714 г. через Котор и Вену Владыка Данило приехал в Россию. Пётр I выразил свое сожаление в связи с несчастьем, постигшем Черногорию. Однако в тот момент он был не в состоянии оказать Черногории большую помощь, так как Россия вела войну против шведов. В июле 1715 г. русский царь с владыкой послал грамоту черногорцам, в которой писал о заслугах черногорского народа в общей борьбе против турок и обещал ему оказать щедрую помощь, как только закончится война со шведами. В подтверждение этих своих слов русский царь послал в Черногорию 2700 дукатов и 13 400 руб. на восстановление православных храмов (церквей и монастырей) и как помощь пострадавшим в войне. Кроме того, русский царь распорядился раз в три года выделять 5000 руб. цетинскому монастырю. В заключение русский царь советовал черногорцам заключить мир с турками, пока Россия не вступит снова в войну, в которой два православных народа воевали бы вместе. За это он обещал черногорцам награду и царскую милость.

Владыка Данило был первым черногорским владыкой, посетившим Россию. Он установил прямую связь с Россией, он завязал дружбу между этими двумя народами, он первым обратился к ней за помощью в борьбе против вечного врага. Его посещение России сыграло историческую роль в развитии русско-черногорских отношений, которые нашли свое продолжение в будущем.

Умер Данило Петрович 4 января 1735 г. в монастыре Подмаине, Венецианская республика. Титул владыки унаследовали его братья, которые продолжили курс на сближение с Россией и борьбу против Османской империи.

Источники[править]

См. также[править]