Действия

Нестор Махно

Материал из ВикиВоины

Нестор Махно — украинский революционер, анархист, главнокомандующий Революционной повстанческой армии Украины.

Биография[править]

Родился в семье крестьян из Гуляйполя. Отец — Иван Родионович Махно (Михненко) (1846—1889) и мать Евдокия Матвеевна Махно (в девичестве Передери́й) были сельскими обывателями (государственными крестьянами). Предки — закрепощённые запорожские казаки. У Нестора было четыре старших брата (Поликарп, Савелий, Емельян, Григорий) и сестра Елена. Емельян погиб в 1918 году, Поликарпа впоследствии убили гайдамаки гетмана Скоропадского, Савелия — белые, Григория — красные. Нестор рос без отца. Окончил Гуляйпольское двухклассное начальное училище. С малых лет Нестор работал на сезонных сельскохозяйственных работах у помещиков и зажиточных крестьян. С 1903 года работал подсобным рабочим в малярной мастерской, в купеческой лавке, на чугунолитейном заводе М. Кернера в Гуляйполе. Злоупотреблял алкоголем. Был украинцем и говорил на «суржике», но к любой национальной идее относился с полным безразличием. С конца августа 1906 года Нестор был членом «Крестьянской группы анархо-коммунистов» (другое название — «Союз вольных хлеборобов»), действовавшей в Гуляйполе. С 14 октября 1906 года в составе группы участвовал в террористических актах и «экспроприациях» богачей. Впервые арестован в конце 1906 года за незаконное хранение оружия (вскоре освобождён), затем — 5 октября 1907 года по обвинению в покушении на жизнь гуляйпольских стражников Захарова и Быкова (содержался в Александровской уездной тюрьме). 26 августа 1908 года арестован за убийство чиновника военной управы. Сессией Одесского военного окружного суда от 22 марта 1910 года приговорён к смертной казни через повешение, которая была заменена бессрочной каторгой. В 1911 году был переведён в каторжное отделение Бутырской тюрьмы в Москве. В камере Махно познакомился с известным анархистским активистом Петром Аршиновым. Аршинов занялся идеологической подготовкой и образованием Махно. Малограмотный крестьянин не только досконально изучил труды известных революционеров и политиков, но и занялся математикой, словесностью, историей, французским языком. Будучи активным участником тюремных протестов, шесть раз попадал в карцер, заболел туберкулёзом лёгких. После Февральской революции 1917 года Махно, как и множество других политзаключённых, был досрочно выпущен из тюрьмы и через три недели вернулся в Гуляйполе. Там он сразу же принял активное участие в общественной жизни — был избран товарищем (заместителем) председателя волостного земства, 29 марта возглавил руководящий комитет Гуляйпольского крестьянского союза анархического толка, а после его реорганизации в Совет крестьянских и солдатских депутатов Нестор Махно был избран председателем Совета и одновременно вошёл в состав Гуляйпольского комитета общественного спасения. В тот же период Махно возглавил и местную анархистскую группу. При анархистской группе были сформированы отряды экспроприаторов, совершившие несколько вооружённых налётов. Махно выступал за немедленные радикальные революционные преобразования, не дожидаясь созыва Учредительного собрания. 1 мая 1917 года подписал депешу в Петроград с требованием изгнать из Временного правительства десять «министров-капиталистов». В июне по инициативе Махно на предприятиях Гуляйполя был установлен рабочий контроль. В июле при поддержке сторонников Махно разогнал прежний состав земства, провёл новые выборы, стал председателем земства и одновременно объявил себя комиссаром Гуляйпольского района. В августе 1917 года, в ходе борьбы с корниловщиной, Махно создал в Гуляйполе Комитет спасения революции, сформировав из членов анархистской организации боевую дружину «Чёрная гвардия». Авторитет анархистов и лично Махно укрепила проведённая им в сентябре 1917 года конфискация помещичьих земель[12]. Махно предложил «немедленно отобрать церковную и помещичью землю и организовать по усадьбам свободную сельскохозяйственную коммуну, по возможности с участием в этих коммунах самих помещиков и кулаков». 25 сентября Махно подписал декрет уездного Совета о национализации земли и разделил её между крестьянами. В начале декабря 1917 года в Екатеринославе Махно принял участие в работе губернского съезда Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов в качестве делегата от Гуляйпольского Совета. Он поддержал требование большинства делегатов о созыве Всеукраинского съезда Советов. Махно был избран в состав судебной комиссии Александровского ревкома для рассмотрения дел лиц, арестованных Советской властью. Вскоре после арестов меньшевиков и эсеров стал выражать недовольство действиями судебной комиссии, предложил взорвать городскую тюрьму и освободить арестованных. Отрицательно отнёсся к выборам в Учредительное собрание, назвав складывавшуюся ситуацию «карточной игрой». Не получив поддержки в ревкоме, вышел из его состава. После захвата Екатеринослава войсками Центральной рады в декабре 1917 года стал инициатором проведения экстренного съезда Советов Гуляйпольского района, вынесшего резолюцию с требованием «смерти Центральной раде». 4 января 1918 года Махно отказался от поста председателя Совета, принял решение занять активную позицию в борьбе с противниками революции. Вскоре он возглавил Гуляйпольский ревком, в который вошли представители анархистов, левых эсеров и украинских социалистов-революционеров. 27 января (9 февраля) 1918 года в Брест-Литовске германская и австро-венгерская делегации подписали сепаратный мирный договор с делегацией Украинской Центральной рады. 31 января (13 февраля) в Бресте делегация УНР обратилась к Германии и Австро-Венгрии с просьбой о помощи против советских войск. Вступившие 18 февраля на территорию Украины немецкие войска (австро-венгерская армия начала наступление неделей позже) постепенно продвигались в восточном и южном направлениях, не встречая значительного сопротивления со стороны фронтовых частей бывшей российской армии или советских войск. Территория Екатеринославской губернии была передана под управление австро-венгерской оккупационной администрации. С приближением оккупационных войск к Гуляйпольскому району в середине апреля слабость анархистских партизанских отрядов стала очевидной. Отряд Чёрной гвардии Махно, неспособный оказывать серьёзное сопротивление регулярным частям, отступил, как и другие отряды украинских анархистов, на российскую территорию, к Таганрогу, где отряд Махно и прекратил своё существование. Решив ознакомиться с деятельностью российских анархистов, Махно посетил Ростов-на-Дону, Саратов, Тамбов и Москву. В Москве встретился с местными лидерами анархистов П. А. Аршиновым, А. А. Боровым, И. С. Гроссманом, П. А. Кропоткиным, Л. Чёрным (Турчаниновым), а также руководителями советского правительства В. И. Лениным, Я. М. Свердловым, Л. Д. Троцким, Г. Е. Зиновьевым. Яков Свердлов организовал его встречу с Владимиром Лениным, чтобы обсудить «место и роль анархистов в революции». По словам самого Махно, называвшего себя «анархистом-коммунистом бакунинско-кропоткинского толка», он хотел узнать намерения большевистской власти из первоисточников. Через несколько дней после встречи с Лениным Махно обратился к своим гуляйпольским единомышленникам с письмом. В июне Махно участвовал в работе Московской конференции анархистов, выработавшей тактику борьбы против власти гетмана Скоропадского и австро-германских войск на Украине. Осознав, что в Советской России анархисты не имеют возможности существенно повлиять на ход революционных событий, Махно решил вернуться на Украину, где такая возможность существовала. К этому времени на территории Украины уже действовали десятки разрозненных крестьянских отрядов. Советская Россия, связанная условиями Брестского договора, помогала повстанческому движению оружием, продовольствием, деньгами. По согласованию с Всеукраинским бюро по руководству повстанческим движением и выполняя решение Таганрогской конференции анархистов, 29 июня Махно при содействии российских большевиков покинул Москву для организации вооружённой борьбы против немецко-австрийских и гетманских войск на Украине. 21 июля с паспортом на имя И. Я. Шепеля Махно прибыл в Харьков, а позднее со своей группой присоединился к уже существовавшему в районе Гуляйполя партизанскому отряду. После первой же успешной боевой операции против немецких карателей Махно был избран командиром отряда. Для приобретения оружия Махно провёл ряд экспроприаций в банках Екатеринославской губернии, а в дальнейшем добывали оружие, лошадей и пр., нападая на помещичьи усадьбы и отряды оккупационных войск. Отвага, опыт, организаторский талант и убеждённость в правоте своего дела сделали Махно настоящим вожаком повстанческого движения, привлекали к нему новых бойцов. До осени махновцы действовали в основном в пределах Александровского уезда, нападая на австрийские отряды и «варту» гетмана Скоропадского. В сентябре — октябре 1918 года под командованием батьки Махно объединились несколько партизанских отрядов, которые возглавляли гуляйпольские анархисты Виктор Белаш, В. Кириленко, Федосий Щусь и другие. К этому времени Махно фактически возглавил повстанческое движение не только в Гуляйпольском районе, но и во всей Екатеринославской губернии. Крестьяне Екатеринославщины и Северной Таврии оказывали повстанцам всяческое содействие, кормили, поставляли оружие, лошадей для кавалерии, занимались разведкой и целыми деревнями вливались в махновские отряды. К ноябрю отряды Махно насчитывали до 6 тысяч человек. Росту популярности Махно способствовали акты экспроприации и раздача населению отобранного у «буржуев» имущества и продуктов. Ноябрьская революция 1918 года в Германии привела к её поражению в Первой мировой войне. К этому времени войска гетмана Скоропадского были деморализованы и не желали сражаться, а командование оккупационных войск стремилось как можно быстрее вывести свои части с Украины. Советская Россия объявила Брест-Литовский договор аннулированным. В середине ноября украинские буржуазно-националистические партии образовали своё собственное правительство — Директорию, начавшую вооружённую борьбу за власть на Украине. 28 ноября группой членов Центрального исполнительного комитета Советов Украины было провозглашено Временное рабоче-крестьянское правительство Украины, которое заявило о восстановлении советской власти на Украине. В создавшейся ситуации «украинского двоевластия» Махно пытался сохранить независимость. На предложение Директории о совместных действиях петлюровцев и партизанских отрядов против Красной Армии Махно ответил: «Петлюровщина — авантюра, отвлекающая внимание масс от революции». 27 ноября Махно занял Гуляйполе, объявил его на осадном положении, сформировал и возглавил «Гуляйпольский революционный штаб». По отношению к Советской власти Махно занял в эти дни выжидательную позицию. Однако после того, как Директория и петлюровские части активизировали боевые действия, угрожая Махно, начали разгонять революционные рабочие отряды, ликвидировать созданные Советы и расправляться с большевиками и сочувствующими, Махно принял предложение Екатеринославского комитета КП(б)У о совместных вооружённых действиях против петлюровцев. 26 декабря вооружённые отряды Екатеринославского губкома партии большевиков и губревкома совместно с отрядами Махно выбили петлюровцев из Екатеринослава. В результате этой операции семитысячный петлюровский гарнизон был разгромлен. На отряды Махно была возложена задача по обороне Екатеринославского укреплённого района и восстановлению нормальной жизни в городе. Махно был включён в состав военного революционного комитета и назначен командиром Советской революционной рабоче-крестьянской армии Екатеринославского района. Махно было предписано укреплять фронт, но он в первую очередь заботился о том, чтобы обеспечить свою армию оружием и боеприпасами. Воспользовавшись беспечностью повстанческого командования, петлюровцы через два-три дня перешли крупными силами в контрнаступление и выбили махновцев из города. Батька, фактически сдав Екатеринослав без боя, вернулся в свою «столицу» Гуляйполе. Тем временем петлюровцы жестоко расправились с участниками Екатеринославского восстания. Повстанцы также понесли немалые потери. От армии Махно в походе участвовали кавалерийский отряд в 100 сабель и 400 пехотинцев. В Гуляйполе вернулось всего около двухсот человек. В январе—феврале 1919 года в районе Гуляйполя Махно вёл бои против вооружённых формирований немцев-колонистов, возникших в 1918 году при содействии австро-германских оккупантов; препятствовал мероприятиям по проведению большевиками продразверстки; призывал крестьян явочным порядком претворить в жизнь идею «уравнительного землепользования на основе собственного труда».

Союз с Красными[править]

В обстановке угрозы наступления войск генерала А. И. Деникина на Донбасс, успешного наступления Красной Армии (Украинский фронт) на Украине и начала создания регулярных частей вооружённых сил Украинской ССР, в середине февраля 1919 года махновцы заключили военное соглашение с командованием Красной Армии, согласно которому их повстанческая армия численностью до 50 тысяч человек, сохраняя внутреннюю автономию, с 21 февраля 1919 года вошла в состав 1-й Заднепровской украинской советской дивизии Украинского фронта, составив её 3-ю Заднепровскую бригаду. Бригада под командованием комбрига Махно Н. И. находилась в оперативном подчинении командования Южного фронта и сражалась против деникинских войск на правом фланге фронта на линии Мариуполь — Волноваха. 10 апреля 1919 года на 3-м районном съезде Советов Гуляйпольского района избран почётным председателем; в своей речи заявил, что Советская власть изменила «октябрьским принципам», а Коммунистическая партия узаконила власть и «оградила себя чрезвычайками». Вместе с Щусем, Коганом и Мавродой Махно подписал резолюцию съезда, в которой выражалось неодобрение решений 3-го Всеукраинского съезда Советов (6 — 10 марта 1919 года, Харьков) о национализации земли, протест против ЧК и политики большевиков, требование удаления всех назначенных большевиками лиц с военных и гражданских постов. Позже, при встрече с Антоновым-Овсеенко, отказался от своей подписи. Махновцы требовали «социализации» земли, фабрик и заводов; изменения продовольственной политики; свободы слова, печати и собраний всем «левым партиям и группам»; неприкосновенности личности; отказа от диктатуры РКП(б); свободы выборов в Советы трудящихся крестьян и рабочих. 15 апреля было завершено формирование 2-й Украинской советской армии из частей Группы войск харьковского направления. Управление 1-й Заднепровской Украинской советской дивизии, 2-я отдельная бригада, 3-я Заднепровская бригада, Крымская бригада сводились в 2 штатные дивизии: 3-ю Украинскую советскую дивизию (бывшие Управление и 1-я Заднепровская бригада 1-й Заднепровской Украинской советской дивизии и другие части) и 7-ю Украинскую советскую дивизию (бывшая 3-я Заднепровская бригада 1-й Заднепровской Украинской советской дивизии и другие части). С 15 апреля 1919 года на Южном фронте Махно командовал повстанческой бригадой, входившей в состав 3-й Украинской советской армии. После начала мятежа Григорьева 7 мая 1919 года, Махно занял выжидательную позицию, затем решил остаться на стороне украинского советского правительства Раковского. В мае 1919 года на собрании командиров повстанческих отрядов в Мариуполе Махно поддержал инициативу создания отдельной повстанческой армии. В мае 1919 года бригада Махно, не получая от командования Красной Армии боеприпасов и снаряжения, в боях с частями Кавказской дивизии (под командованием генерала А. Г. Шкуро) понесла тяжёлые потери. Белые прорвали фронт, заняли Донбасс. 6 июня приказом председателя РВС Льва Троцкого Махно был объявлен вне закона «за развал фронта и неподчинение командованию». 8 июня командиром бригады на место Махно был назначен Круссер А. С. (Погиб в ночь на 10 июня у станции Пологи Таврической губернии, где его бронепоезд попал под пулемётный огонь). 9 июня Махно принял решение о разрыве соглашения с Советским правительством и направил телеграмму Ленину, а также Каменеву, Зиновьеву, Троцкому, Ворошилову, Раковскому, в которой сообщил о своей преданности революционному делу и объяснил принятие решения о разрыве с Красной Армией постоянными нападками на него со стороны «представителей центральной власти» и «прессы коммунистов-большевиков». Одновременно в телеграмме Махно просил освободить его от командования дивизией (в июне был издан приказ о переформировании повстанческой бригады махновцев в штатную стрелковую дивизию) «ввиду создавшегося невыносимо-нелепого положения». После разрыва с большевиками Махно с остатками своего отряда отступил в Херсонскую губернию и совместно с Григорьевым продолжил вооружённое сопротивление войскам Деникина, одновременно принимая мелкие отряды повстанцев и крупные части, и соединения красноармейцев-окруженцев, формируя боеспособные части и соединения 40-тысячной повстанческой армии. В середине июля 1919 года Махно возглавил Реввоенсовет объединённой Революционно-повстанческой армии Украины (РПАУ), а после убийства Григорьева, не желавшего вести активные боевые действия против войск Деникина, стал её главнокомандующим.

Крестьянская республика[править]

1 сентября 1919 года Махно провозгласил создание «Революционной повстанческой армии Украины». 15 сентября 1919 года махновцы в очередной раз заняли Екатеринослав. 20 октября 1919 года на заседании Реввоенсовета армии и съезде крестьянских, рабочих и повстанцев в Александровске Махно выдвинул программу действий, сводящуюся к созданию самостоятельной крестьянской республики в тылу деникинских войск (с центром в Екатеринославе). Программа Махно предусматривала отмену диктатуры пролетариата и руководящей роли коммунистической партии и развитие самоуправления на основе беспартийных «вольных Советов», организацию «третьей социальной революции» для свержения большевиков и установления народной власти, ликвидацию эксплуатации крестьянства, защиту деревни от голода и политики военного коммунизма, передачи земли в свободное пользование крестьянских масс (при этом, вопреки стереотипу, махновцы, как и вообще крестьяне России и Украины выступали против любой собственности на землю, считали, что земля должна быть у того, кто её обрабатывает и периодически перераспределяется «по едокам»). Таким образом, осенью 1919 года в условиях краха и отступления белых в большой излучине Днепра зародилась некая автономная анархическая квази-республика Махно. Наступающих красных повстанцы встречали дружелюбно и часто переходили на их сторону (что естественно с учётом того, что среди махновцев было много бывших красноармейцев, присоединившихся к «батьке» во время летнего отступления РККА). Однако после конфликта с расстрелом махновцами командира-коммуниста Полонского в декабре 1919 года отношения обострились. 9 января 1920 года Всеукраинский ревком объявил «Махно и его группу» вне закона как «дезертиров и предателей». В условиях развала РПАУ и эпидемии тифа он отдал приказ о временном роспуске армии. Весной 1920 года она была восстановлена и возобновила рейды по южной Украине. Желая привлечь крестьян на свою сторону, правительство генерала Врангеля летом 1920 года предложило Махно союз против большевиков, обещая в случае победы провести широкую земельную реформу. Однако Махно от предложения отказался. Посланник Врангеля был публично казнён в Гуляйполе.

Эмиграция[править]

28 августа отряд из 78 человек под руководством Махно совместно с его женой, а также Черной Хмарой, Яковом Домашенко, Василием Харламовым перешёл границу в районе Ямполя. Был ранен 12 пулями, контужен, у него была перебита нога. Румыны немедленно интернировали махновцев. Долгое время им пришлось жить в очень плохих условиях, в тифозных вшивых бараках, без лекарств и перевязок, питаясь кукурузной похлёбкой. Через две недели после их прибытия нарком иностранных дел РСФСР Георгий Чичерин потребовал выдачи Махно. Но румыны несколько месяцев отвечали отказом. В апреле 1922 года Махно вместе с женой и ещё 17 товарищами бежал в Польшу не без помощи местных властей, отнюдь не заинтересованных ни в потакании большевикам, ни в конфликте с ними. 11 апреля беглецы оказались в Польше, также в лагере для интернированных лиц. По утверждению Моше Гончарока, Махно приехал в Европу без гроша в кармане, в одной гимнастёрке. Деньги на еду он иногда получал от американских анархистов. В польской политике 1920-х годов Махно представлял интерес для многих. Первыми пришли петлюровцы с предложением об организации общего фронта эмигрантов против коммунистов. Махно даже не пожелал с ними разговаривать. Вслед за украинскими националистами пришли и польские коммунисты. Махно отклонил и их планы. 25 сентября 1923 года Махно был арестован вместе с женой Галиной Кузьменко и соратниками И. Хмарой и Я. Домашенко и помещён в варшавскую тюрьму Мокотув. 27 ноября 1923 года они предстали перед судом по обвинению в подготовке восстания в Восточной Галиции для присоединения её к Советской Украине. Суд оправдал Махно и его товарищей, Махно был отправлен на поселение в город Торунь. В декабре 1923 года Махно сделал публичное заявление о борьбе против большевиков и Советской власти, вызвавшее отрицательную реакцию польского правительства. 14 апреля 1924 года после попытки самоубийства был переведён под надзор полиции в город Данциг. В том же году с помощью российских анархистов-эмигрантов добился разрешения на выезд в Германию. По утверждению М. Гончарока, в Данциге Махно захватывают чекисты из разведуправления польской секции Коминтерна — Еланский и Ян Сосновский и везут в Берлин, в советское посольство. Махно выбросился из автомобиля и сдался немецкой полиции. Денег не было, и после голодной зимы его вывозят в Париж. Это произошло в апреле 1925 года. Махно подрабатывал столяром, плотником, даже занимался плетением домашних тапочек, проживая на квартире художника и анархиста Ивана Лебедева. Помощь ему оказывали местные организации анархистов. Жил до 1934 года в пригороде Парижа — Венсенне. В последние годы жизни Махно активно участвовал в жизни европейских анархических объединений, публиковал отдельные очерки в анархическом журнале «Дело труда» (Париж), готовил мемуары, вёл упорную борьбу против клеветы в сторону махновщины и самой его личности. В то время звучали обвинения Махно и его армии в еврейских погромах во время боевых действий. В результате бурных разбирательств, с привлечением независимых свидетелей и объективных фактов, Махно и его соратники были полностью оправданы в этом вопросе (никаких еврейских погромов на махновской Украине не было). Также были опровергнуты домыслы, основанные на рассказах одного из белых офицеров, по поводу его многожёнств, а также разгулов и резни, якобы устраиваемых махновцами повсеместно во время гражданской войны. Его жизнь за границей не была бессмысленной, как у многих эмигрантов. Испанцы звали его возглавить их революцию. Разбитый чахоткой и мучимый старыми ранами, Махно помогал чем мог, давал советы восставшим пролетариям Кастилии. Здоровье Махно было сильно подорвано множеством ранений, в том числе тяжёлых, полученных в боях, и лично участвовать в боевых действиях он уже не мог.

Смерть[править]

6 июля (по другим сведениям, 25 июля) 1934 года Нестор Махно в возрасте 45 лет умер в парижской больнице от костного туберкулёза. 28 июля его тело было кремировано, а урна с прахом замурована в стене колумбария кладбища Пер-Лашез, в ячейке под номером 6685. Существует мнение, что прах Махно лежит в ячейке с номером 6686, но это неверно, так как нумерация ячеек идёт сверху вниз.

Галерея[править]

Источники[править]