Югославская королевская армия

Материал из ВикиВоины
Перейти к: навигация, поиск

Югославская королевская армия — вооружённые силы Королевства Югославии.

История[править]

Югославская королевская армия была образована в 1918 году, как Армия Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев.

Ориентируясь на французскую военную школу, в межвоенный период военное командование Королевства Сербов, Хорватов и Словенцев (сокращенно — Королевство СХС; с 1929 г. — Королевство Югославия) приняло для обозначения бронетанковой техники аналог французского термина "char de combat" — "боевая машина" (bornа kolа). Отлично осознавая перспективность этого рода оружия, югославский генералитет с 1919 г. вел весьма интенсивные переговоры с французской стороной о поставках танков и обучении личного состава. В результате уже в 1920 г. первая группа югославских военнослужащих прошла подготовку в составе 303-й танковой роты 17-й французской колониальной дивизии, дислоцированной в оккупированном Антантой Стамбуле, и вплоть до 1930 г. на учебу во Францию неоднократно направлялись группы офицеров и унтер-офицеров.

25 марта 1941 югославский премьер-министр Цветкович подписал венский протокол о присоединении его страны к Тройственному пакту. В столице начались массовые митинги и демонстрации протеста против присоединения Югославии к пакту под лозунгами: "Лучше война, чем пакт! Лучше гроб, чем рабство!". С раннего утра 26 марта на улицах Белграда, Любляны, Крагуеваца, Чачака, Лесковаца проходили многотысячные митинги протеста против подписания договора с Германией. В 400-тысячном Белграде на демонстрацию протеста вышло не менее 80 тысяч человек. В Белграде протестующие атаковали немецкое информационное бюро: разбили все стёкла, разгромили и подожгли помещение, а также несколько нацистских флагов.

В ночь на 27 марта верные вождям путча части начали действовать из Земуна (на другом берегу Савы, напротив Белграда), где помещался штаб ВВС и проходили все собрания заговорщиков. Сперва они внезапно захватили мосты через Саву, по которым потом в город вошли моторизованный отряд: танкетки Т-32 и грузовики с солдатами. Под контроль были взяты все эмиттеры радиовещания, министерство обороны, жандармское управление, администрация города, казармы неучаствующих в путче частей. Королевская гвардия взяла под охрану королевские резиденции в городе; незадолго до полуночи переворот начался, а к 2 часам ночи он уже, по существу, и завершился. В 3 часа ночи офицеры ВВС арестовали всех министров правительства Цветковича, аннигилировав и опасность политического противодействия. Вне их досягаемости остался только принц Павел, накануне вечером отправившийся в свое имение на северной границе. Однако он, узнав о произошедшем, не стал особо упорствовать, вернулся в Белград, подписал все бумаги об отречении и уехал с семьей в Грецию (его жена была греческой принцессой). Переворот обошелся практически без жертв — был убит только 1 жандарм, который не пожелал передать свой пост военным.

Адольф Гитлер расценил подобный факт как предательство со стороны Югославии и решил отомстить ей, ликвидировав эту страну как государство — директива ОКВ № 25 об этом была подписана уже вечером 27 марта 1941. 5 апреля 1941 Югославия, в надежде на военную помощь, заключает с СССР Договор о дружбе и ненападении с СССР.

Связисты югославской армии на учениях.

Югославская королевская армия накануне вторжения стран Оси состояла из 17 регулярных и 12 резервных пехотных дивизий, 6 смешанных бригад, 3 регулярных кавалерийских дивизий и 3 резервных кавалерийских бригад, 1 крепостной дивизии и 1 крепостной бригады. Также имелось 23 батальона пограничной стражи, некоторые другие подразделения. По плану мобилизации численность сухопутных сил должна была составить почти миллион бойцов. В теории полная мобилизация югославской королевской армии занимала 8 - 10 дней, и начиная ее 1 апреля, югославское командование исходило из посылки, что для полного развертывания сил вторжения Германии и ее союзникам понадобится около двух недель. Однако после долгого сопротивления немецких генералов Гитлер навязал им срок выступления не позже 6 апреля, не дожидаясь полного развертывания; некоторые части, которым было приказано направляться на югославскую границу, прибыли только 10 - 11 апреля.

Война Германии против Югославии (немецкое кодовое название операции "Unternehmen Strafgericht" — "Операция Наказание") началась 6 апреля 1941 с налёта 150 бомбардировщиков, с сильным прикрытием истребителей. Основной целью был центр Белграда, где находились важнейшие государственные учреждения. Югославская авиация пыталась дать отпор, сбив два немецких самолёта, и потеряв 20 своих машин в воздухе и 44 на аэродромах.

8 апреля две танковые дивизии 1-й танковой группы фон Клейста вторглись в Югославию из Болгарии в направлении на город Ниш (100 километров от границы по дорогам). Ниш был взят немцами 9 апреля. 11-я танковая дивизия пошла на Белград, а 5-я танковая была перенацелена в направлении Греции.

Танк Renault R35 на манёврах в Торлаке, 1940 год.

Югославские войска в Македонии оказали ожесточенное сопротивление. Даже приграничным поселком Царево Село, который обороняли только пограничники, немецкая армия занималась более трех часов, потеряв при этом 8 человек убитыми. Одна из пограничных рот больше часа сдерживала танки противника. Югославы отходили на укрепленные рубежи, но превосходство противника в артиллерии, авиации и танках тут же сказывалось. Вечер 6 апреля застал гитлеровскую армию в Македонии в 25 - 30 километрах от границы.

Тем же утром германская авиация невиданным прежде числом самолетов атаковала Белград. Столица (а также Любляна и Загреб) была заранее объявлена "открытым городом" и в соответствии со статьей 25 приложения Гаагской конвенции 1907 года войска были из него выведены, за исключением не подпадающей под действие приложения зенитной артиллерии, и, стало быть, такой город не подлежит атакам, обстрелам и бомбежкам. Самолеты первой волны атакующих показались над Белградом в 7 утра. Первую атаку осуществляли около 460 самолетов: главным образом бомбардировщики при внушительном прикрытии, в три захода по 20 минут с интервалами в 50 минут. Атакующие летели на трех уровнях (2000, 3000 и 4000 метров). Хаос был грандиозный; вот только несколько фактов для создания общей атмосферы : один из министров послал шофера за женой, труп шофера так и не нашли, а на месте дома была большая куча кирпичей; король Петр проснулся впотьмах, и ему сказали, что немецкая авиация в числе 50 самолетов пыталась совершить налет, но не добилась больших успехов; германские бомбардировщики сбрасывали на парашютах бомбы, взрывавшиеся на уровне плеч человека среднего роста; улицы и ведущие из города дороги были забиты беженцами; генштабисты смогли наладить работу только около 3 часов дня в Банье Ковильяче на границе Сербии и Боснии; радио не работало, поэтому никто не мог обратиться к нации с указаниями и обращениями; правительство покинуло Белград. Германские ВВС повторили атаку в 10 утра (57 машин), 14:00 (94) и 15:30 (99). Помимо в принципе военных целей, таких как министерство обороны, казармы жандармерии, аэродром, военная академия, королевский двор, железнодорожные станции, целенаправленной бомбардировке были подвергнуты электростанция, водонапорная башня, городской музей, старинная крепость в центре города, кварталы старинных жилых домов. На город за световой день было сброшено 394 тонны фугасных бомб и 56 тонн зажигательных. Более 2000 человек погибло (в Ковентри — 380 убитых и 800 раненых).

Патруль югославской армии в Белграде в день антифашистского переворота.

ВВС Югославии, сосредоточенные под Белградом, в общей сложности 41 самолет, главным образом "Мессершмидты" и югославские самолеты типов ИК-2 и ИК-3, вылетели навстречу в 6:45, набрав 5000 метров; пережившие войну пилоты долго вспоминали момент, когда показалась германская воздушная армада. Несмотря на почти пятикратный перевес противника, его лучшую подготовку, опыт и квалификацию (многие пилоты были отправлены на Балканы из северной Франции), югославы вступили в бой; особенно хорошо проявила себя 102-я эскадрилья под предводительством капитана Милоша Жунича. На счету пилотов 102-й 14 вражеских самолетов. Сам Жунич был сбит, ранен, выпрыгнул с парашютом и был в воздухе расстрелян германскими пилотами.

В 1940-м, проанализировав полученный опыт, югославы начали подготовку к созданию воздушно-десантных частей. 50 солдат и унтер-офицеров ВВС для этой цели откомандировывают на авиабазу Земун (район Белграда) для обучения и прыжковой подготовки. Параллельно в Панчево (19 км от столицы) аналогичные тренировки проходили 40 офицеров. Начавшееся в апреле вторжение германских войск перечеркнуло эти планы.

Зенитная артиллерия в составе 10 батарей по 2 пушки каждая тоже старались внести свою лепту. Всего за первый день германская армия потеряла в воздушных боях 21 самолет; из 484 посланных на бомбардировку Белграда 10% получили тяжкие и средние повреждения.

За время этой войны в списки победителей в воздушных боях попали 25 югославских пилотов, которые сбили в общей сложности 32 самолета ВВС Германии; пятеро — больше одного, рекордсмен Милислав Шимиз из состава 102-й эскадрильи, сбил 4 "Юнкерса".

В целом дела в воздушных боях обстояли довольно печально для югославов. После полудня почти все самолеты, защищавшие Белград, уже не могли действовать эффективно. Хорошим результатом был сочтен бой, потери в котором составили с югославской стороны 3 самолета ("Икарус-2" югославского производства и 2 Хаукер Харрикейна британской работы), а с немецкой 2 (оба — Мессершмидт). Были не редкостью бои с результатами 0 - 7 и 0 - 2. Несколько самолетов было сбито своими же ПВО, поскольку югославы летали на произведенных в Германии самолетах.

Однако же гидропланы югославской армии бомбили Бари и Драч, а бомбардировочная авиация атаковала запланированные заранее цели в сопредельных странах — бомбардировкам подверглись, в частности, Тирана, София и Грац. Правда, бомбардировки эти были невелики по объемам, и производились в основном одиночками-мастерами своего дела.

На границах страны было в этот день в целом спокойно, хотя повсеместно наблюдались признаки активности противника и мелкие диверсионные акции.

Танк Renault R35 на улице Белграда в день военного переворота 27 марта 1941 года.

На следующее утро в Македонии югославская армия попыталась перейти в контрнаступление. Подошедшая ночью Ибарская дивизия попыталась отбросить противника к границе. Командир входившего в нее 46-го полка, который узнал о варварской бомбардировке Белграда накануне вечером, лично повел своих подчиненных в атаку, предварительно перед строем полка сообщив о произошедшем накануне. Наступление было подкреплено 20 танками ФТ-17, унаследованными от французского корпуса в Болгарии времен Первой мировой войны; немцам пришлось окапываться и вызывать на помощь авиацию. Однако к вечеру германская армия сломила сопротивление югославов и продолжила наступление на запад, в направлении долины Вардара.

К этому времени в 3-й группе армий обострились проблемы на национальной почве. Македонцы во все возрастающем количестве отказывались повиноваться сербским офицерам. Хотя отдельные части сражались упорно и отважно (особо отличились защитники моста на Вардаре), но фактически 3-я территориальная армия утратила боеспособность. Ее дезинтеграция ставила югославское командование в тяжелое положение, поскольку делала невозможным отступление на юг. Теперь генштаб сделал ставку на концентрическое отступление в Боснию.

Однако все планы сорвала не техническая слабость югославской армии, а скорее ее неготовность и нежелание воевать. Все национальные меньшинства страны заняли враждебную по отношению к центральной власти позицию. Разложение в укомплектованных ими частях шло со все возрастающей скоростью. Случались и исключения, но фактически, командование могло положиться только на укомплектованные сербами части. К этому добавлялись соображения другого характера: высшие и средние офицеры, представлявшие разницу в силах между Югославией и ее противниками, полагали, что сопротивление Германии не имеет перспективы; соответственно, для них было проще и разумнее сдаться в плен, чем продлевать агонию и гробить своих солдат.

Парадное построение солдат Югославской королевской армии.

Ранним утром 8 апреля германская армия нанесла второй удар: по направлению София-Пирот начала наступление танковая группа под командованием Э.Клейста. Противостоявшая им Топличская дивизия продержалась сколько смогла, но под ударами танков, артиллерии и авиации перестала существовать. Остальные дивизии 5-й армии получили приказ срочно отступать на запад, за Мораву, однако сказалась недостаточная механизация королевской армии: механизированная бригада вермахта за час проходила такое же расстояние, как югославы за сутки. Правильно предположив конечную цель маршрута Клейста, югославское командование стало снимать с румынской границы части 6-й армии и концентрировать их к югу от Белграда. 9 апреля пал Ниш; в тот же день 5-я армия попыталась остановить противника между Крагуевацем и Парачином, но потерпела полное поражение.

Кампания вермахта в Югославии четко делится на 2 части: период полномасштабного противоборства (по 10 апреля) и период агонии югославской армии (с 10 по 20 апреля). Следует поэтому рассказать о происходившем на других фронтах, чтобы потом, полностью обозрев первый период войны, перейти ко второму.

На югославско-итальянской границе в Албании югославская армия перешла, как предполагалось, в наступление. Наступать югославам предстояло на укрепившихся в горной местности итальянцев, имевших превосходство в живой силе и технике. Если бы югославы и греки начали бы наступление в Албании в конце марта, они бы могли успеть очистить ее от итальянских войск до вторжения Германии, но в условиях, когда Германия атаковала Югославию с трех сторон, албанское наступление югославов было обречено на провал. Тем не менее югославы довольно глубоко продвинулись на вражескую территорию. Еще 13 апреля министры, проезжая по Черногории, встретили колонну итальянских военнопленных числом около 50 человек. Были сделаны попытки высадить десанты на албанской стороне озер Охрид и Скадар, не имевшие, однако, большого успеха. Югославские части продвинулись на отдельных участках на 20 километров вглубь Албании. Подразделения, действовавшие в северо-восточной части Албании, успешно наступали внутрь страны аж до 20 апреля, поскольку утратили связь со своим командованием и не получили сообщений о капитуляции Югославии. Предполагалось, что внутри самой Албании будут устроены беспорядки, на что Симович потребовал и получил большие ассигнования в твердой валюте, но никаких следов таковых беспорядков мы не имеем.

В тот же день, когда шли бои под Крагуевацем, 9 апреля, на югославско-итальянской границе в Альпах краткие огневые контакты, имевшие место начиная с вечера 5 апреля, перешли в бои, и в результате них югославы продвинулись на десяток километров вглубь вражеской территории (один из пограничных батальонов, как сообщал панический рапорт итальянского командования, "находится в 60 километрах к Удине"). Однако затем югославы получили приказ отступать, и построенная накануне войны "линия Рупника", защищавшая югославско-итальянскую границу, была полностью оставлена. Итальянская армия вошла в страну практически беспрепятственно. На югославско-германской (бывшей австрийской) границе германская армия продолжала методично продвигаться, используя помощь местного немецкоязычного населения. 9 апреля был сдан Марибор; отступающие части королевской армии пытались заминировать и взорвать мост и стратегически важные объекты, такие, как электростанция, но местные немцы, вооруженные заранее ввезенным оружием, этому воспрепятствовали. Немцы также почти повсеместно пытались разоружить югославских жандармов и военных. Помимо немцев, против королевской власти действовали и некоторые словенские политики, которые на следующий день после начала войны создали Национальный совет, прилагавший все усилия для взятия власти в Словении, чтобы затем попытаться добиться автономии или независимости у победителей. В северной Словении земля у королевской армии букально горела под ногами.

Вторжение в Югославию.

10 апреля рано утром по захваченным загодя мостам через Драву немецкий 46-й корпус вошел в страну из Венгрии. Противостоявшая ему 4-я армия, укомплектованная хорватами, сопротивлялась недолго.

Вторая группа 46-го корпуса направилась на юго-восток в Славонию, имея задачу очистить все междуречье Савы и Дравы от югославских войск. Поначалу ее задерживали только ужасные дороги и непогода. 2-я югославская армия постаралась оказать сопротивление, но помимо превосходства немцев в технике сказалось, что в районе ее расположения существовала мощная и политически активная община немцев. В Осиеке германскую армию, как в Загребе, встречали живой рукоплещущей стеной и цветами.

На завершающей стадии движения этой группы, в междуречье Дуная и Савы, югославская армия попыталась нанести контрудар силами 3-й кавалерийской дивизии, но не преуспела.

Подбитый танк Рено FT-17.

11 апреля германская армия (41-й корпус) пересекла границу Румынии и Югославии, а венгерская вошла в Воеводину с севера; венгерская дипломатия объяснила, что поскольку после создания НГХ Югославия перестала существовать, ]договоры с этим государством автоматически аннулируются. Поскольку в Воеводине существовала крупная немецкая диаспора и еще более крупная венгерская, югославская 1-я армия с самого начала оказалась как на чужой территории, да еще и комплектоваться должна была из местных призывников, и вскоре перестала существовать. Спорадическое сопротивление к северу от Белграда оказывали главным образом энтузиасты-патриоты. В ходе боев за Воеводину отличился речной монитор "Драва", который с первого дня войны вел активную деятельность на Дунае, и только 12 апреля покинул предписанный ему командованием район активности, направившись по приказу командования вниз по Дунаю в сторону Белграда. Действия героического монитора (построенного в 1914 году) так раздражали немцев, что те не пожалели сил и средств на расправу. В 8 утра вблизи села Челарево (тогда Чиба) монитор был потоплен после трех подряд налетов авиации; к тому времени на борту осталось только 13 из 92 членов экипажа. Командир экипажа Александра Берич в 2002 году был посмертно награжден орденом. Из всех участников Апрельской войны только он и два поручика, взорвавших эсминец "Загреб", чтобы тот не достался врагу, получили награды.

К середине дня 11 апреля положение югославской армии выглядело практически безнадежным. 7-я армия на территории Словении находилась в завершающей стадии дезинтеграции, Любляна была сдана первому же появившемуся рядом с городом подразделению противника, а именно взводу мотоциклистов; так что в руках югославов оставались только северная Сербия с Белградом, Косово, Черногория, Далмация и Босния. Возможно, если бы были предприняты серьезные усилия по консолидации населения на борьбу с агрессором и приняты меры для повышения боевого духа армии, можно было бы отступить в горные районы и продолжать сопротивление там. Однако правительство решило иначе. По общему решению членов кабинета было решено отправить короля и министров за рубеж, в Грецию к англичанам, поскольку если король будет захвачен гитлеровцами, это будет означать крах всякого сопротивления. Это решение в дальнейшем оказалось смертельной раной для монархизма в Югославии, поскольку сыграло на руку коммунистам, возглавившим движение сопротивления оккупантам.

Решение об эвакуации было принято и утверждено 11 - 12 апреля, и 14 апреля король и его кабинет министров отправился из Никшича в Грецию на одном из уцелевших бомбардировщиков. Таким образом, верховный главнокомандующий король Петр и руководитель генштаба, фактически ответственный за планирование и проведение военных действий генерал Симович покинули страну. Последний с согласия кабинета передал свои полномочия генералу Калафатовичу, начальнику тыловой службы генштаба, уполномочив того добиваться соглашения о прекращении огня и, в случае необходимости, подписать капитуляцию. После этого войска были предоставлены фактически самим себе, а распространившаяся весть о бегстве правительства еще ослабила боевой дух в армии.

Югославские офицеры в плену, 1941 год.

Вместе с тем в те же дни, когда правительство обсуждало вопрос о бегстве, югославская 6-я и остатки 5-й армии приняли бой на южных подступах к Белграду. В ходе боев югославы проявили чудеса храбрости. Батарея ПВО и последняя оставшаяся в югославской армии рота танков целые сутки сдерживали наступление танковых частей германской армии около Тополы. Свыше часа германские танки около той же Тополы задержал пехотный взвод поручика Байтайича. Капитан Момчило Маркович со своей батареей расстрелял 11 германских танков вблизи Младеноваца. Таких примеров было много, однако к утру 12 апреля путь на Белград был открыт. Рано утром в город, где по правилам Гаагской конвенции не было войск, вошел с десятком товарищей безвестный капитан СС из 41-го корпуса Клингенберг, переправившийся через Дунай на моторной лодке, который отыскал среди развалин главу администрации Белграда и попросил его поставить подпись под актом о сдаче города. Так пала столица страны. 13 апреля в Белград подтянулись части Клейста. Опасения немцев за свои коммуникации, растянутые на полтораста километров от болгарской границы, не сбылись, югославская армия уже не могла проводить решительных акций в этом регионе; хотя то, что могло бы случиться, иллюстрирует нам налет нескольких уцелевших бомбардировщиков югославской авиации на транспортную колонну вермахта вблизи Косово, окончившийся полным разгромом колонны.

Однако падением столицы все могло и не закончиться. Собранные в гористой Боснии и гористой Черногории войска оказали наступавшему со всех сторон противнику сопротивление. Батальон четников (перед войной такое название носили группы элитной пехоты, предназначенной для действий в тылу противника) под руководством майора Палошевича сутки защищал аэродром в Биелине. 14 - 15 апреля около Ужице (граница Сербии и Боснии) местные жители вместе с войсками два дня отражали наступление немцев. Около Братунаца, несколько южнее, более суток простояли против моторизованной колонны германской армии 30 югославов. 15 апреля около Зворника майор Црноевич со своей батареей расстрелял 11 единиц бронетехники, и спас немцев от полного уничтожения только югославский генерал, прибывший из штаба 2-й армии (в Сараево) с указанием прекратить стрельбу, поскольку подписано соглашение о прекращении огня. Около Добоя полковник Драголюб Михайлович, позднее снискавший себе большую известность, во главе небольшого отряда, сформированного из отступивших с севера частей, сперва 14 апреля разбил отряд усташей, а 15 апреля около суток сдерживал немцев. Учебный батальон в Мостаре защитил штаб Приморского военного округа от посягательств усташей и восстановил порядок в городе.

YUDRO005.jpg

Несмотря на эти примеры героизма, общий моральный дух армии был чрезвычайно низок. Солдаты и офицеры массами сдавались в плен. Вечером 15 апреля немецкие моторизованные части вошли в Сараево с трех сторон, приняли капитуляцию у командования 2-й армии и проследовали на юг.

Следующие полтора дня ушли у германской и итальянской армии на то, чтобы найти кого-либо достаточно полномочного, чтобы подписать капитуляцию. 17 апреля в Сараево прибыли бывший министр иностранных дел Цинкар-Маркович и начальник оперативного отдела генштаба генерал-лейтенант Радивойе Янкович, уполномоченные Калафатовичем. Формально они не имели права подписывать что бы то ни было, поскольку по своему статусу были в тот момент военнопленными, а полномочиями их наделил еще один военнопленный. Однако в тот же день их доставили немецким бомбардировщиком в Белград, привезли в одно из самых сохранившихся зданий в городе — бывшее чехословацкое посольство — и в 20:30 они поставили свои подписи под актом о безоговорочной капитуляции.

Это была рекордно быстрая и рекордно малокровная операция. В плен было взято 344 тысячи югославских военнослужащих. На этом история Королевства Югославии завершилась вместе с крахом её армии.

Стратегия обороны Югославии в апреле 1941 года[править]

Карта Югославской операции.

Из-за недостатка времени не имея точного представления о стратегических планах Германии, командование югославской армии приказало действовать по утвержденному за месяц до того плану Р-41. План этот продолжал традиции предшествовавших ему плана С (1937), и Р-40 (1940), предписывая войскам размещаться вдоль границ страны. Первая группа армий отвечала за оборону северной части страны (4-я фронтом к Венгрии, 7-я — к современной Австрии и Италии), третья — за южную ее часть (3-я армия сосредоточена на границах Албании, 3-я отдельная армия в Македонии), вторая группа армий размещалась в Боснии и Воеводине (2-я армия в Боснии и Славонии, 1-я — на левом берегу Дуная, в Воеводине), а две отдельные армии — 5-я и 6-я защищали подступы к Белграду и участок, примерно соответствующий современной границе Болгарии и Сербии. Приморский округ отвечал за защиту побережья и осаду итальянского анклава Зара (совремнный Задар). Резервов в тылу у югославской армии не было. Кроме 3-й армии всем соединениям была поставлена задача оборонять свои участки границы, а 3-я армия должна была наступать на Албанию, где численно превосходящие итальянцы успели к тому времени хорошо окопаться. Обронительные сооружения к началу войны были построены только на севере страны, вдоль границ с Италией и Австрией. План Р-41 предусматривал минирование Дуная, затопление барж с цементом в районе шлюза Железные Ворота, чтобы прервать судоходство, и взрыв самого шлюза. Предполагалось, что если война начнет складываться неудачно, армия организованно отступит на юг, через греческую границу, или начнет концентрическое отступление в Боснию.

Этнический фактор[править]

Югославы.jpg

Основу личного и офицерского состава югославских бронетанковых частей составляли военнослужащие "титульной нации" королевства — сербы. Встречались среди танкистов также хорваты и словенцы — представители народов, имеющих богатые индустриальные и мастеровые традиции. Македонцы, боснийцы и черногорцы, уроженцы наименее технически развитых территорий Югославии, были редкостью.

На призыв о мобилизации откликнулось примерно 80% сербских призывников и, к примеру, около 45% хорват. Офицеры из числа словенцев и хорват занимались саботажем, что дополнительно ухудшало и без того нездоровую обстановку в армии и стране. Среди хорват, словенцев и македонцев широко распространились пораженческие настроения и мысли, что германское вторжение, пожалуй, меньшее из двух зол по сравнению с сербским господством, подкрепляемые искусной пропагандой. Тем более, что даже в тяжкую эту годину сербские офицеры не забывали, например, штрафовать своих подчиненных за применение латиницы в корреспонденции и даже за подпись латиницей. Дивизии по обычаю комплектовались местными призывниками, так что в силу вышеуказанных причин на многие формирования командование положиться не могло.

Все национальные меньшинства страны заняли враждебную по отношению к центральной власти позицию. Разложение в укомплектованных ими частях шло со все возрастающей скоростью. Случались и исключения, но фактически, командование могло положиться только на укомплектованные сербами части.

10 апреля рано утром по захваченным загодя мостам через Драву немецкий 46-й корпус вошел в страну из Венгрии. Противостоявшая ему 4-я армия, укомплектованная хорватами, сопротивлялась недолго. Более того, направленные на фронт хорватские части подняли мятеж. Как утверждают очевидцы, направлявшаяся на фронт колонна хорватов принялась скандировать "не хотим на фронт!", потом запела старинную хорватскую песню "Вила Велебита", которая была запрещена при короле, а потом и при коммунистах как националистическая, принялась стрелять в воздух и повернула в сторону Биеловара, где помещался штаб армии. Мятеж охватил соседние части, всего не менее 8000 человек. Подойдя к городу, мятежники потребовали сдать город и всю полноту военной власти, угрожая в противном случае расправой со всеми этническими сербами в округе, включая гражданское население. Когда предложение было отвергнуто, город при помощи хорватов в нем самом был взят штурмом. Командование, правда, успело перебазироваться.

Belgrade-Iron-Regiment-px800.jpg

Этот пример не единичен. В Винковцах восставшие хорваты взяли в плен командование местной воинской части, и только подоспевшие сербские солдаты восстановили порядок. В Цриквенице на Адриатике мятеж хорватов задушил начальник местной базы флота Мирко Плайвас, беспощадно расправившийся с мятежниками, а потом осуществивший все предписанные меры по уничтожению матчасти. Однако в целом хорваты добивались чего хотели. А старший офицер одной из дивизий 4-й армии вышел в эфир и сообщил немцам о дислокации югославских войск.

Структура и организация[править]

В каждой армии в среднем было 3 дивизии, каждая по 25 - 27 тысяч человек. Мобилизация, однако, проходила сложно. Югославская пехотная дивизия имела в своем составе штаб, от двух до четырех пехотных полков, один-два артиллерийских полка или отдельный артиллерийский дивизион и саперные подразделения. Каждый пехотный полк насчитывал около 2400 человек.

1Yvb5kPx-TA.jpg

В декабре 1940 г. были утверждены новые штаты танковых батальонов. Батальон отныне состоял из штаба (51 солдат и офицеров, 2 легковых и 3 грузовых автомобиля, 3 мотоцикла); трех танковых рот по четыре взвода, по три танка во взводе плюс один "резервный" на каждую роту (в каждой 87 солдат и офицеров, 13 танков, 1 легковой и 9 грузовых и специальных автомобилей, 3 мотоцикла); одной "вспомогательной" роты (143 солдат и офицеров, 11 "резервных" танков, 2 легковых и 19 грузовых и специальных автомобилей, 5 мотоциклов).

Вооружение[править]

Югославская армия была не только устаревшей во всех тактических и технических отношениях, но еще и растянута вдоль довольно длинной границы.

Пехота вооружалась чехословацким оружием.

Военные власти Королевства Югославия накануне Второй мировой войны хорошо отдавали себе отчет в недостаточности и несовершенстве имеющейся в их распоряжении бронетехники. В связи с этим предпринимались энергичные попытки получить партию более современных танков. Бронетехника была в основном французского производства. Имелись и бельгийские образцы.

Униформа[править]

Устаревшая сербская униформа[править]

Рядовой. Пехота.1941 год.

Сербская униформа времён Первой Мировой войны была похожа на французскую, которая как раз к началу войны начала заменяться на новую.

Это обмундирование не было ни удобным, ни практичным. Более пригодной была форма югославских горных войск, в которую входили китель свободного покроя и длинные мешковатые брюки, собранные в щиколотке. Экипажи бронетехники носили французские танковые шлемы и коричневые кожаные двубортные куртки.

Род войск в югославской армии обозначался, как правило, цветом воротника, кантов, выпушек, а также значками на погонах, петлицах шинели и лампасов у офицеров. Солдаты носили цветные петлицы на воротнике кителя и шинели, а младшие командиры имели цветные погоны или выпушки на погонах. Судя по темно-красному войсковому цвету, перед нами пехотинец. Пехота не имела значков на петлицах и погонах, однако горным стрелкам полагался треугольный значок, изображавший горный пейзаж в рамке из лыж и лыжных палок.

Стандартная униформа[править]

Старший сержант. Артиллерия. 1941 год.

Обмундирование югославской армии было очень близко к сербским образцам, которые, в свою очередь, разрабатывались под влиянием военной формы Австро-Венгерской и Российской империй. К началу войны в 1939 г. в армии наблюдалось почти полное отсутствие стандартизации, так, на вооружении состояли стальные каски трех разных моделей, а обмундирование выпускалось разных цветов. Офицеры, например, носили форму полевого серого цвета, тогда как нижние чины — светло-серую или коричневатую хаки сербскую форму времен Первой мировой войны.

Стандартный китель югославской армии был однобортным закрытым, со стоячим воротником, потайной застежкой, однотонными погонами с заостренными концами, прорезными нагрудными и боковыми карманами с клапанами австрийского образца и отворачивающимися обшлагами. Как видно на иллюстрации, с кителем надевались однотонные бриджи с ботинками до щиколотки и обмотками. Шинель была двубортная с отложным воротником, двумя сходящимися книзу рядами по шесть пуговиц, отворачивающимися обшлагами и боковыми карманами с прямыми клапанами.

О принадлежности к артиллерии говорят черные петлицы и выпушки погон. Погоны нижних чинов не походили на офицерские, изготовленные в русском стиле, носился пояс офицерского образца — обычай, заимствованный у французов. Унтер-офицеры также имели металлическую монограмму короля Петра II.

Офицерская униформа[править]

Капитан.Пехота. 1941 год.

Обмундирование офицерского состава обычно было выше по качеству, чем у нижних чинов. Звания указывались на погонах, похожих на те, что использовались в Российской императорской армии.

На пилотке особого образца спереди прикреплялась эмалевая кокарда цветов национального флага с позолоченной металлической монограммой короля Петра II. Офицерским головным убором была также фуражка с черным кожаным козырьком, подбородным ремнем и такой же кокардой.

Принадлежность к роду войск на офицерской форме обозначалась окантовкой обшлагов, цветом стоячего воротника и лампасов одноцветных с кителем брюк. Погоны капитана указывают не только его род войск — в данном случае пехота, — но также его звание и номер

Униформа ВВС[править]

Как и во многих других европейских странах, Королевские ВВС в Югославии имели серовато-синее обмундирование, введенное в 1938 г. Оно состояло из фуражки или пилотки и открытого кителя с накладными карманами, с длинными брюками того же цвета и черными ботинками или же бриджами и черными сапогами. Летняя повседневная форма отличалась белым чехлом на фуражке и белым кителем.

Капитан. ВВС. 1941 Год.

Шинель ВВС была двубортная с двумя рядами по четыре позолоченных металлических пуговиц, наклонными боковыми карманами с клапанами и отворачивающимися обшлагами с черной окантовкой. Нижние чины носили обмундирование сходного покроя, но сшитое из более грубой ткани с белыми металлическими пуговицами (у сержантов пуговицы были желтыми). Офицеры зенитной артиллерии носили форму ВВС, но с черным воротником кителя и нашивками, на которых были вышиты золотом скрещенные орудийные стволы и "крылья» авиации".

Униформа танкистов[править]

Югославские танкисты носили стандартную армейскую серо-зеленую униформу М22. Головным убором при "служебной и повседневной" форме одежды для личного состава являлась традиционная сербская пилотка — "шайкача", для офицеров существовали варианты с кепи характерной формы ("касекет"), пилоткой и летней фуражкой. Приборным цветом для военнослужащих танковых батальонов был "общевойсковой" красный, для членов экипажей танкеток и бронеавтомобилей — кавалерийский синий. В 1932 г. для танкистов был введен отличительный знак для ношения на погонах в виде небольшого силуэта танка FT17, изготовлявшегося из желтого металла для нижних чинов, и из белого металла — для офицеров. Рабочую и походную форму одежды танкистов составлял серо-зеленый комбинезон и танковый вариант стального шлема модели Адриана М1919 французского производства. Со шлемом носились специальные пылезащитные очки с кожаной оправой.

Погоны королевской армии[править]

Jugoww33.gif Jugoww34.gif Jugoww35.gif Jugoww29.gif
Редов (рядовой). Капрал (ефрейтор). Поднаредник (младший сержант). Наредник (сержант).
Jugoww30.gif Jugoww31.gif Jugoww32.gif Serpodpor.jpg
Наредник III класса (старший сержант). Наредник II класса (старший сержант). Наредник I класса (старшина). Подпоручик (лейтенант).
Serpor.jpg Serca2.jpg Cthrfg.jpg Sermaj.jpg
Поручик (старший лейтенант). Капитан II класса. Капитан I класса. Майор.
Serlc.jpg Sercol.jpg Sergm.jpg Sergl.jpg
Подполковник. Полковник. Бригадный генерал. Дивизионный генерал.
Sergener.jpg Jugoww40.jpg
Генерал армии. Воевода (Маршал).

Источники[править]

Dsc02971dm2.jpg

См. также[править]