Действия

LT vz.35

Материал из ВикиВоины

LT vz.35 — чехословацкий лёгкий танк 30-х годов. Сконструирован компанией "Škoda" на базе LT vz.34. В 1935-36 годах принят на вооружение чехословацкой армии и к 1937 году стал основным типом танка Чехословакии. Танки экспортировались Румынию, и активно использовались войсками вермахта. Составили костяк немецкой 1-й лёгкой дивизии и, после её переформирования, 6-й танковой дивизии в ходе нападения на Польшу, Францию и СССР.

История[править]

Бронетанковые силы Чехословакии начали формироваться ещё в 1919 году и тогда состояли из трех бронемашин и одного бронепоезда. Спустя три года количество техники выросло более чем втрое, а к началу 1930-х гг. чехословацкие танкостроители уже вышли на международный рынок, причем весьма успешно. Собственная армия отправила в утиль старые FT-17, постепенно заменяя их танкетками vz.33 производства фирмы "ČKD" — не очень удачными, но вполне "своевременными" машинами. В качестве альтернативы фирма "Škoda" предложила свои танкетки MU-2, MU-4 и MU-6, но эти образцы не так и остались на опытной стадии. В тоже время, положение с танками более тяжелых типов не выглядело столь обнадеживающим.

При оглашении "Доклада о ситуации с танками" от 24-го августа 1934 года танкеткам vz.33 присваивались функции по охране границ, а их место должны были занять легкие танки P-II (LT vz.34) производство которых ещё только налаживалось. Вообще категория "II" предусматривала создание машин для поддержки кавалерии и пехоты, оснащенных пулеметно-пушечным вооружением и бронированием толщиной до 20 мм. Так уж получилось, что вслед за танкеткой Vickers-Carden-Loyd Mk.VI (послужившей прототипом для vz.33) новым образцом для подражания стал пехотный танк Vickers Mk.E. Фирмы "ČKD" и "Praga" без особого стеснения позаимствовали от него схему ходовой части (но не конструкцию!), создав новый корпус без ярко выраженной подбашенной коробки. В 1934 году фирма "Škoda" со своим прототипом ŠU (Š-II) проиграла "CKD", но главные "битвы" были ещё впереди.

В июле 1935 года проходили испытания танков Š-II-a (S — Škoda, II — лёгкий танк, a — предназначен для кавалерии), разработанный компанией "Škoda", а также P-II-a фирмы "CKD" (Чешско-моравская Колбен Данек) на полигоне в Миловицах. Первый эскизный проект легкого танка Š-II-a, поданный на рассмотрение 27-го февраля 1935 года, не очень сильно отличался от прототипа Š-II. По крайней мере, конструкция ходовой части (в частности, тележек опорных катков) сильно не изменилась. Добавили только передний натяжной ролик. Также немного видоизменили носовую и кормовую часть корпуса, но "хвост" решили все же оставить. Главным отличием стала башню нового типа с кормовой нишей и характерной маской орудия и пулемета. Вооружение танка Š-II-a должно было состоять из одной 37-мм пушки и двух 7,92-мм пулеметов, один из которых устанавливался в башне, а второй в лобовом листе корпуса.

Военные предпочли Š-II-a, несмотря на то, что испытания ещё не были окончены и выдали заказ компании "Škoda" на 160 танков. После этого фирма "ČKD" объявила о подтасовке результатов испытаний с целью проталкивания продукции "Škoda". Для примирения конкурентов Министерство обороны Чехословакии приняло решение, что Š-II-a (получившим армейское обозначение LT vz.35 (LT — лёгкий танк, vz.35 — образца 1935 года) будет выпускаться обеими компаниями. Однако военные не знали, что скандал был инсценировкой, так как между двумя фирмами было тайное соглашение о взаимопомощи в производстве вооружения. В части танков это означало, что объёмы производства должны быть поделены пополам.

Быстро налаживаемое производство LT vz.35 позволили Министерству Народной Обороны (MNO) расширить контракт. Уже 12 апреля 1936 года последовал заказ на 35 танков, 18 из которых надлежало построить предприятию фирмы "ČKD". Спустя месяц (по другим данным – в ноябре) MNO выдало третий и последний заказ ещё на 103 танка, разделив их количественно на 52 и 51 единицу соответственно. Впрочем, испытания первых пяти танков собранных фирмой "Škoda", проведенные в июне 1936 года, оказались не столь обнадеживающими. Первые серийные машины постоянно преследовали поломки, связанные с работой двигателя и трансмиссии. Во избежание больших проблем максимальную скорость пришлось ограничить до 17 км/ч, что не дало полной картины о динамических качествах LT vz.35. Но в остальном отзывы об этих танках были положительными.

Следующий этап испытаний проводился с января по март 1937 года, причем танки выбирались в случайном порядке. Пробег протяженностью 4000 км выявил ещё одну серию конструктивных недостатков, которые в скором времени были устранены. Далее, с 6-го апреля по сентябрь, был проведен третий этап, в котором участвовали танки с серийными номерами 13683, 13696 и 13721. на этот раз они прошли 7000 км без особых замечаний, что окончательно подтвердило надежность их конструкции.

Завод фирмы "Škoda" занимался выпуском LT vz.35 в период с 21-го декабря 1936 года по 8-е апреля 1938 года с небольшими перерывами. В свою очередь фирма "ČKD" сборку своей доли из 148 танков провела в течении 1937 года.

Первые серийные LT vz.35 поступили на вооружение армии Чехословакии в декабре 1936 года. Новые танки были направлены в состав 1-го танкового полка (PUV-1) дислоцированного в Миловицах. Всего это соединение получило 197 из 298 машин этого типа выпущенных обеими фирмами. Так, со стороны "Škoda" были получены танки с номерами следующий серий: 13666-13720, 13864-13893 и 13903-13914. В свою очередь фирма "ČKD" поставила танки с номерами 13721-13784 и 13815-13850. В дальнейшем LT vz.35 получили полки PUV-2 (49 единиц, все производства "ČKD" с номерами 13785-13817 и 13951-13966) и PUV-3 (52 танка производства "Škoda", номера 13818-13862 и 138894-13902). Кроме того, 3-й танковый полк несколько позже получил практически все танки LT vz.34.

Конструкция[править]

Корпус и бронирование[править]

Отделение управления танка LT vz.35:1 – снарядные ящики; 2 – воздушный компрессор; 3– радиостанция; 4 – сиденье стрелка-радиста; 5 – пулемёт ZB vz.35; 6 – сигнальные лампочки внутренней связи; 7 – огнетуши­тель; 8 – педали тормоза; 9 – рычаги управления; 10–сиденье механика-водителя; 11 – ящики с патронами; 12 – аптечка.

Машина имела классическую компоновку с кормовым расположением двигателя и трансмиссии. В передней части справа размещался механик-водитель, а слева - стрелок-радист, который вел огонь из пулемёта, установленного в шаровой опоре в лобовом листе корпуса. Боевое отделение находилось в средней части корпуса. Здесь размещалось место для командира танка, который также выполнял обязанности наводчика и заряжающего. На крыше боевого отделения устанавливалась башня клёпаной конструкции, собранная на стальном каркасе из уголков. В целом, башня имела коническую форму, но в её передней части находилась выступающая вперед маска орудийной установки, а сзади была сделана большая ниша для укладки боекомплекта. Диаметр башенного погона составлял 1 267 мм. На крыше главной башни, со смещением влево, устанавливалась командирская башенка диаметром 570 мм, закрываемая грибовидным колпаком. В стенках башенки имелось четыре смотровых прибора (эпископа), а в крышке были сделаны отверстия под монокулярный перископический прибор, флажковую и световую сигнализацию. Рядом с ними находился воздухозаборник вентилятора. Вращение башни можно было производить двумя способами: с помощью механизма поворота или плечевым упором пушки. Надо сказать, что подобная упрощенность не пошла на пользу. За один оборот маховика башня поворачивалась на 3, то есть полный оборот она совершала в среднем за 25-30 секунд.

Корпус имел коробчатую форму прямоугольного сечения с вертикальным расположением броневых листов, которые соединялись с помощью заклепок. Несмотря на то, что танк предназначался для непосредственной поддержки пехоты, толщина броневых листов была небольшой. Бронирование башни и корпуса было во много аналогично. Лобовые листы обладали толщиной 25 мм, бортовые и кормовые – по 16 мм, крыша и днище – по 8 мм. Учитывая повышения качества брони собственного изготовления LT vz.35 мог выдержать фронтальный обстрел из 20-мм автоматических пушек или крупнокалиберных пулеметов на дистанции до 500 метров. А вот против полевой артиллерии и противотанковых орудий такая защита была явно слабовата, что и было доказано во время войны.

Моторно-трансмиссионное отделение закрывалось бронелистами толщиной 8 мм, часть из которых обладала небольшими углами наклона. Для доступа к агрегатам силовой установки было сделано два технологических люка: один двухстворчатый в крыше корпуса и один к наклонном кормовом бронелисте. При выходе танка из строя для его буксировки можно было использовать два специальных крюка, расположенных на нижнем лобовом и кормовом бронелисте.

Бронирование LT vz.35
Тип брони стальная катаная
Лоб корпуса 25 мм /30°
Лоб корпуса (надстройка) 25 мм /17°
Борт корпуса 16 мм /0°
Корма корпуса (верх) 19 мм /0°
Корма корпуса (надстройка) 15 мм /60°
Днище 8 мм /90°
Крыша корпуса 8 мм /90°
Лоб башни 25 мм /10°
Борт башни 15 мм /14°
Корма башни 15 мм /15°
Крыша башни 8 мм /81-90°

Вооружение[править]

Skoda A3 в музее города Прага.

Для своего времени и класса танк LT vz.35 имел далеко не самую мощную 37-мм пушку Škoda vz.34 UV длиною 39 калибров. Полуавтоматический клиновый затвор обеспечивал орудию высокую скорострельность — 12-15 выстрелов в минуту. Орудие монтировалось в маске в передней части башни кругового вращения. Углы вертикальной наводки составляли от −10° до +25°. Масса орудия составляла 235 кг. В боекомплект орудия входили бронебойные и осколочно-фугасные снаряды (24 и 54 шт. соответственно). Начальная скорость бронебойного снаряда массой 0,85 кг составляла 675 м/с, чего было достаточно для пробития 30-мм бронелиста на дальности 500 м. Осколочно-фугасный снаряд массой 0,825 кг имел начальную скорость 687 м/с.

Пулемёт ZB vz.37 в Военно-историческом музее в Санкт-Петербурге.

Вспомогательным вооружением танка являлись два тяжёлых 7,92-мм пулемёта ZB vz.37 производства фирмы "Československa Zbrojovka Brno". Оба пулемёта устанавливались в однотипные шаровые установки, один — в лобовом листе корпуса, другой — в лобовом листе башни справа от пушки. При этом башенный пулемет мог наводиться на цель как совместно с орудием, так и независимо от него. Горизонтальное наведение производилось с помощью плечевого упора пушки или с помощью поворотного механизма. Пулемет использовал газоотводную автоматику. Запирание ствола осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Вес пулемёта 18,6 кг. Скорострельность 500-770 выстр./мин. Начальная скорость пули 790 м/с. Боекомплект пулемётов — 2700 патронов 7,92×57 мм[1].

Двигатель и трансмиссия[править]

Двигатель Škoda Т-11.

В конструкции танка были использованы новые для того времени технические решения, повышавшие его эксплуатационные характеристики: запуск двигателя с помощью сжатого воздуха, пневматический сервопривод, облегчающий управление трансмиссией и тормозами, 12-скоростная планетарная коробка передач.

Танк оснащался 6-цилиндровым карбюраторным двигателем Škoda Т-11 мощностью 120 л.с. при 1800 об/мин. Двигатель при 140-миллимтровом диаметре цилиндра и таком же ходе поршня имел 8,62-литровый рабочий объём и шестикратную степень сжатия. При этом танк мог развивать максимальную скорость 34 км/ч, а запас хода (при вместимости топливных баков 153 л.) был 190 км (учитывая размер Чехословакии, этого было достаточно).

В качестве топлива применялся этилированный бензин с октановым числом не меньше 60. Основной топливный бак емкостью 124 литров располагался слева от двигателя. Дополнительный бак на 29 литров находился у правой стенки в задней части боевого отделения. Подача топлива могла производится как с помощью механического мембранного насоса, так и с помощью электрического Auto-pulse. В системе охлаждения использовался жидкостный радиатор ёмкостью 50 литров, располагавшийся перед двигателем, так что щели воздуховодом на LT vz.35 отсутствовали. Выхлопная труба и глушитель были выведены на правый борт корпуса.

Механическая трансмиссия чехословацкого танка была следующей. Коленчатый вал двигателя связывался с планетарной коробкой передач, обеспечивавшей 6 скоростей движения вперед и столько же назад. При этом 1-я и 2-я скорость управлялись ленточными тормозами с пневматическим приводом, 3-я передача приводилась в действие многодисковым главным фрикционом сухого трения, а 4-я в критической ситуации могла включаться тросом Боудена. Коробка передач блокировалась с двухступенчатым демультипликатором, который удваивал число передач. Демультипликатор имел пневматическое и резервное механическое управление. Кроме того, при помощи этого демультипликатора включался реверс, и танк мог ехать назад с той же скоростью, что и вперёд. Крутящий момент от КПП передавался на ведущие колеса с помощью планетарных механизмов поворота.

Ходовая часть[править]

Подвеска (относительно одного борта) состояла из 8 сдвоенных опорных катков малого диаметра, сблокированных попарно и собранных в 2 тележки, каждая из которых подвешивалась на четырёх четвертьэллиптических рессорах. Между передней тележкой и направляющим колесом устанавливался один сдвоенный каток, облегчавший танку преодоление вертикальных препятствий. Ведущие колеса располагались сзади. Верхняя ветвь гусеницы опиралась на четыре сдвоенных поддерживающих катка. Все катки были обрезинены. Конструкция ходовой части обеспечивала танку мягкий ход без сильных вертикальных колебаний и раскачивания. Литые кронштейны тележек подвески крепились к корпусу танка заклёпками.

Модификации[править]

  • Š-II-a — опытный образец.
  • Š-II-b — опытный образец с улучшенным бронированием.
  • ŠP-II-b — средний пехотный танк, созданный в 1930-е годы.
  • Š-II-c — экспортный вариант танка.
  • Š-II-aJ — вариант для Югославии.
  • T-11 — экспортный вариант для армии Афганистана, но был продан Болгарии.
  • T-12 — экспортный вариант для венгерской армии с новым дизельным двигателем.
  • T-13 — модификация с улучшенным бронированием.
  • T-14 — последняя модификация серии. Танк получил переработанную командирскую башенку и более мощную 47-мм пушку A-11. Незначительно была переработана и конструкция моторного отделения, заодно переделке подверглась ходовая часть.
  • PzKpfw 35(t) — немецкая модификация.
  • R-2 — вариант для Румынии. В Румынии почти все R-2 входили в состав 1-й танковой дивизии "Великая Румыния". В 1942 году Румыния закупила ещё 26 чешских танков в Германии.

Операторы[править]

  • De.png Германия (Третий рейх) — 219 танков, приняты на вооружение под наименованием PzKpfw 35(t).
  • Ro.png Румыния — 126 танков R-2.
  • Sk.png Словакия — 52 танка.
  • Hu.png Венгрия — 2 танка, включая прототип, который в 1942 был продан войскам СС.
  • Bg.png Болгария — 36 танков: в 1940 году Германия поставила 26 танков LT vz.35 (с 37-мм орудием Škoda A-3), а в 1941 году — ещё 10 танков Т-11 (экспортный вариант для Афганистана, с 37-мм орудием Škoda A-7). До 1948 года "Škoda" получала из Болгарии заказы на запчасти для LT vz.35. Оставались на вооружении до 1950-х годов, после чего были заменены на Т-34-85.
  • Ru.png Россия (СССР) — 2 прототипа Š-II-a были доставлены с делегацией для испытаний, после которых машины вернулись на родину.

Великобритания[править]

Одним из первых чехословацкими легкими танками заинтересовалась Великобритания. Сейчас это выглядит довольно странно, но в середине 1930-х гг. абсолютно все заинтересованные стороны прекрасно знали, что самым мощным танком "RTC" (Королевский Танковый Корпус) является Vickers Medium Mk.II в различных модификациях. Не было сомнения, что на момент ввода в эксплуатацию эта машина являлась одной из лучших, но к 1936 году её тактико-технические данные считались довольно посредственными, а с учетом активного развития противотанковой артиллерии боевая ценность Mk.II стремительно уменьшалась. В самый пик мирового экономического кризиса фирма "Vickers" выпустила на испытания несколько передовых моделей танков, среди которых был тяжелый пятибашенный А1Е1, средний трехбашенный А6Е1 и однобашенный А7Е1. От серийного производства А1Е1 отказались из-за его высокой стоимости, а испытания модели А7Е1 сильно затянулись. Более-менее повезло только трехбашенному А6, который был выпущен в количестве шести единиц и в течении 1936-1938 гг. четыре из них использовались в составе "RTC". Основным британским танком стал Light Tank Mk.VI, выпуск которого наладили в тот же период. Это было выгодно с экономической точки зрения, но абсолютно бесперспективно для боевого потенциала британских бронетанковых войск. В итоге, к началу 1938 года, Великобритания осталась совсем без средних и тяжелых танков.

Военное ведомство спохватилось только после визита военной миссии в СССР в 1936 году, где на Больших Киевских Маневрах британцам показали огромную массу советских танков. Тотчас были инициировано проектирование легких (позднее "крейсерских") танков на базе разработок Дж.У.Кристи и на основе собственного опыта. Первое направление привело к созданию модели А13 и её производных вплоть до знаменитых А15 "Crusader" и А27 "Cromwell". Британские инженеры фирмы "Vickers" предложили оригинальный проект трехбашенного крейсерского танка А9, оснащенного ходовой частью с так называемой "точной подвеской", дошедшей до танка "Valentine". Но в массовых количествах эти машины появятся только в 1939 году, а пока "RTC" предстояло "латать дыры" другим способом.

В качестве временного решения было получено согласие на закупку танков за рубежом. В поле зрения попали в первую очередь французские и чехословацкие танки, но выбор был сделан в пользу вторых. На переговорах, проведенных в период с сентября 1938 по апрель 1939 года, было достигнуто предварительное соглашение на поставку 100 танков LT vz.35 из числа уже собранных машин и ещё 100 новой сборки. Далее предполагалось приобрести лицензию на выпуск чехословацких танков, сборкой которых должна была заниматься фирма "Alvis Straussler". Однако ничего из этого выполнить не удалось. И дело было не только в тяжелом положении страны – просто фирма "Škoda" решила поправить своё финансовое состояние увеличив стоимость своей продукции на 10-15%, что привело к срыву не только экспортных поставок, но и сокращению заказов для собственной армии.

Югославия[править]

Другим потенциальным заказчиком LT vz.35 могла быть Югославия. В этой стране бронетанковые войска находились в крайне бедственном состоянии. После короткого расцвета, пришедшегося на 1924-1929 гг., югославская армия была вынуждена довольствоваться только тем, что перепало ей от Франции. Вот и получилось, что пока все соседние страны (кроме Албании и Греции) постоянно модернизировали свой танковый парк, в Югославии продолжалась интенсивная эксплуатация танков FT-17 и М26/27. Вполне естественно, что этим "ископаемым" требовалась срочная замена. С 1934 года велись переговоры с французами, но те, вместо новой техники, годом позже поставили партию тех же FT-17. Рассматривался также вариант с Польшей и Великобританией, но наиболее привлекательно в 1936-1937 гг. смотрелся именно LT vz.35. Представители от чехословацкой стороны были в курсе, что югославам нужен танк соответствующий критериям "современный – недорогой – надежный". Реально реализовать можно было только два из перечисленных пунктов, поэтому специально для Югославии был разработан проект экспортного танка Š-II-aj имевший следующие отличия. Башня приобрела удлиненную формы (за счет более развитой кормовой ниши) и стала ниже по высоте. Вместо пушки А-3 предполагалась установка более мощной А-8 калибра 47 мм. Бензиновый двигатель Т-11 планировали заменить дизелем. В ходовой части передний блок тележек сдвинули назад, ближе ко второму поддерживающему ролику. Так что внешне югославский вариант примерно соответствовал модели Т-21.

Переговоры о поставках длились недолго – после мюнхенского кризиса более приоритетными стали другие задачи, а в марте 1939 года Чехословакия прекратила своё существование. Проект танка Š-II-aj так и остался не реализованным. Такая же участь постигла и проект P-II-aj – договориться с фирмой "ČKD" на приемлемых условиях югославам также не удалось.

Афганистан[править]

В конце 1938 года 10 танков заказал Афганистан, но немецкая оккупация помешала реализовать сделку (хотя даже после войны Афганистан был заинтересован в этих танках).

Польша[править]

Приобрести танки LT vz.35 в своё время собиралась и польская армия. Информация о наличии танков нового типа поступила в Польшу в момент их появления и предварительный анализ показывал, что основной польский танк 7ТР проигрывает в плане бронирования и эксплуатационной выносливости ходовой части. Переговоры проходили весьма трудно и практически прекратились в конце 1938 года, когда обострилась ситуация вокруг Заолзья.

Впервые ознакомиться с конструкцией LT vz.35, а точнее говоря – его румынского варианта R-2, полякам удалось только зимой 1939 года, когда партия этих танков переправлялась заказчику через Польшу. Чехословацкая машина произвела хорошее впечатление и 9-го марта польская делегация прибыла в Плзень, где к тому времени завершил испытания прототип Š-II-c (T-21). Разумеется, более мощная машина неплохо подходила на роль среднего танка, однако оккупация Чехии и дальнейший конфликт с Германией поставил точку в этом вопросе.

Боевое применение[править]

В армии Чехословакии[править]

В преддверии войны "MNO" одобрило план переформирования бронетанковых частей, предусматривавший создание четырех мобильных дивизий. На чешском языке они именовались как "Rychla Divize", что дословно переводится как "быстрая дивизия". Состав этих соединений был следующим: кавалерийская бригада (включала два драгунских полка), мотомеханизированная бригада (два мотострелковых полка) и два танковых батальона, почти целиком укомплектованные танками LT vz.35. В общей сложности численный состав каждой дивизии равнялся 22.000 солдатам и офицерам при 298 мотоциклах, 1009 автомашинах, 98 танках, 12 бронеавтомобилях (три OA vz.27 и девять OA vz.30) и 68 орудиях (полевых и противотанковых) не считая лошадей и повозок.

Как видим, "MNO" поставило перед собой вполне реализуемую задачу. Более того, по части технического оснащения чехословацким бронетанковым подразделениям было из чего выбирать. Начиная с 1919 года на вооружение армии последовательно поступило шесть(!) типов бронеавтомобилей отечественного производства, из которых спустя 18 лет эксплуатировалось три – Škoda PA-II "Zelva", OA vz.27 (PA-III) и OA vz.30. Наладились дела и с танками. Уже к 1936 году не слишком удачные танкетки vz.33 были полностью заменены легкими танками LT vz.34 и LT vz.35, которым уже тогда готовилась замена. В значительных количествах также выпускался легкий танк (а по сути танкетка с башней кругового вращения) "ČKD" AH-IV, но "MNO" отказалось от его закупок в виду устарелости самой концепции легкобронированной пулеметной машины. Так что AH-IV производили только на экспорт и вполне удачно продавали его Ирану, Румынии, Швеции, а позднее и Эфиопии, где чехословацкие танкетки служили вплоть до 1981 года(!).

К октябрю 1938 года удалось создать штабы четырех мобильных дивизий, которые находились в Праге, Брно, Братиславе и Поддубицах, и начать их комплектование. Далее предполагалось сформировать ещё 34 взвода по три танка в каждом для поддержки действий пехотных армейских подразделений и пограничных частей. Однако начавшаяся в мае 1938 года мобилизация, и последовавшие вслед за ней трагические события, полностью нарушили эти планы.

Танк LT vz.35 относился к тому же классу боевых машин, что и советский лёгкий танк Т-26. Основными задачами LT vz. 35 являлись разведка, поддержка пехоты и кавалерии. В 1938 году чехословацкая армия имела 4 танковых полка, оснащённых LT vz.35. Полки имели неоднородный состав. Сильнейшим был 1-й (3 танковых батальона и 2 батальона бронеавтомобилей); в нём насчитывалось 197 танков. 2-й танковый полк получил 49 танков и оставшиеся 52 танка попали в 3-й танковый полк (Мартин, Словакия). На основе этих полков во время мобилизации в 1938 году были развёрнуты четыре "быстрые" (лёгкие механизированные) дивизии. Однако в боевых действиях танки не приняли участия — в сентябре-октябре 1938 года танками LT vz.35 усилили укрепрайоны в Судетах против возможных атак германских диверсантов. После подписания Мюнхенского пакта танки вернулись в места постоянной дислокации.

Менее чем за полгода до подписания договора в Мюнхене в Судетской области резко обострилась внутренняя обстановка. Проживавшие здесь этнические немцы не сильно скрывали своей симпатии к нацистскому режиму Гитлера и были бы только рады приходу немецких войск. Можно было отнять "исконно германские земли" силой, но тогда Третий Рейх ещё не был готов к теоретической войне на два фронта. Да и Чехословакия была далеко не слабой в военном отношении страной. Вместо этого фюрер решил действовать дипломатическими путями, а чтобы ускорить процесс в Судетах развернул активную деятельность немецкий "Frei Korps" (Корпус Освобождения). Никакого отношения к организации с аналогичным названием, воевавшей на территории Прибалтики он не имел, так как почти целиком состоял из гражданских добровольцев. Получив от Германии легкое вооружение "освободители" начали нападать на полицейские участки и пограничные посты, всячески стараясь дестабилизировать обстановку в этой районе. Для противодействия националистам "MNO" выделило значительные армейские силы. Первой в Судеты прибыла только что созданная 41-я оперативная группа, в помощь которой передали шесть взводов танкеток vz.33, три взвода легких танков LT vz.35, восемь взводов бронеавтомобилей OA vz.30 и четыре взвода мотоциклистов. К концу августа было сформировано ещё 29 оперативных групп, каждая из которых получила по одной бронемашине. Сидеть без дела армии, как можно понять, не пришлось. Только в период с сентября по октябрь 1938 года было официально зафиксировано 69 нападений на чехословацкие воинские подразделения, не считая мелких инцидентов. Танкистам несколько раз пришлось вступить в бой, поддержав огнем и маневром пехоту в населенных пунктах Хэбе, Стришборо, Марианске Лазне, Класлице и других, причем армия добилась значительных успехов. Ожесточенные бои шли в Крумлове даже после подписания Мюнхенского пакта. Так, в течении 2-го октября, экипажи танков обеспечивали не только огневое взаимодействие, но и разрушали баррикады на улицах этого города. К великому разочарованию "MNO" чехословацкая армия выиграла все сражения, но политики проиграли войну на дипломатическом фронте.

А тем временем продолжалось формирование "быстрых" дивизий, однако большая часть техники так и не была получена своевременно. Причиной этому было несколько факторов, главным из которых была сложная ситуация в Судетах. Стоило также учитывать, что уже к середине 1937 года танк LT vz.38 считался морально устаревшим и на смену ему должны были придти более современные TNHPS и V-8-H. Прототипы этих танков успешно прошли испытания в течении зимы-весны 1938 года и были приняты на вооружение под обозначениями LT vz.38 и ST vz.39 соответственно. Впрочем, если производство легкого танка началось без особых проблем, то насчет среднего фирма "ČKD" и "MNO" не сошлись в цене. После нескольких раундов переговоров в ноябре количество ST vz.39 сократили с 200 до 150 штук, но в конечном итоге "ČKD" не смогла собрать ни одной серийной машины. Таким образом, основным типом танка вплоть до полной оккупации Чехословакии оставался LT vz.35.

Несмотря на "приговор" военной комиссии, вынесенный LT vz.35 осенью 1937 года, поступление новых танков ожидалось не ранее чем через полтора-два года. В результате, на очередном заседании "MNO" решили сделать дополнительный заказ ещё на 105 танков фирмы "Škoda". Даже более того – чтобы быстрее восполнить недостаток техники чехи хотели конфисковать часть танков из румынского заказа. Возможно, эти мероприятия были бы выполнены, если бы не соглашения подписанные в Мюнхене.

Результаты не замедлили сказаться в отрицательном плане. Согласно отчету от 23 сентября 1938 года 1-я и 2-я дивизии (RD-1 и RD-2) получили по 40 танков, в составе RD-3 их было всего 16, а наиболее полно укомплектованной оказалась RD-4, где числилось 76 танков. Но все эти усилия фактически оказались напрасными.

После объявления независимости страна в буквальном смысле оказалась во враждебном окружении, где каждое соседнее государство претендовало на часть её территории. Договор, подписанный в Мюнхене 30-го сентября 1938 года не принёс стабильности Европе, хотя вернувшийся в Великобританию лорд Чемберлен громогласно заявил: "Я принес вам мир!". Но то была лишь иллюзия – на самом деле, положение только ухудшилось.

Едва немецкие войска вошли в Судетскую область и Южную Богемию, как на северо-западной границе весьма остро обозначила свою позицию Польша. Давний спор о владении Заолзьем теперь перешел в новое русло и поляки не отказали себе в удовольствии поучаствовать в разделе соседней страны. Перед вторжением польская армия провела показательные маневры в приграничных территориях, а в политическом плане оккупация Судет признавалась вполне справедливой. Правительство Чехословакии, опасаясь теперь трехсторонней агрессии, вынуждено было мириться с такой наглостью и в течении 1-3 ноября заняли Заолзье, парадным строем войдя в её главный город Тешин.

То, чего боялось чехословацкое правительство, отчасти случилось. Прецедент с Германией и Польшей самым негативным образом отразился на отношениях с Венгрией, которая тоже имела территориальные претензии. В частности, в ультимативном порядке было выдвинуто требование вернуть часть Прикарпатской Руси, которая тогда входила с состав Словакии, но с преимущественно венгерским населением. Вообще венгры сделали поспешный вывод, что Чехословакия не сможет оказать достойного сопротивления, и глубоко в этом просчитались.

Боевые действия начались уже в первых числах октября 1938 года, а 5-го числа границу перешел целый батальон венгерской пехоты. Хотя эти передвижения носили больше форму провокации "MNO" решило наказать агрессивного соседа. Поскольку на комплектование всех четырех мобильных дивизий не хватало ресурсов было принято решение усилить дивизию RD-3, дислоцированную в Словакии. Вначале ей был передан батальон танков LT-2 и две противотанковые роты из состава RD-2, а в середине октября к ним прибавился батальон LT-3, так что в общей сложности дивизия могла располагать семью танковыми ротами. Танковые подразделения RD-3 хорошо показали себя в боях за город Фелединек (Feledinec), обратив здесь в бегство батальон венгерской пехоты без собственных потерь. И всё же, под давлением Германии, в декабре 1938 года часть Южной Словакии пришлось отдать Венгрии.

Ещё одним лакомым куском оказалась Прикарпатская Русь, где проживали преимущественно украинцы, поляки и русины. Созданная здесь националистическая организация "Карпатська Ciч" (Карпатская Сечь) ставила своей задачей отделение от Чехословакии и потому принимала помощь с любой стороны. В этот район также пришлось перебросить крупные воинские подразделения, усиленные бронетехникой. До этого в Прикарпатской Руси дислоцировались подразделения 17-й, 20-й и 22-й пехотных дивизий при небольшом количестве бронемашин.

Наибольшую активность в октябре-ноябре тут снова проявили венгры, пересекавшие границу в районе города Шабадчапаток (Szabadcsapatok) численностью от взвода до батальона. Первое боевое столкновение произошло в этом районе 10-го октября 1938 года. Чехословацкие части, в составе двух пехотных батальонов и двух танкеток vz.33 разгромили в лесном массиве Шаланек (Salanek) батальон венгерской пехоты, взяв в плен 300 человек. Этот успех побудил "MNO" перебросить туда несколько легких танков, которым в скором времени удалось отличиться в боях у городов Мукечек и Ужгород. Но и тут Чехословакии не повезло – на переговорах в Вене, завершившихся 2-го ноября, "спорные" территории пришлось отдать Венгрии.

Не отставали и поляки, также пытавшиеся спровоцировать в ноябре 1938 года новый приграничный конфликт. Однако на этот раз северные границы Прикарпатской Руси оказались прикрыты частями 16-й пехотной дивизии, поддержку которой должны были оказать танки из состава RD-3. В конце ноября поляки предприняли демонстрационный переход границы у города Чадец (Cadec), но провокация не удалась. Чехословацкие войска даже без танков, которые не успели к месту боя, дали достойный отпор и на некоторое время Польша прекратила открытые посягательства на соседние территории, ограничившись поддержкой местных националистов.

К этому моменту в Прикарпатской Руси было сосредоточено три моторизованных пехотных батальона и два смешанных (комбинированных) батальона оснащенных танками LT vz.35 и одна рота бронеавтомобилей OA vz.30. Этими подразделения усилили 12-ю пехотную дивизию, направленную на прикрытие границы.

Зима 1938-1939 гг. для танков LT vz.35 и их обслуживающего персонала выдалась тяжелой. Оборудованные жидкостной системой охлаждения в которой циркулировала вода двигатели Škoda T-11 при минусовых температурах не заводились вообще. Выходом из положения могло бы стать использование антифриза, но об этом своевременно никто не позаботился. На запуск двигателя приходилось теперь тратить по нескольку часов, что отрицательно сказывалось на боеспособности техники.

В феврале ситуация вокруг Чехословакии обострилась настолько, что "MNO" пришлось вернуть почти все бронетанковые подразделения приданные 12-ю дивизию в тыл, оставив только одну роту танков в Михаловце и один комбинированный батальон в Хусте (Chust) и Севлюши (Sevljus). В течении 14 марта чехословацким танкистам пришлось выдержать несколько ожесточенных боёв с венгерскими войсками, вновь перешедшими границу в районе реки Уху. Главной целью венгров и националистов (а по некоторым данным – и польских частей включительно) было раздробление сил 12-й пехотной дивизии и последующее вынуждение их к сдаче в плен. Благодаря совместным усилиям танков и солдат из 36-го пехотного батальона чехословацкие войска сорвали этот план, отбросив противника назад после боя у Онковце (Onokovce). В тот же день в боях у города Франчиков приняли участие два танка Š-II-a, возвращавшихся вместе с экипажами и техническим персоналом из СССР.

Героическая защита границ закончилась для чехословацкой армии утром 15-го марта 1939 года – в этот день немецкие войска вторглись на свободную территорию Чехии, полностью оккупировав её. Несколькими часами ранее Словаки объявила о своей независимости и все армейские подразделения автоматически переходили под контроль нового государства. Впрочем, это совсем не означало конец приграничного конфликта с Венгрией. Даже наоборот – воспользовавшись развалом страны венгры быстро ввели в Прикарпатскую Русь крупные армейские соединения, поддержанные бронемашинами и авиацией. Днем 17-го марта словацкие войска попытались противостоять им, использовав несколько LT vz.35, но всё было напрасно – в очередной раз под давлением Германии в пользу венгров пришлось уступить новые территории.

С таким поворотом событий были согласны далеко не все солдаты и офицеры бывшей армии Чехословакии. Часть из них прекрасно понимала, что Словакия рано или поздно перейдёт под контроль Германии и вся техника попадет в руки вермахта. Не желая усиления нового немецкого сателлита в течении 17-18 марта 1939 года была предпринята попытка перебросить часть бронетехники в нейтральную тогда Румынию. В поход отправили 9 бронемашин OA vz.30, 3 OA vz.27 и танковую роту, состоявшую из 9 танков LT vz.35, ранее принадлежавших PUV-2. До румынской территории добрались только бронемашины, поскольку танки были перехвачены словацкими войсками.

После оккупации Чехословакии[править]

После оккупации Чехии и Моравии 15 марта 1939 года немцам досталось 219 танков LT vz.35. 52 танка вошли в состав вооружённых сил Словакии, 1 достался Венгрии (танк 13909 оказался подбит и захвачен, у них он получил регистрационный номер 1H-407), опытный Š-II-a был интернирован в Румынии, после чего вернулся на завод "Škoda" и 26 в 1940 году получила Болгария.

Немцам танк понравился. Учитывая, что тогда у вермахта основным танком был Pz.II (Pz.III и Pz.IV выпускались в малых количествах), чехословацкая машина значительно превосходила немецкие лёгкие танки по мощи вооружения, имея практически такую же броневую защиту и скорость.

Помимо германской армии танки LT vz.35 состояли на вооружении румынской армии (экспортировано из Чехословакии 126 экземпляров).

Словакия[править]

Предчувствуя надвижение грядущей катастрофы единой страны 14-го марта 1939 года правительство Словакии объявило о независимости своей страны. Немцы спокойно дали словакам отделиться, прекрасно понимая, что рано или поздно они попросят союза с Германией. Собственно, так оно и случилось. В ответ на прогерманские настроения Словакии было разрешено "прибрать к рукам" военную технику, от оставшихся на её территории армейских частей бывшей Чехословакии. А досталось словакам сравнительно немного: 10 бронемашин OA vz.30, три OA vz.37, 30 танкеток vz.33, 43 танка LT vz.35, 27 танков LT vz.34, 9 37-мм орудий KPUV vz.37, 53 артиллерийских трактора, 219 грузовиков, 96 автомашин и 73 мотоцикла. Правда, в 1940 году удалось приобрести партию из 21 танка LT vz.40, которые ранее являлись экспортными LLT и предназначались для Литвы. Вообще словацкая армия рассчитывала получить 52 LT vz.35, ранее входивших в состав 3-й мобильной дивизии, но на 15 марта девять из них находились на заводском ремонте в Пльзне и были конфискованы немцами. Взамен было получено такое же количество машин из состава 2-го танкового полка.

Пока шел передел некогда общей собственности Словакия оказалась втянутой в конфликт с Венгрией, причем бои в Прикарпатской Руси продолжались при явном преимуществе венгерской стороны. Противник застал словацкую армию в самый неподходящий момент, когда новые подразделения ещё только формировались и для них не хватало личного состава, в первую очередь офицеров. С техникой тоже возникли большие проблемы. Часть танков и бронемашин чешские экипажи вывели из строя, так что в приграничных районах их количество серьёзно уменьшилось. Например, именно по этой причине, на 23-е марта у Михайловица практически не оказалось боеспособных бронеавтомобилей OA vz.30. К счастью, общая база с грузовиками Tatra позволила быстро подвезти запасные части и вернуть машины в строй. Вернуть инициативу в свои руки командование словацкой армии решило в тот же день, запланировав атаку у Нижней Рыбницы (Nizna Rybnica). Атака началась около 11:00 и проводилась при поддержке бронеавтомобилей OA vz.30, надеясь пробить позиции венгров и откинуть противника за пределы границы. Впрочем, венгры ожидали такого развития событий, и встретили словацкую пехоту огнем полевой и противотанковой артиллерии. В результате было потеряно две бронемашины, а уцелевшие прикрывали отход своей пехоты пулеметным огнем.

Быстро уяснив, что значительной концентрацией сил в Прикарпатской Руси остановить венгров не удастся, в приграничный район срочно перебросили из Мартина четыре OA vz.30, три танка LT vz.35 и несколько 37-мм ПТО. Эта группа прибыла в Михайловицы вечером 24-го марта, однако принять участие в боях она не успела. Мирный договор между этими странами был подписан тем же днем при посредничестве Германии и привел к потере некоторой части словацкой территории.

Оправившись от первого кризиса Словакия через 5 месяцев втянула себя во 2-ю Мировую войну. Старая обида за оккупацию Заолзья привела ко вполне предсказуемым последствиям. По согласованию с немецким командованием словацкая армия наступала в Польше на южном направлении, отвлекая на себя часть войск противника. Польские укрепления Карпатской Армии оказались весьма слабыми, а танков здесь не было вообще. Впрочем, словаки и сами понимали, что на этом участке фронта вряд ли будет наблюдаться ожесточенное сопротивление. Достаточно сказать, что в качестве усиления была задействована только одна танковая рота из 13 LT vz.35 и несколько бронемашин. Несмотря на довольно скромные силы словакам удалось без особых проблем выполнить боевую задачу, заняв к 28 сентября не только Заолзье, но и значительную часть польской территории. Сопротивление поляков на этом участке фронта оказалось незначительным, так что боевых потерь в танках не было.

Настоящим испытанием для словацких танкистов стало вторжение в СССР. "Благодаря" позиции правительства большого выбора у армии не оставалось и 8-го июля 1941 года на советскую территорию вступили части "Быстрой дивизии", сформированной специально для этой цели. В состав этого соединения включили 2-ю танковую роту с 30 танками LT vz.35, а всего дивизия получила 47 танков.

Продвигаясь вслед за немецкими войсками по территории Украины словацкие части наступали через Львов в направлении Винницы. 22 июля бригада вошла в город совместно с немецкими союзниками. К концу июля 1941 г. словаки участвовали в тяжелых боях в районе Липовца, где понесли существенные потери в танках, дойдя до района Киева.

К концу года они достигли Таганрога и реки Миус, где их наступление было остановлено. Безвозвратные потери среди LT vz.35 оказались совсем небольшими — всего 3 машины, но и использовались танковые подразделения не очень интенсивно, выполняя больше вспомогательные задачи. Прекрасно отдавая себе отчет в том, что для танков Škoda бои на Восточном фронте могут закончиться весьма печально, словацкое командование в декабре 1941 года отправило их в тыл, а на фронте осталась лишь рота танков LT vz.38 и LT vz.40.

На родине танки LT vz.35 использовались для обучения личного состава и охранных функций. Последний раз эти танки использовались в ходе Словацкого народного восстания летом 1944 года. По последним данным в руках повстанцев оказалось всего 24 легких танка LT vz.34, LT vz.35 и LT vz.38, а также 3 самоходные установки не считая другого вооружения. Большинство LT vz.35 находилось тогда в небоевом состоянии и потому их вполне логично использовали в качестве неподвижных огневых точек. Тем не менее, есть данные, что несколько машин было подбито противотанковой артиллерией немцев.

После Второй Мировой Войны[править]

После войны эксплуатация танков Škoda продолжалась, причем в 1946 году был сделан заказ на поставку запасных частей для них. Судя по всему, фирма-производитель его так и не выполнила. Окончательно танки LT vz.35 и Т-11, которые использовались только в качестве учебных, сняли с вооружения в начале 1950-х гг., когда им на смену пришли советские Т-34-85.

Оценка машины[править]

В целом, по сумме потенциальных боевых качеств и технических показателей, чехословацкий танк LT vz.35 превзошел британский Vickers Mk.E Type B (а также его польский аналог 7ТР) и не уступал советскому Т-26 образца 1933 года. В пользу советского танка говорило его более мощное вооружение, включавшее 45-мм пушку 20К, и меньшая боевая масса, составлявшая 9400 кг. Танк фирмы "Škoda" при массе 10500 кг обладал чуть лучшей защищенностью (25 мм лобовой брони против 15 мм), более сильным двигателем и лучшей конструкцией подвески, за которой сохранялись резервы по массе. Можно сказать, что оба танка были почти равноценны, что полностью подтвердилось в летне-осенних боях 1941 года на Восточном фронте.

Сохранившиеся экземпляры[править]

До наших дней сохранилось 4 экземпляра танка LT vz.35.

  • Cz.png Чехия — в экспозиции Военно-технического музея в Лешанах. До 2008 г. находился в коллекции Абердинского полигона в США. Восстановлен до ходового состояния.
  • Rs.png Сербия — в открытой экспозиции Военного музея Белграда в крепости Калемегдан.
  • Bg.png Болгария — в открытой экспозиции Национального музея военной истории, София.
  • Sk.png Словакия — в экспозиции Музея Словацкого Национального восстания (Museum SNP), Банска-Бистрица. В составе железнодорожной бронеплатформы. Комплектный, включая бронекорпус и ходовую часть.

В культуре[править]

В видеоиграх[править]

  • Танк LT vz.35 представлен в MMO "World of Tanks" от белорусской студии Wargaming.net в жанре танковой аркады в качестве лёгкого танка 2 уровня Чехословакии.

В моделизме[править]

Масштабная модель танка (1/35) выпускается фирмами "Tamiya", "ACADEMY" и "Bronco", также существуют версии моделей из картона "WAK" 1/24 масштабе и других польских производителей картонных моделей.

Галерея[править]

Примечания[править]

Источники[править]