Действия

Тяжёлый танк Tiger I

Материал из ВикиВоины

(перенаправлено с «PzKpfw VI Tiger»)

Panzerkampfwagen VI Ausf.E "Tiger" — тяжелый немецкий танк времен Второй Мировой Войны, разработанный конструктором Эрвином Андерсом и пущенный в массовое производство фирмой "Henschel" в 1942 г. Выпускался серийно до 1945 г., за эти годы было выпущено 1 354 таких машин. Один из наиболее известных танков времён Второй Мировой войны.

История[править]

Первые работы в Германии по созданию тяжёлого танка начались в 1937 г. На конец 1930-х гг. на вооружении вермахта не было тяжёлых танков прорыва, аналогичных по назначению советским Т-35 или французским Char B1. В 1939 г. Вермахт удачно опробовал тактику "молниеносной войны" — блицкрига. В подобной доктрине широкомасштабных танковых наступлений, где самим танкам отводилась роль той самой "молнии", тяжелым танкам с их весьма посредственными ходовыми характеристиками места не было. Такие машины были бы скорее обузой для скоростных и мобильных соединений и, согласно логике, предназначались для борьбы с танками противника. Но ни в Польше, ни во Франции не было танков, способных на равных конкурировать с немецкими. В планируемой военной доктрине, опробованной позднее в Польше и Франции, тяжёлым малоподвижным машинам практически не было места, поэтому требования военных к такого рода танку не были чётко определены.

Тем не менее, работы по созданию тяжелого 30-тонного танка прорыва (нем. Durchburchwagen) в Рейхе начались уже в период между войной с Польшей и вторжением в СССР. Разработку начал Эрвин Адерс, один из ведущих конструкторов фирмы "Henschel". В течение 1939 - 1941 гг. было собрано два опытных образца новой техники — DW I и DW II. Первый из прототипов был без башни, на второй устанавливалась башня от серийного PzKpfw IV. Но тогда предпочтение было отдано более лёгкой машине VK 30.01 (H), несмотря на то, что на танках DW впервые была применена новейшая конструкция ходовой части, которая подразумевала расположение опорных катков в шахматном порядке. Впрочем, после нападения Третьего рейха на Советский Союз немцам пришлось всей остротой прочувствовать недостаток тяжелый танков. Немецкий средний танк PzKpfw IV сильно уступал по основным характеристикам советскому среднему танку Т-34, аналога КВ-1 в танковых войсках вермахта не было, как и не было машин, подходящих для прорыва советских линий укреплений (подобно таким, как "линия Молотова", оборонительные позиции у Ленинграда, Севастополя и Москвы). Решение возникших задач разделилось на два направления: на модернизацию уже существующих образцов бронетехники (PzKpfw III и PzKpfw IV), и на ускоренное создание своего аналога советского КВ-1.

Вновь пришлось поднимать архивы с проектами серии DW и обращаться к руководствам фирм "Henschel" и "Porsche". Им были отправлены новые требования по ТТХ к тяжелому танку прорыва проектной массой 45 тонн. Обе фирмы постарались закончить работы по созданию своих танков к 20 апреля — дню рождению Гитлера. Фирма "Henschel" пошла по традиционному пути немецкой танкостроительной школы, выбрав для нового танка ту же компоновочную схему, что и у PzKpfw IV, и применив на танке изобретение конструктора Г. Книпкампа — "шахматное" расположение опорных катков в два ряда. Таким образом была успешно решена задача повышения плавности хода, и, соответственно, повышения точности стрельбы на ходу. Прототип фирмы "Henschel" получил обозначение VK 45.01 (H). Фердинанд Порше попытался перенести свой подход в новую область. На его прототипе был реализован ряд новаторских решений, таких как продольные торсионы в системе подвески и электротрансмиссия.

В целом оба прототипа были схожи по строению, но у доктора Порше танк получился очень тяжело бронированным, громоздким, дорогим и непростым в производстве, так как требовала больше дефицитных материалов, в частности меди (использовалась в генераторах, необходимых для электротрансмиссии). Прототип доктора Ф. Порше проходил испытания под обозначением VK 45.01 (P). Зная об отношении к нему фюрера и не сомневаясь в победе своего детища, конструктор был настолько уверен, что фюрер выберет именно его образец для дальнейшего производства. Ф. Порше, не дожидаясь решения комиссии, распорядился о запуске в производство ходовой части под свой новый танк без испытаний, со сроком начала поставок фирмой "Nibelungenwerk" в июле 1942 г.

Однако, при показе на Куммерсдорфском полигоне танк фирмы "Henschel" показал большую надёжность ходовой части и лучшую проходимость по пересечённой местности. Также у образца Ф. Порше VK 45.01 (P) загорелся моторный отсек на испытании, где присутствовал А. Гитлер. Прислушавшись к мудрым наставлениям своих приближенных, А. Гитлер отдал предпочтение не своему бронетанковому фавориту, а танку Эрвина Андерса.

Так как башни, заказанные для танка фирмы "Henschel" были в процессе доработок или находились в стадии прототипов, башню позаимствовали у танка "Porsche". Кроме того, под вышеуказанную боевую машину проектировались башни с 75-мм орудием KwK 42 L/70, калибр которого в 1942 г. уже не удовлетворял потребностям Вермахта. В итоге, именно этот гибрид с шасси фирмы "Henschel" и башней "Porsche" был запущен в массовое производство под обозначением PzKpfw VI "Tiger I". В денежном выражении стоимость 1 танка Tiger I составляла 250 тыс. Rm. Трудоёмкость производства одного танка — около 300 000 человеко-часов.

Конструкция[править]

Корпус и бронирование[править]

Вид на место механика-водителя.

Компоновка танка Tiger I представляла собой классический вариант с передним расположением трансмиссии. В передней части находилось отделение управления, в котором размещались коробка передач, механизм поворота, органы управления, радиостанция, курсовой пулемет, часть боекомплекта и рабочие места механика-водителя (слева) и стрелка-радиста (справа). Управление танком осуществлялось при помощи руля, аналогичного автомобильному. Основные органы управления танком Tiger I — рулевое колесо и педали (газ, сцепление, тормоза). Перед сиденьем справа установлен рычаг переключения передач и рычаг стояночного тормоза (слева — рычаг вспомогательного стояночного тормоза). За сиденьем с обеих сторон — аварийные рычаги управления. При этом само управление было достаточно простым и не требовало особых навыков.

Боевое отделение занимало среднюю часть танка. Башня расположена приблизительно по центру корпуса, центр погона башни находится на 165 мм ближе к корме от центрального перпендикуляра корпуса. Борта и корма башни отформованы из одной полосы броневой стали толщиной 82 мм. Башня подковообразной формы — сварная, с соединением листов в шип и вертикальными стенками, выполнявшимися из цельного гнутого листа. Лобовой лист башни толщиной 100 мм приварен к гнутому бортовому бронелисту. Крыша башни состоит из одного плоского бронелиста толщиной 26 мм, в передней части установленного с наклоном в 8° к горизонту. Крыша башни соединяется с бортами сваркой. В крыше имеется три отверстия, два — под верхние люки и одно для вентилятора. Крыши башен танков Tiger I поздних выпусков имели по пять отверстий. На башне № 184 и всех последующих устанавливался перископ заряжающего; перископ монтировался в правой части башни чуть впереди линии излома крыши. Фиксированное перископическое устройство предохранялось стальной П-образной скобой. Между люком заряжающего и вентилятором на башнях танков позднего выпуска (начиная с башни № 324) устраивалось отверстие под Nahverteidigungwaffe (мортирка для стрельбы дымовыми и осколочными гранатами на малые дальности). Вентилятор закрывался бронеколпаком с горизонтальными щелями для забора воздуха. Высота башни, включая командирскую башенку, составляла 1 200 мм, масса — 11,1 т. Башни изготавливались и монтировались на шасси на заводе фирмы "Wegmann" в Касселе. В передней части башни в литой маске устанавливались пушка, спаренный пулемет, приборы наблюдения и прицеливания, механизмы наводки и сиденья командира танка, наводчика и заряжающего. В корпусе в нишах, по стенкам и под поликом башни размещался боекомплект. На днище танка — гидропривод поворота башни. Башня приводилась во вращение гидравлическим поворотным механизмом мощностью 4 кВт. Скорость поворота зависела от частоты вращения коленчатого вала. Отбор мощности производился от коробки передач с помощью специального карданного вала. При 1500 об/мин коленчатого вала поворот башни на 360° осуществлялся за 1 мин. При неработающем двигателе башню поворачивали вручную. Башня, вследствие большого вылета пушки и тяжелой броневой маски, была неуравновешена, что делало невозможным ее поворот вручную при крене в 5°. На ее крыше устанавливалась командирская башенка с шестью, а затем с семью смотровыми приборами. После внедрения башни с командирской башенкой нового типа длина с пушкой вперед составила 8455-мм, а высота — 2885-мм.

Корпус танка собирался из броневых листов, соединенных в шип и сваренных двойным швом. Броня — катаная, хромомолибденовая, с поверхностной цементацией. Корпус танка Tiger I впервые в германском танкостроении имеет переменную ширину. Ширина нижней части собственно и есть ширина корпуса. Верхнюю часть пришлось расширить за счёт надгусеничных спонсонов для размещения башни с диаметром погона 1 850 мм — минимальный диаметр погона, позволяющий установить в башню орудие калибра 88 мм. Размер опорной бронеплиты пола корпуса 4820×2100 мм, толщина плиты 26 мм. Толщина бортовых бронеплит варьируется: борта верхней части корпуса 80 мм, корма 80 мм, лоб — 100 мм. Толщина бортов нижней части корпуса уменьшена до 63 мм, так как здесь роль дополнительной защиты выполняют опорные катки. Большинство бронелистов корпуса соединяются под прямым углом. Лобовой лист подбашенной коробки располагался под углом 8° к вертикали, верхний лобовой лист корпуса — под углом 77°, нижний — под углом 27°. Бортовые листы — вертикальные, кормовой лист наклонен под углом 8°. Таким образом, почти все поверхности корпуса Tiger I или параллельны или перпендикулярны грунту. Исключение составляют верхний и нижний лобовые бронелисты. Лобовой 100-мм бронелист, в котором установлен курсовой пулемёт и наблюдательный прибор механика-водителя, почти вертикален — его наклон составляет 80° к линии горизонта. Верхний лобовой бронелист толщиной 63 мм установлен практически горизонтально — с углом наклона 10°. Нижний лобовой бронелист толщиной 100 мм имеет обратный наклон в 66°. Стыкуются бронелисты методом "ласточкин хвост", соединяются сваркой. Стык башни и корпуса ничем не прикрыт — одно из наиболее уязвимых мест Tiger I. Нa танках поздних выпусков для защиты стыка башни и корпуса монтировалось бронекольцо. Толщина крыши корпуса — 30 мм. Масса бронекорпуса танка, без башни и ходовой части, составляла 29 т, корпус имел внушительные размеры. В передней части крыши подбашенной коробки имелись люки-лазы механика-водителя и стрелка-радиста. Люки закрывались круглыми крышками, откидывающимися на петлях. В каждой крышке был смонтирован перископический прибор наблюдения. Между люками имелось вентиляционное отверстие, прикрытое броневым колпаком.

Внутреннее устройство танка.

С августа 1943 г. внешние вертикальные поверхности корпуса и башни танка стали покрывать составом "циммерит" (Zimmerit), затрудняющим примагничивание к корпусу магнитных мин. От антимагнитного покрытия отказались осенью 1944 г.

Кормовая часть корпуса делилась на три отсека внутренними водонепроницаемыми перегородками. В моторном отделении располагался двигатель и все его системы, а также топливные баки. Моторное отделение отделялось от боевого перегородкой. Два крайних отсека при преодолении водных преград вброд могли заливаться водой; центральный, в котором располагался двигатель, был герметичным. Крайние отсеки закрывались сверху массивными литыми решетками. Две передние решетки служили для притока воздуха, охлаждающего радиаторы, а задние — для его отвода. Надмоторная часть закрывалась крышкой с вентиляционным отверстием, прикрытым броневым колпаком. В днище танка были предусмотрены люки для доступа к генератору и топливному насосу, к спускным кранам систем питания, охлаждения и смазки двигателя и спускной пробке картера коробки передач.

Вооружение[править]

88-мм орудие KwK 36.

Основное вооружение танка Tiger I была выбрана пушка 8,8 cm KwK 36 калибра 88-мм, производившаяся заводом "Wolf" в Магдебурге. Орудие являлось танковым вариантом зенитной пушки FlaK 18/36. Высокая точность стрельбы достигалась благодаря сочетанию настильной траектории (следствие высокой дульной скорости и хорошей баллистики снаряда) и прецизионной оптике прицела Turmzielfernrohr TZF 9b фирмы Leitz. Испытания на кучность боя, проведённые британской армией показали, что пять последовательных выстрелов на дистанции 1 100 м обеспечивают попадания в преграду размерами 410 на 460 мм. Чтобы установить тяжелое, с сильной отдачей зенитное орудие в башне Tiger I, на танковом варианте пушки установили двухкамерный дульный тормоз, который существенно снизил величину отката. Кроме того по сравнению с зенитным орудием изменилась конструкция рекуператора. Также для улучшения баллистических характеристик пушки увеличили длину ствола с 53 калибров до 56. Горизонтальный скользящий затвор, применявшейся на зенитных орудиях, заменили на вертикальный, а механический спуск на электрический, как это было принято для всех немецких танков времен войны. Рычаг замка располагался на правой стороне казённика. По бокам от казённой части смонтированы цилиндры накатника и откатника: накатник слева, откатник — справа. Накатники и откатник крепились к цапфам орудия. Воспламенение заряда — электрическое (электрозапал). Кнопка электрозапала расположена на штурвальчике механизма вертикального наведения пушки. Предохранительные устройства пушки аналогичны использованным на орудии танка PzKpfw IV.

Пушка крепилась передней частью люльки к массивной литой маске орудия. Маска в свою очередь имела цапфы и поворачивалась в вертикальной плоскости вместе с пушкой. Конструктивно орудие включало в себя: ствол с кожухом; двухкамерный дульный тормоз; казенную часть с запирающим механизмом; люльку; гидравлический откатник и гидропневматический накатник; защитную раму экипажа с закрепленным на ней лотком для стреляных гильз.

Стопорное кольцо на орудии.

Ствол имел скрепляющий кожух, расположенный в месте наибольших давлений газов (участок, длиной примерно 2,6 метра от казенника). Кожух, одетый с натягом создавал в стволе напряжения сжатия, а сам испытывал напряжения растяжения. В результате внутренние и наружные слои металла ствола более равномерно воспринимали напряжения создаваемые давлением пороховых газов при выстреле, что позволяло увеличить максимальное давление в стволе. В конце кожуха ставили стопорное кольцо. Ствол пушки имел длину 56 калибров — 4 928 мм; oт среза дульного тормоза до среза казённой части — 5 316 мм. Ствол орудия выступал за габариты корпуса в случае установки башни на 12 ч на 2 128 мм. Длина нарезной части ствола — 4 093 мм. Закрутка нарезов — правая. Всего в стволе 32 нареза шириной 3,6 мм и глубиной 5,04 мм.

Дульный тормоз орудия KwK 36.

Дульная тормозная система работает путем захвата расширяющихся газов, которые вырываются из ствола после вылета снаряда. Газы толкают ствол вперед от танка и тем самым противодействуют части силы отката. Дульный тормоз, установленный на Tiger I снижает отдачу на 70%, и предупреждал, что нельзя стрелять из пушки, если тормоз отстрелили или повредили. Дульный тормоз прикручивался к концу ствола и фиксировался стопорным кольцом. В процессе производства в дульный тормоз внесли некоторые изменения.

К казённой части крепился латунный жёлоб, прикрытый брезентом; в жёлоб падала после открытия замка стреляная гильза. Из жёлоба гильза скользила в короб, также сделанный из латуни. В коробе одновременно помещалось не более шести стреляных гильз, поэтому в бою заряжающему часто приходилось отвлекаться на очистку короба от гильз. Сначала заряжающий выбрасывал гильзы наружу через лючок в стенке башни, но начиная с 46-й башни правый лючок заменили аварийным люком. Гильзы приходилось выбрасывать через верхний прямоугольный люк. На жёлобе был закреплен индикатор хода ствола при нормальном откате, нормальная длина отката ствола после выстрела составляла 580 мм. Пушка уравновешивалась с помощью специального гидравлического устройства, расположенного под ее казенной частью. Первоначально орудие балансировалось с помощью работающей на сжатие пружины, закреплённой на орудии и на правой стороне внутренней стенки передней части башни (ниже смотрового отверстия заряжающего). На танках поздних выпусков балансир перенесли в левую часть башни за сиденье командира. Теперь балансир связывал казённик пушки и полик башни. Масса пушки — 1 310 кг. Вертикальная наводка — в пределах от -6,5° до +17°. Баллистические характеристики идентичны зенитным пушкам Flak 18/36/37, имеющим ту же длину ствола L/56.

Cнимок казенной части танка Tiger I с собственным номером 131. Сейчас это единственныq в мире танк Tiger I на ходу.

Пушки маркировались клеймением на срезе казенной части. В левом нижнем углу ставили год выпуска (две цифры) и код производителя. Компания "DHHV" имела код "amp", а "Wolf Buchau" – "cxp"[1]. В правом нижнем углу размещался серийный номер пушки, состоящий из буквы R (сокр. от нем. Rohr – орудие) и цифр. Под номером мелким шрифтом указывали номер контракта с производителем, состоящий непосредственно из двух букв FL (сокр. от нем. Fertig Lieterant – Завершил Поставку), порядкового номера и кода производителя.

Tiger I обеспечивал возможность для хранения в нем 92 артиллерийских выстрелов калибра 88-мм, уложенных в 10 ящиках-держателях, или "чемоданах", в каждом из которых, в зависимости от места нахождения, помещалось 16, 6 или 4 выстрела. Во всех держателях выстрелы лежали горизонтально по оси. Готовый боезапас в 64 выстрела — хранился в четырех держателях по бортам корпуса; еще 16 находились в четырех ящиках на полу корпуса, куда также имелся доступ у заряжающего, но значительно более затрудненный, чем в случае с боеприпасами на бортах корпуса. И наконец, 12 выстрелов, которые преимущественно использовались для пополнения опустевших "чемоданов", лежали — шесть за местом механика-водителя и шесть под поворотной платформой башни. Последние оставались вне досягаемости, когда танк действовал в бою, но те шесть выстрелов, что хранились около сиденья механика-водителя, были доступны в случае, если пушка смотрела строго прямо вперед. При полных "чемоданах" боеприпасов в распоряжении заряжающего находилось не более 20 выстрелов, независимо от положения башни по отношению к корпусу. Само по себе заряжение представляло довольно нехитрое занятие, однако оно становилось все более трудным по мере того, как таяли боеприпасы, и заряжающему приходилось тянуться все дальше за новыми выстрелами; процесс еще осложнялся конструкцией лотков, в которых лежали выстрелы. Необходимо помнить, что целиком Рzgr.39 весил несколько больше 16 кг. В среднем на заряжание пушки уходило 6,4 секунды.

В полевых условиях Tiger I снабжались также двумя, а иногда и четырьмя дополнительными ящиками, каждый из которых содержал семь выстрелов, что увеличивало емкость боеукладки до 106 или 120 выстрелов. Точно не установлено, производилась ли эта модернизация на батальонном уровне по собственной инициативе экипажей или же на то поступали какие-то распоряжения из Германии. Предпочтительным считалось распределение 50×50 — половина бронебойных выстрелов и половина фугасов. Рzgr.40 с вольфрамовым сердечником выдавались очень ограниченно из расчета от четырех до шести единиц на танк, и когда это делалось, подразумевалось резервирование их для особо трудных целей.

С пушкой был спарен 7,92-мм пулемёт MG-34, который монтировался справа. Пулемёт наводился вместе с пушкой, стрельбу из него вел наводчик нажатием на педаль правой ногой. Курсовой пулемёт размещался в лобовом листе подбашенной коробки в шаровой установке. На командирской башенке позднего типа на специальном устройстве Fliegerbeschutzgerat 42 можно было установить зенитный пулемет MG-34. До 1943 г. устанавливались стандартные пулемёты KwMG-34, позже — KwMG-34/40, KwMG-34/S и KwMG-34/4. Боекомплект пулеметов 5 100 патронов.

Танки "Тигр" первоначально оснащались бинокулярным телескопическим-ломающимся прицелом TZF 9а, а затем монокулярным TZF 9b. При изменении вертикального угла наведения вооружения изменялось и положение объективной части прицелов, окулярная же часть оставалась неподвижной, что обеспечивало работу с вооружением во всем диапазоне вертикального угла наведения без изменения положения наводчика. Эти прицелы имели 2,5-кратное увеличение и поле зрения 23°. Курсовой пулемет MG-34 имел 1,8-кратный телескопический прицел KZF 2.

Двигатель и трансмиссия[править]

Все модификации оснащались V-образными (развал цилиндров — 60°), 12-цилиндровыми, четырехтактными бензиновыми карбюраторными моторами Maybach. На первые 250 машин устанавливались двигатели Maybach HL210P30 объёмом 21,3 литра, мощностью 650 л.с. Остальные — мотором Maybach HL230P45 объёмом 23,0 литра, мощностью 700 л.с. при 3000 об/мин. Диаметр цилиндра 125-мм и 130-мм. Ход поршня 145-мм. Степень сжатия 7(HL 210P30) и 6,8(HL 230P45). Рабочий объем 21 353 см2 и 23 095 см2. Сухая масса двигателей 1200 - 1300 кг. Для повышения жесткости картер двигателя HL 230РЗО был выполнен из серого чугуна без разъема в плоскости коленчатого вала, то есть имел так называемую "туннельную" конструкцию.

Топливо — этилированный бензин OZ 74, октановое число 74. Емкость четырех бензобаков 534 л горючего. Расход топлива на 100 км при движении по шоссе — 270 л, по бездорожью — 480 л. Подача топлива принудительная, с помощью четырех топливных насосов Solex. Карбюраторов — четыре, марки Solex 52FFJIID. В маслосистеме использовалось масло марки Motorenöl der Wermacht. Для замены требовалось 32 л масла, но двигатель вмещал 42 л масла. Масляный насос приводится от основного двигателя. В состав маслосистемы входит резервуар ёмкостью 28 л.

Система охлаждения — жидкостная, с двумя радиаторами вместимостью 120 литров. По обеим сторонам двигателя располагались сдвоенные вентиляторы. В связи с изоляцией моторного отсека от воздухопритоков системы охлаждения на обоих двигателях был применен специальный обдув выхлопных коллекторов и генератора. Смазка двигателей вентиляторов — 7 литров масла.

Для ускорения прогрева охлаждающей жидкости в процессе запуска двигателя в холодное время года была предусмотрена возможность установки термостатов с обратным перепуском через закороченный контур. Трансмиссия состояла из карданной передачи, коробки передач со встроенным главным фрикционом, механизма поворота, бортовых передач и дисковых тормозов.

Коробка передач Maybach OLVAR OG(B) 40 12 16А продукции завода Zahnradfabrik в Фридрихсхафене — безвальная, с продольным расположением осей, двенадцатиступенчатая (+8;-4), сблокированная с многодисковым главным фрикционом с одной стороны и механизмом поворота с другой стороны (с постоянным зацеплением шестерен), с центральным синхронизатором и индивидуальными тормозами. Коробка передач модели Maybach Olvar представляла собой редкий тип так называемой безвальной преселективной КП с полуавтоматическим управлением. Ее особенностью являлось отсутствие общих валов для нескольких шестерен, каждая шестерня монтировалась на отдельных подшипниках. Коробка снабжалась автоматическим гидравлическим сервоприводом. Для переключения передач было достаточно перевести рычажок, не выжимая педали главного фрикциона. Сервопривод автоматически, без участия водителя, выключал главный фрикцион и ранее включенную передачу, производил синхронизацию угловых скоростей включаемых зубчатых муфт, включал новую передачу, а затем плавно включал и главный фрикцион. В случае порчи гидравлической аппаратуры переключение шестерен и выключение главного фрикциона можно было производить механическим путем. Система смазки шестерен — струйная, с подачей масла в место зацепления при сухом картере.

Механизм поворота — по типу двойного дифференциала с двухпоточным подводом мощности и двухскоростным приводом. Картер коробки передач центрировался и жестко соединялся с картером механизма поворота, образуя двухпоточный механизм передач и поворота. Последний крепился в носовой части корпуса танка, причем в расточку передней части картера запрессовывалось резиновое кольцо опорной балки, жестко закрепленной в броневом корпусе. Обеспечивал 16 устойчивых радиусов поворота вперёд и 8 назад (по 2 на каждой передаче КП). При этом максимальный радиус составлял 165 м, минимальный — 3,44 м. Более крутые повороты при включенной передаче, в том числе вокруг отстающей гусеницы, трансмиссией танка не обеспечивались. При нейтральном положении коробки передач был возможен поворот вокруг центра тяжести танка движением забегающей гусеницы вперед и отстающей назад с радиусом В/2. Управление механизмом поворота — штурвалом. Остановочные тормоза с индивидуальным приводом для каждого борта двумя рычагами по бокам от места водителя использовались для поворота только в случае выхода механизма поворота из строя. Групповой привод остановочных тормозов — педалью тормоза.

Главная передача имела три ступени редукции. Первая ступень состояла из конического шестерёнчатого редуктора для передачи крутящего момента от КП на общий вал привода механизма поворота. Вторая и третья — из совмещённого цилиндрического и планетарного редукторов бортовых главных передач. Общее передаточное отношение — 10,5. Механизм поворота в редукции не участвовал.

Многодисковый главный фрикцион с трением рабочих поверхностей в масле был конструктивно встроен в коробку передач, так же как и стояночный тормоз. Бортовые передачи — двухрядные, комбинированные, с разгруженным ведомым валом. Механические дисковые тормоза были разработаны инженером Клауе и изготовлены фирмой "Argus".

Мощность от двигателя к коробке передач передается валом, состоящим из двух частей. Примерно 5 л.с. отбирается на привод разворота башни. Моторное отделение оборудовано автоматической системой пожаротушения: если температура воздуха в моторном отделении превышает 120 °C, термические датчики автоматически включают огнетушители, установленные в районе топливных насосов и карбюраторов. При срабатывании системы пожаротушения на приборной доске механика-водителя загорается аварийная лампочка.

Ходовая часть[править]

Конструкцию ходовой части разработал советник имперского управления вооружений инженер Г. Книпкамп — активный участник проектирования целого ряда германских бронированных машин. Ходовая часть танка применительно к одному борту состояла из 24 опорных катков, расположенных в шахматном порядке в четыре ряда. Катки — большого диаметра, без поддерживающих роликов. Опорные катки размером 800×95-мм у первых 799 танков имели резиновые бандажи; у всех последующих — внутреннюю амортизацию и стальные бандажи. На поздних модификациях устанавливались катки с внутренней амортизацией, в меньшем количестве. Ленивец диаметром 600 мм связан с механизмом регулирования натяжения гусеницы. Ведущие колеса диаметром 840 мм расположены в передней части корпуса, имели два съемных зубчатых венца по 20 зубьев каждый. Зацепление цевочное. Направляющие колеса-литые, с металлическими бандажами и кривошипным механизмом натяжения гусениц. .

Подвеска — индивидуальная торсионная, одновальная. Торсионы расположены поперек корпуса танка. Балансиры передних и задних опорных катков снабжались гидравлическими амортизаторами, размещенными внутри корпуса. Опорные катки второго, четвёртого, шестого и восьмого узлов подвески — внутренний ряд. Длина торсиона 1 960 мм, диаметр 58 мм. Торсион фиксируется восьмигранным наконечником в стенке противоположного опорному катку борта корпуса. Опорные катки левого борта смещены вперед относительно опорных катков правого борта.

Гусеницы стальные, мелкозвенчатые, из 96 двухгребневых траков каждая. Траки — Kgs-63/725/130. На танке Tiger I используется два типа гусениц. Транспортные гусеницы набраны из траков K.gs-63/520/l30, 520 — ширина трака в мм, 130 — расстояние между пальцами соседних траков. Боевые гусеницы — из траков Kgs-63/725/130, 725 — ширина трака в мм. Между собой траки соединены пальцами длиной 716 мм и диаметром 28 мм.

Электрооборудование[править]

Электрооборудование было выполнено по однопроводной схеме. Напряжение 12В. Источники: генератор Bosch GULN 1000/12-1000 мощностью 0,7 кВт, два аккумулятора Bosch емкостью 150 Ач. Потребители: электростартер Bosch BPD6/24 мощностью 4,4 кВт,система зажигания, башенный вентилятор, контрольные приборы, подсветка прицелов, приборы звуковой и световой сигнализации,аппаратура внутреннего и внешнего освещения, звуковой сигнал, спуски пушки и пулеметов.

Средства связи[править]

Все танки "Тигр" оснащались радиостанцией Fu5, имевшей дальность действия 6,4 км телефоном и 9,4 км телеграфом.


Модернизации[править]

13274 d3aa0a40c4c6ee94999393f8c66899cd.jpg

Танки "Тигр" выпускались в нескольких сериях, в которые конструкторы вносили изменения. Первые танки "Тигр" имели на корпусе мортирки для выстреливания противопехотных мин типа "S" и на башне — дымовые гранатометы NbK39. На танках более позднего выпуска одна фара устанавливалась в передней части корпуса между смотровым прибором механика-водителя и пулеметом. Танки раннего выпуска оснащались бинокулярным телескопическим прицелом TZF9с, тогда как на более поздние устанавливался монокулярный прицел TZF9E. 495 первых "Тигров" оборудовались также так называемыми воздушными трубами, которые позволяли преодолевать по дну водные преграды глубиной до 4 метров. Одним из наиболее существенных изменений было использование на последних 800 "Тиграх" стальных опорных катков. Танки, которые эксплуатировались в условиях бездорожья, имели воздушные фильтры типа "Фейфель". На "Тиграх" применялись гусеницы двух типов — транспортировочные с траками шириной 520-мм и боевые с траками шириной 725-мм. Использование двух типов гусениц было связано с тем, что "Тигр" не вписывался по ширине в габариты железнодорожного вагона. Перед погрузкой на платформу с танка снимали один ряд опорных катков и "обували" его в другие более узкие, гусеницы.

Боевое применение[править]

Специально для танков "Тигр" была создана новая тактическая единица — тяжелый танковый батальон (schwere Panzerabteilung — sPzAbt), представлявший собой отдельную воинскую часть, которая могла действовать как самостоятельно, так и придаваться другим частям или соединениям вермахта.

Pz.Kpfw. VI Tiger Ausf. E бортовой номер "232" — машина унтершарфюрера СС Курта Клибира из 3-го взвода 2-й роты 101-го тяжелого батальона СС 14 нюля 1944 г., Нормандия. На буксире у "Тигра" Клибира — другой "Тигр", танк с бортовым номером "231". На башню головного танка оперся командир 1-го взвода 2-й роты 101-го тяжелого батальона СС лейтенант Георг Хантуш. На лобовом бронелисте надстройки корпуса изображена эмблема танкового корпуса СС "Лейбштандарт Адольф Гитлер".

В 1942 и в начале 1943 года тяжелый танковый батальон организационно состоял из четырех рот, причем только две из них были танковые (с весны 1943 года- соответственно пять и три). Следует отметить, что в ряде случаев вплоть до осени 1943 года батальоны имели смешанный боевой состав. Наряду с тяжелыми танками "Тигр" на их вооружении состояли средние Pz.Kpfw.III Ausf.L, M и N. Причем в 1942 году в тяжелых батальонах последние составляли большинство. К 1944 году боевой состав новых частей стал более однородным. В танковых ротах и штабе имелись теперь только "тигры", машины иного типа — средние PzKpfw lV Ausf H — сохранились лишь в танковом взводе роты обеспечения. Кстати, эти танки, резко отличавшиеся от остальных "четверок" по внешнему виду из-за противокумулятивных экранов, наши бойцы часто принимали за "тигры". Более того, даже в боевых донесениях они часто именовались "Тигр", тип 4", что резко "увеличивало" статистику примененных на том или ином участке фронта немецких тяжелых танков. Впрочем, в некоторых батальонах по-прежнему оставались на вооружении Pz.IIIN, а в sPzAbt 502, например, имелся взвод самоходных установок Jagdpanzer 38(t) Hetzer.

Формирование тяжелых танковых батальонов началось в мае 1942 года. Экипажи прибывали из боевых и учебных частей в 500-й запасной танковый батальон, дислоцировавшийся в Падерборне. Для их подготовки использовались и полигоны в Путлосе, Одруфе и Фаллингбостеле.

Первым 19 августа 1942 года получил "тигры" 502-й батальон. Ранним утром 23 августа четыре "тигра" погрузили на железнодорожные платформы и отправили на фронт — Гитлер торопил, ему не терпелось узнать, каковы новые танки в деле. 29 августа эшелон с боевыми машинами и личным составом 1-й роты sPzAbt 502 выгрузился на станции Мга, недалеко от Ленинграда. Уже в ходе выдвижения на исходные позиции для атаки начались поломки. У двух танков вышли из строя коробки передач, у третьего — перегрелся и загорелся двигатель. Эти агрегаты, и так работавшие с перегрузкой по причине большой массы танков, испытывали дополнительную нагрузку из-за движения по мокрому заболоченному грунту. Под покровом темноты "тигры" отбуксировали в тыл, и заводские механики, сопровождавшие машины, занялись их ремонтом. Не подлежавшие восстановлению агрегаты заменили на привезенные из Германии. К 15 сентября "тигры" были готовы к бою.

21 сентября 1-ю роту sPzAbt 502 передали в оперативное подчинение 170-й пехотной дивизии, в полосе которой ей и предстояло действовать. На следующий день "тигры" пошли в атаку. Двигаясь гуськом по узкой дороге, немецкие танки попали под фланговый огонь советской противотанковой артиллерии. Один "Тигр" был подбит, а три других остановились из-за поломок. Эти машины, по-видимому вышедшие из строя по техническим причинам, удалось эвакуировать, а четвертая поврежденная осталась на нейтральной полосе, где простояла почти месяц. Затем по личному указанию Гитлера ее взорвали.

В своих "Воспоминаниях солдата" генерал Г.Гудериан так откомментировал этот эпизод:

"В сентябре 1942 года "Тигр" вступил в бой. Еще по опыту Первой мировой войны было известно, что при создании новых образцов вооружения следует запастись терпением и дождаться их массового производства, а затем применить их сразу в больших количествах. Зная об этом, Гитлер, тем не менее, хотел как можно быстрее увидеть в деле свой главный козырь. Однако перед новыми танками была поставлена абсолютно второстепенная задача: локальная атака в труднопроходимой местности в заболоченных лесах под Петербургом. Тяжелые танки могли двигаться только в колонну по одному по узким просекам, попадая под огонь противотанковых пушек, расставленных вдоль них. В результате — потери, которых можно было избежать, преждевременное рассекречивание новой техники и, как следствие, невозможность в будущем застать противника врасплох"

.

Трудно не согласиться с мнением генерала и довольно сложно понять логику немецкого командования, загнавшего новые танки в Синявинские болота. Возможно, причиной была одноименная наступательная операция, проводимая в августе — сентябре 1942 года Волховским фронтом. Ведь именно в полосе 2-й ударной армии этого фронта и появились "тигры". Впрочем, наивно полагать, что столь незначительное число даже таких мощных танков могло оказать хоть какое-то влияние на ход операции. Похоже, что их появление вообще осталось тогда незамеченным для советского командования.

Впоследствии, в январе 1943 года 1-я рота 502-го батальона участвовала в тяжелых боях в ходе отражения советского наступления по прорыву блокады Ленинграда. На 10 января в составе роты имелось семь "тигров", а также три Pz.IIIN и семь Pz.IIIL. К концу месяца пять "тигров" было потеряно в боях, причем три из них подорвали экипажи. Одна машина, сравнительно легко поврежденная и по какой-то причине не подорванная экипажем, была захвачена нашими войсками. Этот, без сомнения, важный факт весьма разнообразно трактуется в отечественной военно-исторической и мемуарной литературе.

Panzer VI 101-го тяжелого танкового батальона СС Этот "Тигр" IP 232 не участвовал в бою в Виллер-Бокаже.

К. А. Мерецков, командовавший в те дни Волховским фронтом, пишет:

"Во время прорыва нами вражеской обороны фашистское командование бросило в бой новый тяжелый танк "Тигр", ранее проходивший испытания под Сталинградом. Он предназначался для участия в штурме Ленинграда. И вот это чудовище остановили наши пехотинцы-бронебойщики, повредив смотровые приборы танка. Экипаж не выдержал и бежал, бросив в целом исправную машину. Фашисты долго держали ее под непрерывным огнем и даже пытались отбить танк контратаками. Позднее я распорядился переправить "Тигр" на наш опытный полигон, где изучили стойкость его брони и выявили уязвимые места"

. А вот что можно прочитать по этому поводу в книге, посвященной жизни и деятельности наркома танковой промышленности В. А. Малышева:

"В январе 1943 года при прорыве блокады Ленинграда в торфянике возле карьеров кирпичного заводика у Рабочего поселка № 5 произошло следующее. По узкому коридору, отделявшему Волховский и Ленинградский фронты, на одну из советских частей двинулся не совсем обычный танк. Ударившие по нему снаряды наших противотанковых пушек не остановили тяжелой машины. Он продолжал двигаться на Шлиссельбург. Но к дороге в это время подошла еще одна — 18-я стрелковая дивизия, которая сразу же обрушила на него сильный огонь орудий прямой наводки. Снаряды снова не вывели его из строя, но... Как предполагает генерал-полковник В.3.Романовский, командующий 2-й ударной армией, водитель танка, видимо, струсил, свернул с дороги, намереваясь уйти на Синявинскую высоту. Но, разворачиваясь, фашистский танк, оказавшийся неповоротливым, попал в торфяник, забуксовал и вскоре совсем завяз. Фашисты выскочили из машины, не уничтожив даже новенький технический паспорт, приборы, орудие, но их тут же перестреляли"

. Впечатляющие подробности можно почерпнуть и из брошюры "Оружие победы", изданной Центральным музеем Вооруженных Сил СССР в 1986 году:

"Было это под Ленинградом в январе 1943 года. В районе Синявинских высот в густых зарослях кустарника расположилась на огневой позиции батарея 122-мм пушек образца 1931/37 гг. 267-го корпусного артиллерийского полка. Внезапно послышался рокот танкового мотора. Два огромных танка с крестами на бортах надвигались на батарею. Когда до одного из орудий осталось не более 50 метров, прозвучал выстрел. Бронебойный снаряд весом 25 кг со скоростью 800 м/с врезался в башню головного "Тигра", которая, расколовшись, слетела с танка. Сильные удары крупных осколков башни по броне второго "Тигра" заставили его экипаж бежать, не заглушив двигателя"

.

"Тигр", уничтоженный в ходе боя у Виллер-Бокаж.

Находившийся на Волховском фронте в качестве представителя Ставки Г.К.Жуков, описывая подробности захвата первого образца тяжелого танка "Тигр", рассказывал:

"Это было 14 января 1943 г. Мне доложили, что между Рабочими поселками № 5 и № 6 наши артиллеристы подбили танк, который по внешнему виду резко отличался от известных нам типов боевых машин. Причем гитлеровцы принимали всевозможные попытки для эвакуации его с нейтральной полосы. Я заинтересовался этим и приказал создать специальную группу в составе стрелкового взвода с четырьмя танками, которой была поставлена задача захватить танк, отбуксировать его в расположение наших войск, а затем тщательно обследовать его. В ночь на 17 января группа во главе со старшим лейтенантом Косаревым приступила к выполнению боевого задания. Этот участок местности противник держал под непрерывным обстрелом. Тем не менее вражеская машина была захвачена и отбуксирована в расположение советских войск. В результате изучения танка и формуляра, подобранного в снегу, мы установили, что гитлеровское командование перебросило танк "Тигр" на Волховский фронт для испытания... Танк был отправлен нами на испытательный полигон, где опытным путем установили его уязвимые места, которые впоследствии стали достоянием всех наших фронтов"

. И, наконец, в военно-историческом очерке "Советские танковые войска 1941 - 1945" сообщается:

"У Рабочего поселка № 1 танкисты 86-го танкового батальона подбили и захватили тяжелый танк "Тигр". Это был первый "Тигр", захваченный нашими войсками в Великой Отечественной войне"

.

Обобщив всю эту информацию, можно сделать такой вывод: "Опытный тяжелый танк "Тигр" (или два "Тигра", но никак не больше), проходивший испытания под Сталинградом, но почему-то предназначавшийся для штурма Ленинграда, после того как советскими пехотинцами-бронебойщиками были выведены из строя все его смотровые приборы, очевидно сослепу, доехал аж до позиций нашей корпусной артиллерии, где был брошен экипажем. После этого 18-я стрелковая дивизия Волховского фронта эвакуировала этот танк (причем с работающим двигателем) от Рабочего поселка № 5, в 86-й танковый батальон Ленинградского фронта от Рабочего поселка № 1".

Учебное подразделение.

Возможно, в столь противоречивых сведениях нет ничего удивительного, ведь на территории от Синявинских высот до Ладоги в те дни действовали семь "тигров", а на освобожденной нашими войсками территории должны были остаться пять подбитых тяжелых немецких танков. Может быть, каждая из упомянутых воинских частей имела дело со своим "Тигром". Но на НИБТПолигон в подмосковную Кубинку доставили только одну легкоповрежденную и технически почти исправную машину. Именно ее демонстрировали летом 1943 года на выставке трофейной техники в ЦПКиО имени Горького в Москве. Правда, тут возникает вопрос: какой же тогда танк был расстрелян на испытаниях в апреле того же года в Кубинке? Можно предположить, что с Волховского фронта для этой цели доставили еще один подбитый "Тигр".

Что касается Сталинграда, то, конечно же, никакие "тигры" там не испытывались. Не участвовали они и в контрударе группы Манштейна с целью деблокады окруженной армии Паулюса. Прибывший в январе 1943 года на южный фланг советско-германского фронта 503-й тяжелый танковый батальон был включен в состав 4-й танковой армии и принимал участие в боевых действиях на Северном Кавказе, отступая вместе с другими немецкими войсками от Ставрополя до Ростова-на-Дону. С начала января вместе с ним вела боевые действия 2-я рота 502-го батальона, вскоре включенная в sPzAbt 503 в качестве его 3-й роты. 10 апреля 1943 года батальон отвели в тыл для пополнения, а затем перебросили под Харьков.

В 1942 - 1943 годах немцы сформировали 10 тяжелых танковых батальонов вермахта и 4 роты для дивизии "Великая Германия", дивизии "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер" , дивизии "Рейх" и дивизии "Мертвая голова" . На базе этих рот затем также были сформированы батальоны. Большинство тяжелых танковых батальонов воевало на Восточном фронте. Никогда здесь не появлялся sPzAbt 504, действовавший сначала в Африке, а затем в Италии, и sPzAbt 508, также сражавшийся в Италии. На Восточном фронте находились и все роты, а также один из сформированных на их основе батальонов — 3-й батальон моторизованной дивизии "Великая Германия". Остальные батальоны воевали на Западе.

Наиболее массово "тигры" использовались во время Курской битвы, или, как она называлась у немцев, операции "Цитадель". К 12 мая 1943 года для участия в этом сражении планировалось иметь 285 боеготовых "тигров", но план этот не выполнили, передав в войска только 246 машин. Значительная их часть была сосредоточена в районе Орловско-Курского выступа. Непосредственно же в операции "Цитадель" приняли участие два тяжелых танковых батальона (503-й и 505-й) и четыре роты в составе моторизованных дивизий.

На северном фасе Курской дуги против нашего Центрального фронта действовал только один — 505-й тяжелый танковый батальон (45 танков "Тигр"). Причем появившиеся в последнее время в некоторых изданиях сведения об участии танков этого батальона в боях за станцию Поныри вступают в противоречие с описанием боевого пути этого батальона, изданным на Западе. Если судить по этому источнику, то 505-й батальон вместе со 2-й немецкой танковой дивизией, в оперативном подчинении у которой он находился, атаковал позиции нашей 70-й армии в направлении Подолянь-Саборовка-Теплое. В ходе этих боев, по немецким данным, были безвозвратно потеряны три "тигра", что в целом стыкуется с нашими данными, поскольку между населенными пунктами Самодуровка, Кашара, Кутырки, Теплое, высота 238,1, на поле размером 2х3 км после боев было обнаружено 74 подбитых и сгоревших немецких танка, САУ и других бронированных машин, в том числе четыре "тигра" и два "фердинанда". 15 июля, с разрешения командующего фронтом К. К. Рокоссовского, это поле снимали приехавшие из Москвы кинохроникеры, и именно его после войны начали называть "полем под Прохоровкой", хотя собственно под Прохоровкой на южном фасе Курской дуги не было ни одного "фердинанда". Следует отметить, что, несмотря на столь незначительное число потерянных "тигров", количество участвовавших в боях машин этого типа было невелико по причине большого числа повреждений, поломок и неисправностей. Так, например, 13 июля в строю батальона имелось только 14 боеготовых "тигров". Остальные требовали ремонта разной степени сложности.

В 503-м тяжелом танковом батальоне к началу сражения имелось 42 "тигра". Батальон находился на южном фасе Курской дуги в составе 3-го танкового корпуса оперативной группы "Кемпф" и действовал в полосе обороны нашей 7-й гвардейской армии: его потери в этих боях составили, по немецким данным, четыре "тигра".

Что же касается сражения под Прохоровкой, то непосредственное участие в нем 11 - 12 июля 1943 года приняли "тигры" моторизованных дивизий СС "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер", "Рейх" и "Мертвая голова" — всего 42 машины этого типа. Еще 15 "тиграми" располагала моторизованная дивизия "Великая Германия", наступавшая на Обояньском направлении.

Таким образом, в операции "Цитадель" приняли участие только 144 тяжелых танка "Тигр", что составляет всего 7,6% от общего количества немецких танков, задействованных в наступлении под Курском. Существенного влияния на ход событий они, конечно, оказать не могли, тем более что применялись достаточно разрозненно. Вместе с тем следует признать, что пропагандистская кампания, сопровождавшая их появление на фронте, определенного результата достигла. Сообщения об атакующих и подбитых "тиграх" часто поступали с участков фронта, где их не было и в помине. Во-первых, за "тигры" часто принимали танки других типов, а во-вторых, из-за так называемой "тигробоязни". Страх перед немецкими танками, сидевший в солдатах с 1941 - 1942 годов, оставался еще силен, а тут появился новый танк, почти неуязвимый для нашей артиллерии.

Выдвижение к району Виллер-Бокаж.

Если верить немецким данным, то в течение июля-августа 1943 года безвозвратные потери составили 73 танка "Тигр", а к концу года — 274 танка. При этом в 1943 году в строй после ремонта вернулись только 19 танков этого типа!

К началу высадки союзников в Нормандии в июне 1944-го немцы располагали на Западе 102 "тиграми" в составе трех тяжелых танковых батальонов СС: 101, 102 и 103-го. Больше других отличился первый, в основном благодаря тому, что одной из его рот командовал самый результативный немецкий танкист — оберштурмфюрер СС Михаэль Виттман. Боевую карьеру он начал на Восточном фронте в январе 1943 года, участвовал в Курской битве и к апрелю 1944 года довел число своих побед до 117 (по немецким данным). Весной 1944 года дивизию "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер", в которой служил Виттман, перебросили в Бельгию. Здесь на базе 13-й роты 1-го танкового полка этой дивизии и сформировали 101-й тяжелый танковый батальон СС. Свой, без сомнения, самый известный бой Виттман провел на улицах городка Виллер-Бокаж в Нормандии.

7 июня его рота вышла из Бовэ и, сильно пострадав от воздушных налетов 8 июня возле Версаля, стала передвигаться только с наступлением темноты, чтобы к 12 июня добраться до Виллер-Бокажа, где следующий день предполагалось посвятить ремонту и техническому обслуживанию танков и оружия. Но теперь Виттман был вынужден стоять в башне своего танка и наблюдать за тем, как колонна английских танков, занявшая Виллер-Бокаж, спокойно занималась своими делами.

"Они ведут себя так, словно уже выиграли войну"

, — проворчал наводчик обершаррфюрер Волль. Виттман, который на Восточном фронте уже прослыл как величайший танковый ас, хладнокровно сказал:

"Сейчас мы им покажем что они ошибаются"

. Когда его "Тигр" с ревом рванулся вперед навстречу танкам 7-й бронетанковой дивизии англичан, начался один из самых результативных поединков, который Виттману удалось провести за годы войны.

Атакуя неподвижно стоявшие цели, он посылал снаряд за снарядом по танкам и автомашинам почти в упор, с самых близких дистанций, а под конец протаранил "Кромвель", преграждавший ему въезд на главную улицу городка. Там он уничтожил еще три танка штабной группы 4-го батальона 22-й бронетанковой бригады; четвертый танк уцелел, так как механик-водитель отвел его задним ходом в сад, не имея возможности открыть огонь по "Тигру", поскольку наводчик оказался вне машины. В это время командир "Шермана" из роты В сержант Стэн Локвуд, услышав начавшуюся поблизости стрельбу, осторожно направил свой танк в обход здания: впереди, примерно в 200 ярдах (около 180 м), "Тигр" Виттмана, обращенный к нему бортом, вел огонь вдоль улицы. Наводчик танка Локвуда выпустил четыре 17-фунтовых снаряда по "Тигру". Один из них попал в борт танка, и над ним показался дым, а затем и пламя. Последовал ответный выстрел "Тигра", который обрушил на "Шермана" половину здания и полностью его завалил. Пока англичане освобождали свою машину из-под обломков, немцы исчезли. "Тигр" Виттмана, получив лишь небольшое повреждение, прежде чем покинуть место побоища, сумел уничтожить еще один "Кромвель". Командир этого танка капитан ПэтДайэс выбрался из машины с помощью местной французской девушки, которая помогла ему добраться до другого танка роты В, из которого он доложил по радио своему командиру подполковнику Крэнли о разыгравшейся трагедии.

1303248000 29-500.jpg

А Виттман, в ходе беспощадного поединка за 5 минут разгромив в пух и прах передовой отряд 7-й бронетанковой дивизии, дозаправил свою машину, пополнил боеприпасы и присоединился к остальной четверке "тигров" и немецкой пехоте. Они атаковали уцелевшие английские войска в районе высоты с отметкой 213. Днем Виттман вернулся в Виллер-Бокаж вместе с передовымии подразделениями 2-й танковой дивизии СС, подходившей к району боевых действий. Однако на сей раз англичане были готовы к встрече: они уничтожили "Тигр" Виттмана и еще три немецких танка, но все немецкие экипажи сумели спастись.

Трудно сказать, чего больше в этом эпизоде — мастерства или везения. С одной стороны, для того чтобы расстреливать неподвижные танки противника без экипажей, большого ума не надо, с другой — Виттман блестяще воспользовался ситуацией, которую создали сами англичане, не удосужившиеся выставить даже боевое охранение, и преподал им жестокий урок. А ведь это были части прославленной в боях в Северной Африке 7-й бронетанковой дивизии — "Крысы пустыни", как они гордо себя называли.

Виттман погиб 8 августа 1944 года близ Фалеза в бою с "шерманами" 4-й канадской танковой дивизии. С дистанции 1800 м он подбил два "шермана" из 1-го эскадрона. Чтобы разорвать строй атакующих, "Тигр" Виттмана рванулся вперед, подбил еще один "Шерман", но тут же получил пять попаданий с близкой дистанции. Три снаряда пробили башню, весь экипаж погиб. На этом можно было бы поставить точку, но сравнительно недавно в обстоятельствах гибели Виттмана появился "польский след". Дело в том, что вдоль дороги на Фалез наступали две дивизии: уже упомянутая 4-я канадская и 1-я польская танковая дивизия бригадного генерала С.Мачека. И вот в польской печати появляется описание того же боя, но только "Тигр" Виттмана в нем подбивают "шерманы" 2-го эскадрона 2-го танкового полка 1-й польской танковой дивизии. Что тут сказать, полемика по этому вопросу, внезапно вспыхнувшая спустя 50 лет после описываемых событий, ничего, кроме улыбки, вызвать не может, тем более что никаких серьезных доказательств в поддержку своей версии поляки, судя по всему, привести не могут, как, впрочем, и канадцы.

В своем последнем бою Виттман подбил три танка, всего же на его счету числится 138 танков и САУ. Не завышают ли немецкие источники количество побед Виттмана? Возможен ли такой показатель? Есть основания предполагать, что возможен — ведь самый результативный советский танкист старший лейтенант Д. Ф. Лавриненко, по официальным данным, уже за четыре военных месяца 1941 года на своем Т-34 подбил 52 немецких танка. Если бы не гибель в декабре 41-го, он наверняка мог бы составить серьезную конкуренцию немецкому танковому асу.

1199111789 tigr1.gif

Впрочем, высокая результативность отдельных танкистов не могла спасти немецкие войска от поражения. Так, например, 101-й тяжелый танковый батальон СС, в котором служил Виттман, в боях у Фалеза был разгромлен. Всего же в 1944 году немцы потеряли 756 "тигров", при этом из ремонта вернулись в строй только 60. На начало ноября 1944 года вермахт и войска СС располагали 317 "тиграми" на Восточном фронте, 84 — на Западном и 36- в Италии. К 1 марта 1945 года Красной Армией и войсками западных союзников было уничтожено 1032 танка этого типа. На ту же дату, по официальной немецкой статистике, в армии резерва имелось 43 "тигра", включая пять учебных, а во фронтовых частях — 142 машины, включая 31 командирскую.

Экспорт[править]

Экспорт танков "Тигр" в третьи страны был незначительным, и, прежде всего, по той причине, что его производство не покрывало собственные нужды Германии. Тем не менее, летом 1943 года 2 - 3 "Тигра" получили итальянцы, но после капитуляции Италии немцы забрали танки обратно. Летом 1944 года три "Тигра" получила венгерская армия. Один танк закупила Япония. В разобранном виде его должны были доставить в Страну восходящего солнца на борту океанской подводной лодки.

Интересные факты[править]

  • С целью повышения боевого духа экипажей тяжёлых танков, в учебный центр в Падерборн с Восточного фронта доставили машину обер-лейтенанта Цабеля из 1-й роты 503-го тяжёлого танкового батальона. За два дня боев под Ростовом в составе боевой группы "Зандер", танк Цабеля получил 227 прямых попаданий 14,5-мм пуль противотанковых ружей, 14 попаданий снарядами калибра 45 и 57 мм и 11 попаданий снарядами калибра 76,2 мм. Выдержав такое количество попаданий, танк сумел своим ходом совершить 60-км марш в тыл на ремонт.
  • Исполнитель Michael Frost посвятил танку песню "Тигр".
  • У шведской блэк-метал группы Marduk есть одноимённая песня "Tiger I" на альбоме "Viktoria" 2018 г.
    • Также танк Tiger I изображён на переиздании 2008 г. альбома "Panzer Division Marduk", на котором до этого был изображён танк Centurion Mk 5.

Галерея[править]

Источники[править]