Действия

Даниил Терпило

Материал из ВикиВоины

0.00
(0 голосов)

Даниил Терпило или Атаман Зелёный — украинский военный деятель времён Гражданской войны 1917 - 1921 гг., лидер Зелёного партизанского движения на территории современной Украины, которое одновременно выступало как продив красных, так и против белых.

Существует множество версий касательно происхождения прозвища "атаман Зелёный". Согласно первой версии, Терпило стал "Зелёным" из-за собственной одежды (он долгое время носил зелёную солдатскую шинель). Согласно второй версии, один из партизанских лагерей Даниила Терпила был расположен на большой зелёной горе, и именно её цвет и определил псевдоним атамана. Суть третьей версии заключается в том, что повстанческий предводитель взял себе это имя, желая противопоставить себя представителям других политических цветов — красного, белого и желто-голубого (УНР). Сторонники четвёртой версии утверждают, что за Терпилом просто закрепилось прозвище, которое дал ему Симон Петлюра, желая этим подчеркнуть, что по сравнению с ним, Главным атаманом Армии УНР, Даниил был еще "молодой" и "зелёный". Наконец, существует и пятая версия (её выдвинул краевед Фесенко и она выглядит наиболее достоверной), согласно которой Даниил Терпило взял себе фамилию своего близкого друга Мирона Зелёного, погибшего во время первой русской революции 1905 - 1907 гг.

Биография[править]

Даниил Терпило родился 28 декабря 1886 г. в селе Триполье (современная Киевская область Украины, данное село стало известно благодаря находкам в конце XIX века археологической культуры, которую в его честь назвали трипольской). Отец Даниила, крестьянин-бедняк Илья Терпило, был в состоянии лишь прокормить свою большую семью и дать детям минимальное образование. Будущий атаман окончил только двухклассную церковно-приходскую школу, а мысль о том, что он в свое время был студентом Киевского университета, а позже учительствовал, представляется мне довольно сомнительной. Правда, сам Даниил настойчиво занимался самообразованием, читая немало разных книг, в том числе - и революционных. По молодости Терпило не очень жаловал конспирацию, за что вскоре и пострадал: о том, что молодой крестьянин читает запрещенную литературу, вскоре узнала полиция. Дело закончилось тем, что царский суд отправил 24-летнего Терпила-Зеленого на 4-летнюю ссылку в Архангельск. А вернулся Даниил Илькович из далеких северных краев тогда, когда уже началась Первая мировая война. Терпило попал на фронт, откуда приехал домой офицером-прапорщиком и, по некоторым данным, полным Георгиевским кавалером. Это скорее всего произошло в самом конце 1917 года, во время первой войны большевистской России против УНР.

Есть свидетельства, что как сын крестьянина-бедняка, Д.Зеленый был настроен достаточно радикально. Он хотел видеть родную Украину независимой и, кроме того, желал, чтобы земельный вопрос был решен именно так, как того хотело подавляющее большинство крестьян-тружеников. Естественно, что гетманский режим, который появился в Украине в конце апреля 1918 года и вернул землю помещикам, революционно настроенный офицер-фронтовик воспринял сугубо отрицательно и сразу же решил бороться с ним с оружием в руках. Где-то в начале осени 1918 года Зеленый образовал (из своих земляков-трипольцев) партизанский отряд, который начал совершать нападения на гетманскую "стражу" и богатых собственников в Триполье, Ржищеве, Кагарлыке и других городках и селах. Однако тогда зеленевский отряд был еще невелик, а его командир еще не успел получить солидный боевой опыт. Однажды недалеко от Кагарлыка партизаны попали в гетманскую засаду и потерпели сокрушительное поражение, потеряв убитыми 12 бойцов. Не исключено, что именно горечь этой неудачи заставила Терпила подойти к делу организации антигетманской борьбы намного более основательно и поставить себе и своим повстанцам задачу - перейти от отдельных нападений на врага к планомерному освобождению Киевщины от гетманско-немецкой власти. Но для этого партизанские ряды должны были многократно вырасти, и над этим Даниил Илькович поработал прекрасно: вскоре многие южнокиевские села уже имели собственные вооруженные отряды.

21 ноября 1918 года во главе трех сотен повстанцев атаман отправился на Триполье. Там им противостоял объединенный отряд гетманцев-сердюков и немцев, который тоже насчитывал триста воинов. Установив на трипольских кручах несколько пулеметов и одну пушку, зеленовцы сначала подвергли позиции врага интенсивному обстрелу, а потом со всех сторон бросились в атаку. Вскоре родное село партизанского командира было освобождено. Окрыленный успехом, в тот же самый день Зеленый повел своих бойцов в село Григорьевка, на штурм сахарного завода, который был местом дислокации нескольких гетманских карательных отрядов. Упорный бой, который вели 600 зеленовцев с защитниками режима Скоропадского, продолжался всю ночь. Наконец гетманская крепость была взята штурмом, а сами воины-скоропадчики - уничтожены.

Тем временем, однако, правительство Скоропадского готовило повстанцам контрудар. 26 ноября 1918 года на четырех пароходах в Триполье прибыл большой офицерский карательный отряд, пули и снаряды которого нанесли зеленовцам немалые потери. Однако офицеры гетмана были уже не в состоянии потушить пламя широкого народного выступления, и вскоре карательный поход потерпел крах. Примерно тогда же в Триполье появились эмиссары Симона Петлюры, который в Белой Церкви призывал к общеукраинскому восстанию против гетманской власти. Через своих людей Симон Васильевич предложил Зеленому создать в помощь своему республиканскому войску Днепровскую дивизию, которая должна была принять участие в походе на Киев.

Повстанцев, желающих вступить в это военное подразделение, оказалось так много (историки приводят цифру 36 тыс. человек), что это позволило Данилу Ильковичу сформировать не одну, а целых две Днепровские дивизии. Их руководящим органом стал генеральный штаб - так называемая Казачья Рада. В начале декабря 1918 года 1-я и 2-я Днепровские дивизии вошли в состав петлюровского Осадного корпуса во главе с командиром "сечевых стрельцов" полковником Евгением Коновальцом. Подчеркну, что своими внешними атрибутами днепровцы существенно отличались от других петлюровских солдат. Вместо желто-голубых флагов над ними развевались красные знамена с надписями "Вся власть Советам" и "Вся власть рабочим и крестьянам!", а на повстанческих шапках и фуражках красовались, рядом с трезубцами, также и красные ленты.

Тогда же, в начале декабря, гетманский Киев оказался в осаде республиканской армии Симона Петлюры. 12 декабря 1-я Днепровская дивизия захватила Софиевскую Борщаговку, а в ночь с 12 на 13 декабря - Беличи и Святошин. Тогда же воины 2-й Днепровской дивизии выбили гетманские отряды из Дарницы. Утром 14 декабря 1918 года зеленовские отряды начали продвигаться к центру города, а еще через некоторое время нанесли поражение офицерским отрядам Скоропадского, дислоцированным на заводе Гретера и на "Арсенале". Вскоре толпа повстанцев появилась на Крещатике, неся впереди большой портрет Тараса Шевченко. В этот момент по зеленовцам неожиданно ударили выстрелы. Но это была одна из последних конвульсий умирающей гетманской власти. Вечером того же дня в районе Софиевской площади повстанцы схватили и уничтожили на месте главнокомандующего гетманскими вооруженными силами генерала Келлера.

Итак, если строго придерживаться исторической правды, то следует сказать, что в Киеве гетманская власть была ликвидирована именно подразделениями атамана Зеленого. Однако, несмотря на это, победившие повстанцы потерпели обидное оскорбление со стороны Симона Петлюры. Готовясь к торжественному параду на Софиевской площади, Главный атаман Армии У.Н.Р. вычеркнул из числа его участников бойцов 1-й и 2-й Днепровских дивизий. Сам Симон Васильевич объяснял свой явно неблагодарный поступок так: этот запрет имел целью предотвратить "анархические" действия воинов Зеленого, которые якобы собирались в трехдневный срок вырезать всех гетманских чиновников и богачей столицы. Действительно ли планировали зеленовцы совершить такое, сказать довольно трудно. Но бросается в глаза и другая характерная деталь: Петлюра лишал права на парад только те подразделения, которые придерживались советской ориентации. Очень вероятно, что именно это было действительной причиной запрета: ведь как убежденный противник власти Советов, Симон Васильевич не мог не опасаться, что власть в столице могут захватить леворадикальные элементы.

Этот шаг Главного атамана привел к появлению первой большой трещины в отношениях между новым украинским правительством Директорией и зеленовцами. Образ повстанцев на Симона Петлюру быстро использовали имеющиеся в их рядах коммунисты, которые начали энергично пропагандировать ложную мысль о том, что Директория на самом деле намерена завести в Украине режим отнюдь не лучше гетманского. В явно тенденциозных утверждениях большевиков была, однако, своя доля истины - украинское правительство действительно не желало вводить на территории Украины советскую систему, более того, петлюровские атаманы бросили на ее сторонников репрессии, которые по своей жестокости не уступали гетманским... Агитационно-пропагандистская работа коммунистов в зеленовских рядах довольно быстро принесла желаемые им и отнюдь не желательные для Директории плоды: вскоре подавляющее большинство днепровцев уже воспринимало украинское правительство как своего врага. О "обольшевичении" обеих Днепровских дивизий в штабе Петлюры, конечно, хорошо знали. Главный атаман решил разрядить политическую обстановку довольно стандартным для гражданской войны способом - отправив ненадежные подразделения на фронт. Однажды подчиненные Зеленого получили от него приказ - выступить на борьбу с большевистской Красной армией. однако и сам атаман, и его бойцы выполнить этот приказ отказались. Тогда к днепровцам поступило новое распоряжение - немедленно грузиться в эшелоны и ехать на помощь союзному государству - ЗУНР. Очередной приказ Петлюры разделил повстанцев: меньшинство из них во главе с самим Зеленым поехало в Западную Украину, а подавляющее большинство, проигнорировав его, бросила петлюровскую армию и самовольно отправилась в район Триполье - Обухов, надеясь самостоятельно осуществить там революционные преобразования, на которые оказалась неспособной Директория. Однако фактом является то, что побыли они там довольно недолго: политически умеренное правительство ЗУНР довольно быстро увидело в этих "восточников-большевиков" угрозу самому себе.Вскоре Зеленый вернулся в родные места, сразу же почувствовав, что за какие-то считанные недели политическая обстановка здесь кардинально изменилась.Если еще в декабре 1918 г. съезд крестьян Киевской губернии с энтузиазмом приветствовал "революционную Директорию", то уже в начале января 1919 г. 2 революционные съезды Южной Киевщины назвали власть Директории контрреволюционным режимом, объявили в зоне расположения зеленовцев Советскую власть и избрали Ревком, председателем которого стал коммунист П. Христич, а военным руководителем повстанцев - формально беспартийный, но по сути очень близкий к украинским левым социал-демократам Зеленый. Тревожная обстановка в местах дислокации зеленовских отрядов беспокоила петлюровское военное командование. Вскоре состоялось несколько телефонных разговоров между Терпило-Зеленым и его бывшим начальником, командиром Осадного корпуса полковником Коновальцем. Зеленый в ультимативной форме потребовал, чтобы Осадный корпус сверг Директорию и объявил в Украине Советскую власть, а в случае невыполнения этого требования угрожал немедленно открыть против петлюровской армии "внутренний фронт" Военачальник Петлюры, хорошо зная очень сложное положение УНР, буквально умолял Даниила воздержаться от враждебных действий. Однако атаман оказался непреклонным. В район Триполье-Обухов отправился многочисленный карательный отряд "сечевых стрельцов" во главе с сотником Думиным (1500 бойцов при 8 пушках и 8 пулеметах). Недалеко от Обухова между петлюровцами и зеленовцами вспыхнул бой, в котором повстанцы потерпели поражение. Кроме прочего, не последнюю роль в этом сыграло то, что и сам Зеленый, и его бойцы не собирались серьезно драться с "сечевыми стрельцами", о которых у них сложилось лучшее мнение во время недавней совместной борьбы против гетманщины. Через несколько часов в Триполье появились парламентарии Думина, которые предложили зеленовцам капитулировать. И хотя местные коммунисты выступили решительно против капитуляции, повстанцы и их командир сложили оружие перед вчерашними союзниками по антигетманской борьбе. Однако если сам Петлюра понял это событие как окончательный крах зеленовского повстанчества, то он жестоко ошибся. По свидетельству петлюровского генерала Капустянского, тогда зеленовцы буквально "врезались" в Армию УНР, нанеся по ней ряд чувствительных ударов. Петлюровское военное командование вынуждено было задействовать в борьбе с партизанскими формированиями Зеленого две свои дивизии, столь необходимые на большевистском фронте. Вскоре под сильным давлением красных войск и различных повстанческих отрядов петлюровские подразделения откатились на запад, и реальными хозяевами на большей части территории Украины стали коммунисты. 8 февраля 1919 г. состоялась встреча атамана Зеленого с командующим советскими войсками в Украине В.Антоновым-Овсеенко. Темой их беседы стал вопрос о возможности присоединения зеленовцев к Красной армии. Тогда сам Даниил не исключал такой вариант, но сразу же поставил большевистскому командующему два условия: во-первых, новая власть в Украине должна перестать быть "однобоко партийной", коммунисты должны в ближайшее время поделить ее с представителями украинских социалистических партий; во-вторых, зеленовцы должны получить в Красной армии широчайшую автономию. Антонов-Овсеенко, однако, не разделял атаманских подходов к этому вопросу и предложил крестьянскому командиру влить свои подразделения в советские войска без всяких условий. Зеленый пообещал подумать.

8 марта 1919 года в большевистской газете "Киевский коммунист" появилась небольшая заметка о сконцентрированных в Триполье-Обухове подразделениях зеленовцев, которые якобы были полностью лояльны к большевистской власти. Однако на самом деле ее содержание оказалось обычной дезинформацией. Авторы газетного материала, судя по всему, не знали, что еще неделю назад (1 марта) Зеленый вступил во главе одного из своих больших отрядов в Кагарлык, где призвал его жителей пойти вместе с ним походом против большевистской власти. Так началась борьба повстанцев-зеленовцев против большевистского режима, которая длилась полгода. Правда, начало этого похода оказалось для атамана явно неудачным: кагарличане не только не поддержали атаманский призыв, но и, хорошо вооружившись, ночью выгнали зеленевский отряд прочь, нанеся ему многочисленные потери убитыми и ранеными. Однако эта неудача не очень расстроила Зеленого. Вскоре он имел уже настоящую крестьянскую армию, которая весной-летом 1919 года насчитывала около 35 тыс. повстанцев. С марта по август 1919 г. повстанцам удалось отбить у советских войск Васильков, Обухов, Ржищев, Переяслав, Кагарлык, Мироновну, Богуслав, Ставище и другие города и городки. Распространившись по Киевщине, зеленевское движение вышло за ее пределы и перекинулось на Полтавщину. Кстати, в захваченном повстанцами Переяславе Даниил Илькович прибегнул к эффектному символическому акту, отменив решение казацкого веча об объединении Украины и России, принятое здесь в январе 1654 года. Конечно, такие успехи не могли стать реальностью без массовой поддержки атамана Зеленого в "своем" районе. В свою очередь, эта массовая поддержка не могла бы состояться без горького разочарования крестьянства Киевщины в новой, большевистской власти. Как и предыдущие правительства (генерала Скоропадского и Директории), большевистское правительство тоже не ввело настоящей демократической власти, подменив ее диктатурой Коммунистической партии. Кроме того, в то время, как подавляющее большинство крестьян желало получить землю крупных собственников в уравнительный раздел, в Киевской губернии коммунисты изъяли из него около 800 тыс. десятин земли, оставив ее в распоряжении сахарных заводов. И это уже не говоря о том настоящем бедствии, которым стала для украинского крестьянина продразверстка... Следует отметить, что сам Даниил пытался не только уничтожить на Киевщине большевистскую власть, но и организовать крестьянскую жизнь по-новому. В частности, там, где стояли повстанцы, прекращался сбор продразверстки, а земля сахарных заводов и совхозов передавалась крестьянам в уравнительный раздел.Зеленовцы с гордостью говорили о том, что только их атаман сумел решить земельный вопрос в соответствии с крестьянскими интересами. И им трудно было возразить... Поняв большую угрозу для себя со стороны зеленовского движения, большевики пошли по пути правительств Скоропадского и Директории, сделав ставку на вооруженное подавление повстанцев. В апреле - начале мая 1919 г. многочисленные советские войска, руководимые Киселем, Павловым и Толоконниковым, сумели выбить партизанские отряды из целого ряда населенных пунктов и захватить Триполье (туда 8 мая вступил 6-й советский полк и небольшой отряд красных матросов). Сам Зеленый оказался тогда в довольно сложном положении, что и вынудило его временно перейти на правый берег Днепра. Однако в конце июня 1919 года Даниил снова появился со своими отрядами недалеко от своей столицы. Присланный против повстанцев вооруженный пулеметами небольшой матросский отряд не стал серьезным препятствием для атамана, и вскоре зеленовцы овладели Трипольем. Пытаясь как можно быстрее вернуть село, советское военное командование направило в Триполье пароход "Гоголь" с 400 красноармейцами на борту. Но отбить его не удалось, более того, этот большой большевистский отряд повстанцы почти полностью уничтожили.... В ответ красные стратеги бросили на Триполье гораздо большие силы, среди которых был и отряд киевских комсомольцев-добровольцев. Их сильный натиск на зеленовцев привел к успеху, и 3 июля 1919 г. Триполье в очередной раз стало большевистским. В некоторых публикациях можно прочитать о том, что его жители с большой радостью встречали советские войска, но факты заставляют поставить такие утверждения под большое сомнение: перед вступлением в Триполье красноармейцы безжалостно громили село своими пушками и, кроме прочего, вели себя в нем как типичные оккупанты, забирая у трипольчан скот и продукты. Но тогда солдаты Ленина и Троцкого еще по-настоящему не осознали, с каким сильным и опасным врагом они имеют дело. В ночь с 3 на 4 июля Зеленый сконцентрировал недалеко от Триполья большие повстанческие силы (около 10 тыс. бойцов), которые рано утром огромной массой двинулись на врага. Их натиск оказался неудержимым. Большевистские войска потерпели в Триполье сокрушительное поражение, потеряв убитыми около 2 тыс. человек и практически все свои пулеметы и пушки. Судьба пленных комсомольцев, которые захватили повстанцы, оказалась разной. Пленных украинцев атаман отпустил на все четыре стороны, а "нацменов" - то есть русских, евреев и др. - приказал казнить.

Однако советское командование не смирилось с очередной потерей Триполья. В конце июля 1919 года к мятежному селу со всех сторон двинулись большие красноармейские отряды и пароходы Днепровской военной флотилии. Зеленовцы оказывали советским войскам отчаянное сопротивление, но вынуждены были отступить и снова отдать Триполье противнику. 24 июля 1919 г. Зеленый, собрав "Казацкую Раду", поставил перед ней задачу - любой ценой вернуть повстанческую опорную базу. Три следующих дня прошли в непрерывных атаках зеленовцев на село, но выполнить задание своего командира они на этот раз уже не смогли: в Триполье засели тогда слишком большие и слишком хорошо вооруженные советские войска... К тому же вскоре в повстанческом тылу появилось несколько новых красноармейских подразделений, и над зеленовцами нависла реальная угроза окружения. Учитывая это, атаман приказал своим бойцам прекратить атаки на Триполье и отступить в район Белая Церковь-Тараща. К началу августа 1919 года красноармейцам удалось выбить зеленовских партизан из подавляющего большинства захваченных ими сел и городов. Это обстоятельство дало одному из советских военачальников возможность сделать слишком оптимистичный вывод о том, что повстанческое войско превратилось в "небольшую шайку", которая уже никогда не будет представлять серьезной угрозы для Красной армии. Но следующей новостью стало наступление многочисленных зеленовских отрядов на Таращу. К тому же, воюя с коммунистами, повстанцы Зеленого были не одни. К тому времени у них уже был сильный союзник, который действовал совсем рядом. Власть коммунистов в Украине в 1919 году многому научила атамана Зеленого и других крестьянских военачальников. В частности, Зеленый не мог не осознать, что эта власть возникла и укрепилась на украинской территории в результате братоубийственной войны между крестьянскими повстанцами и Армией УНР. Конечно, зеленовцы имели немало справедливых претензий к Директории и к Симону Петлюре лично, однако при всем своем несовершенстве своя, украинская власть была все же лучше, чем власть другого государства - большевистской России. И Зеленый, и Петлюра хорошо понимали, что для успешной борьбы с коммунистами со старой враждой должно быть покончено. Подчеркнем, что первым подал сопернику руку примирения именно Терпило. Уже в конце марта 1919 г. в ставке Петлюры появились доверенные лица Зеленого, которые сообщили Петлюре, что атаман начал борьбу против большевиков. В следующем месяце повстанческий командир получил от Петлюры письмо, в котором говорилось, что Главный атаман прощает зеленовцам их "измену" в январе 1919 г. и надеется на заключение с ними нового военно-политического союза - на этот раз против большевистской власти. На это предложение Зеленый, конечно, согласился. Вскоре в его "Казачий совет" вошли два представителя штаба Главного атамана. Интересный и вместе с тем закономерный факт: тогда среди оврагов и лесов Киевщины встретились атаман Зеленый и атаман Думин. Встретились уже не как враги, а как союзники в борьбе с коммунистами. Наконец, в августе 1919 г. Зеленый созвал большой крестьянский съезд, на котором была принята резолюция - во имя прочного союза с армией Симона Петлюры повстанцы временно отказываются от лозунга самостоятельной Советской Украины.

Тогда же, в августе 1919 года, атаман Зеленый и его отряды впервые встретились с новым врагом - наступающей белогвардейской армией генерала Деникина. Зная о зеленовской повстанческой армии и не желая встретить в ее лице нового врага, царский генерал через своего парламентария предложил Зеленому военный союз - на том основании, что и зеленовцы, и деникинцы имели общего врага - Красную армию. Однако предложение Деникина атаман отклонил. Да и не мог он поступить иначе: как и гетман Скоропадский, Деникин тоже восстановил на Киевщине ненавистное крестьянству помещичье землевладение. Вскоре его 30-тысячное повстанческое войско начало энергичную борьбу с белогвардейцами. В целом ряде случаев действия зеленовцев сопровождал успех. Однажды неожиданной атакой повстанцы выбили деникинцев из Кагарлыка, а 11 октября 1919 года (и это подтверждается документально) им даже удалось на некоторое время захватить Киев! Ранее, в середине сентября 1919 года, Зеленый поехал в ставку Петлюры в Каменце-Подольском с целью получить от союзников крупную партию оружия. Пулеметами, ружьями и патронами петлюровцы помогли, но определенные проблемы возникли между союзниками в другом: если сам Петлюра склонялся тогда к мирным отношениям с деникинской армией, то Зеленый откровенно критиковал его за "непоследовательность" и неоднократно подчеркивал, что он и его повстанцы будут биться с белогвардейцами до последнего вздоха.... Стоял ноябрь 1919 года. Тогда партизаны Зеленого вели упорную борьбу с деникинцами за Канев. И однажды, когда повстанцы отдыхали, в атамана Зеленого попала вражеская пуля (есть достаточно правдоподобная версия, что роковой выстрел в крестьянского предводителя сделал белогвардейский агент в зеленовских рядах). Даниил Илькович был смертельно ранен и через несколько дней умер. Так закончил свое короткое, но вместе с тем чрезвычайно насыщенное борьбой земное существование этот крестьянский атаман, жизнь которого является достаточно поучительной в плане понимания нами незабываемых событий украинской национальной революции 1917-1921 годов.

Галерея[править]

Источники[править]