Джеймс Вольф

Материал из ВикиВоины
Перейти к: навигация, поиск

Слава Богу, неприятель бежит; я с радостью умираю.

Джеймс Вольф — британский офицер, участник Семилетней войны. Известен тем, что, возглавляя британские войска, погиб во время битвы за Квебек вместе с военачальником противостоящей ему армии Монкальмом; во многом благодаря именно этой битве Британия сумела захватить большую часть Канады, а позднее и всю её территорию.

Для поколений детей эпохи Виктории и Эдуарда, не говоря уже о сэре Уинстоне Черчилле и его последователях, Джеймс вольф был почти реальным воплощением имперского рыцаря. Это человек огромной силы, отваги и абсолютной целостности, идеальный тип имперского солдата, обладающий такими качествами, как самопожертвование и почти что святость Христа. Но есть и критики Вольфа, которые утверждают, что за Вольфом стояли влиятельные группировки и высокие связи, ему часто просто везло, а также отмечают, что он был самым настоящим военным преступником.

Биография[править]

Джеймс Вольф родился 2 января 1727 года в семье полковника Эдварда Вольфа и Генриетты Томпсон. С раннего возраста вольф отличался плохим здоровьем. Он страдал рядом заболеваний одновременно, включая хронический ревматизм, цингу, заболевания почек и мочевого пузыря (современная медицина не пришла к единому мнению о том, чем точно он страдал). Вольф рос классическим "болезненным ребенком" и компенсировал это своей запальчивостью, упрямством и храбростью, доходящей до глупости, с детства мечтая о военной славе.

Вольф начал свою карьеру в армии в 16 лет. Во время Войны за австрийское наследство он служил во Фландрии, принимал участие в битве при Деттингене в 1743 г. (в последнем случае, когда британский монарх лично присутствовал на поле брани). В качестве полкового адъютанта он вскоре заслужил признание как эффективный и трудолюбивый профессионал, завоевавший популярность среди военнослужащих. После своевременного повышения в звании его назначили в штат герцога Камберленда. Вольф служил вместе с "Камберлендским мясником" в шотландской военной кампании в начале 1746 г., сражаясь с "красавчиком-принцем" Чарльзом и якобитами. Битвы закончились катастрофическим разгромом Хайлендерских полков при Каллодене. В качестве адъютанта самого кровожадного из приспешников Камберленда (генерала-"висельника" Хойли) Вольф выполнял наиболее смертоубийственные директивы, притом — с увлечением и без угрызений совести. Он, теперь уже ставший майором, возвратился в Европу вместе с Камберлендом, получив в 1747 г. ранение в Лавфелдте.

3e560ba7aa2f4811ac9cfe0596bb9568.jpg

После повышения звания до полковника-лейтенанта в 1750 г., он в течение пяти лет командовал полком в Инвернессе. Это была оккупационная армия во всем, кроме названия, поскольку Камберленд и его союзники в правительстве жили в течение многих лет в смертельном страхе, что принц Чарльз Эдуард Стюарт появится вновь и организует еще одно кровопролитное восстание в горах Шотландии. Во время напряженной командировки по делам гарнизонной службы на север Шотландии Вольф коротал время, изучая латынь, совершенствуя свои математические познания и глотая книги по военной тактике и стратегии. Но спустя пять лет он почувствовал (как писал он в знаменитом письме своей матушке), что ему грозит опасность "превратиться в туземца". Не в том смысле, что у него возникло сочувствие к шотландцам или якобитам. Просто под влиянием "варварского" образа жизни в горах Шотландии в течение длительного времени, исполняя обязанности абсолютного правителя, похоже, он сам начал превращается в дикаря. Вольф добился отпуска и провел шесть отпускных месяцев в Париже, появляясь в высшем обществе, танцуя с прекрасными дамами, совершенствуя свое мастерство в фехтовании и искусстве верховой езды.

В 1757 г. его назначили полковником во вновь созданный 67-й пехотный полк. В этом звании он принимал участие в десантной (амфибийной) атаке на Рошфор, прерванной преждевременно. Штурм потерпел крах — и в результате соперничества между отдельными родами войск, и из-за колебаний и нерешительности нападающих. Пессимисты пришли к заключению, что Королевский Флот пришел в катастрофический упадок со времен Дрейка.

James Wolfe by Joseph Simpson.jpg

На основании этого фиаско Вольф сделал определенные выводы, часто цитируемые его сторонниками в качестве доказательства "гения" полководца:

Я сделал для себя открытие, что адмирал должен приложить все старания, чтобы войти в порт противника сразу после того, как он появляется перед ним. Он должен пришвартовать транспортные корабли и фрегаты по возможности ближе к суше. Провести разведку местности и наблюдение по возможности скорее, и, не теряя времени, высадить войска на берег. Все распоряжения должны отдаваться заблаговременно — относительно высадки войска на берег, относительно правильной диспозиции лодок всех видов, назначения лидеров и соответствующих людей во главе различных подразделений. С другой стороны, опыт показал мне: в деле, которое зависит от энергичности и расторопности, генералы должны урегулировать планы проводимых ими операций заранее, чтобы не терять времени на пустые дебаты и консультации, когда пришло время обнажать шпаги.

Вольф был плодовитым автором — энергичным, простым и ясным. Его талант заключается не столько в военных распоряжениях, которые можно считать просто проявлением здравого смысла, сколько в способности ясно анализировать боевую обстановку. Возможно, что если ему удалось бы прожить долгую жизнь, этот человек мог бы соперничать с великими практиками в этой сфере, начиная с Юлия Цезаря и кончая Улиссом Симпсоном Грантом.

В 1758 г. Вольфа перевели в Северную Америку, где он сыграл выдающуюся роль в успешной осаде Луисбурга. Вскоре после этого Джеймс Вольф был повышен до генерал-майора и отправлен с крупным отрядом штурмовать последний французский порт в Канаде — Квебек. В распоряжении Вольфа было 9 тыс. солдат и 200 кораблей с 18 тыс. моряков на борту. Осада Квебека длилась 3 месяца. В это время Вольф в целях психологического устрашения и деморализации противника написал документ, известный как "Манифест Вольфа".

Несмотря на поражение в бою при Монморанси, Вольф решил выманить противника в открытое поле и высадился в долине Авраама к западу от Квебека (высадке предшествовала интенсивная бомбардировка города). Французы вынуждены были принять бой и были наголову разбиты Вольфом в коротком сражении на равнине Авраама 13 сентября 1759 г. В этой битве Вольф был смертельно ранен и скончался в тот же день в возрасте 32 лет.

Вооружение[править]

Фрагмент картины Б. Уэста "Смерть генерала Вольфа".

Чтобы быть ближе к простым солдатам, Джеймс Вольф зачастую не носил офицерскую шпагу или пистолет, а шел в бой, вооруженный кремнёвым мушкетом и штыком, как и рядовые пехотинцы. Данная деталь его биографии обыграна в известной картине Б. Уэста "Смерть генерала Вольфа", на которой перед умирающим Вольфом на земле изображены его мушкет, лядунка и штык, хотя искусствоведы отмечают, что качество мушкета Вольфа было явно выше мушкетов простых солдат.

Внешность[править]

Одной из самых потрясающих особенностей Джеймса Вольфа стало его физическое безобразие. Он был высок и худощав, обладал нескладной походкой и неуклюжими движениями. Срезанный подбородок, покатый лоб и заостренный вздернутый нос (слишком крупный для его лица) создавали впечатление, о котором один из его современников отозвался как о "центре тупоугольного треугольника". Рот небольшой, губы тонкие (стереотипные особенности жестокого деспота). Его внешность стала образцом для карикатуристов, одним из которых был его собственный бригадир Джордж Таунсхенд.

Призрачная бледность вольфа и длинные пальцы каким-то образом смягчали впечатление от его рыжих волос, длинных и постоянно распущенных. Он не носил военный парик, от которого не могло отказаться большинство офицеров даже на полях сражений. Глаза казались яркими и чистыми, взгляд — проницательным, свидетельствующим о решительности.

Джеймс Вольф носил красный китель с желтыми отворотами, красный жилет, красные бриджи и белую рубашку — такое платье кажется довольно простым, особенно для командира. Очевидно, Вольф всеми способами хотел оказаться ближе к простым солдатам, и помимо отказа от офицерского оружия и парика, он также и ходил в обычном солдатском мундире. Также в Канаде он упрямо носил траурную креповую ленту, повязав ее, когда сошел на берег в Луисбурге и узнал о смерти своего отца.

Источники[править]