Черногорцы

Материал из ВикиВоины
Перейти к: навигация, поиск

Черногорцы — этническое население Черногории, мужская половина которого практически всегда носила с собой оружие.

В этой статье рассматривается черногорское ополчение с момента формирования Черногории как самостоятельного государства в XVII веке и вплоть до 1896 г., когда завершилось создание полноценной регулярной армии. Дальнейшее развитие военного дела Черногории в составе других государственных образований рассматривается в статьях Народно-освободительная армия Югославии, Югославская народная армия, Вооружённые силы Союзной Республики Югославии, Вооружённые силы Черногории.

История[править]

Происхождение[править]

В Средневековье территория Черногории была княжеством в составе Сербского королевства, однако после Косовской битвы 1389 г., когда Сербия попала под власть турок, черногорцы образовали фактически независимое государство (хотя формально Османская империя считала эту территорию своей вплоть до конца XIX века), сначала под управлением светских князей, а с начала XVI века под управлением духовных владык [1]. С 1513 г. Черногория выделяется в особую административно-территориальную единицу в составе Османской империи, с высокой степенью автономии, имея своё правительство, судебные органы и постоянную армию. Такое положение в стране сохранялось до Кандийской войны (1645 - 1669 гг.) после которой только территория вокруг гор Ловчен вновь обрела полную независимость. Верховная власть, как духовная, так и светская, принадлежала цетиньским владыкам. Органами государственной власти являлись Общий черногорский сбор и Совет глав племён. На более низких уровнях руководство осуществлялось советами племён. В 1697 г черногорский сбор (скупщина) избрал владыкой иеромонаха Цетинского монастыря Данилу Негоша (1670 - 1735 гг., годы правления 1700 - 1735 гг.) — первого правителя династии Петровичей. Данило начал организованную борьбу за политическое и религиозное объединение страны, подрываемое межклановыми конфликтами и проводимой турками на границах страны исламизацией населения (черногорцев, принявших ислам, называли потурченцами и относились к ним крайне отрицательно).

XVIII век[править]

Главной задачей Данилы Негоша стала остановка исламизации страны. По его приказу безжалостно преследовались по всей стране потурченцы. В 1702 г. Данила захватил шкодринский паша, и выкупить обратно черногорцы смогли его только собрав выкуп в 3000 дукатов. К 1707 г. по свидетельству самого Негоша большинство потурченцев были уничтожены, либо перешли обратно в православную веру.

В 1711 г. Данила Негош получил грамоту от Пётра I, в котором российский царь призывал черногорцев поднять восстание против османов, мотивируя это общей православной верой и необходимостью бороться за свободу Черногории. По факту же Пётру I было необходимо только чтобы черногорцы оттянули часть турецких войск, поскольку в это время как раз российская армия совершала Прутский поход против османов в Молдавию. Черногорцы никакой помощи не от русских не получили, однако сумели одержать победу и разобщить вражеские войска. Между тем, все это было нивелировано неудачным для России Прутским мирным договором, из-за которого она отказалась помогать Черногории и вообще рекомендовала ей отказаться от идеи восстания против Турции.

В 1712 г. черногорцы смогли остановить войско Ахмет-паши численностью в 50 тысяч человек и в ответ султан послал 120-тысячную армию. Предложив выгодный мир, султан позвал на встречу 37 черногорских воевод, которые были убиты, а затем он сжёг Цетинье и Цетиньский монастырь, а владыка Данило был вынужден с другими черногорцами укрываться в пещерах. После этого Негош лично встретился с Пётром I и получил от него средства на восстановление церквей, а также 160 золотых медалей для храбрых черногорцев, однако никакой военной помощи предложено не было.

Данило Петрович умер в 1735 г., после него правили его братья, которые, в целом, продолжили его курс, боролись против Османской империи и налаживали контакты с Российской империей. Одновременно укреплялись связи и с Венецией. Под давлением республики был учреждён пост гувернадура — главы светской власти в Черногории, финансируемый венецианцами, резиденцией которого стал венецианский Котор. Однако в 1718 г. под власть республики окончательно перешли все приморские территории Черногории, что полностью отрезало страну от внешнего мира. Влияние Венеции особенно усилилось при митрополите Савве (1735 - 1781 гг., с перерывами), в начале правления которого значительно ослабла центральная власть, а черногорцы потерпели ряд поражений в войне с турками в 1736 - 1739 гг. В 1750 г. к власти пришёл митрополит Василий, который ориентировался на Россию и пытался создать единые общечерногорские органы власти. Василий, однако, в 1766 г. скончался во время очередной поездки в Петербург.

В 1766 г. в Черногории появился Стефан Малый, самозванец и авантюрист, который выдавал себя за Пётра III. В это время Черногория была большей частью покорена турками, против которых шла нескончаемая партизанская война, венецианцы, пытаясь использовать страну как буфер между собой и Оттоманской империей, в то же время не оставляли надежд прибрать её к рукам. Стефан старался балансировать и в равной мере противостоять обеим угрозам, плюс пытался сгладить межплеменные противоречия внутри самих черногорцев и сплотить их против внешних врагов. Россия сначала хотела избавиться от него, поскольку он мог политически угрожать Екатерине II, но когда прибывший на место Юрий Долгоруков понял, что самозванец действует в интересах России, начал его поддерживать. За время его недолгого правления Черногория подвергалась нападению Венеции и Турции. В 1773 г. подкупленный турками грек убил Стефана Малого, настоящая личность которого осталась загадкой для историков.

В 1784 г. владыкой Черногории был избран Петр I Петрович (1747 - 1830 гг., годы правления 1784 - 1830 гг.). Во время русско-турецкой войны 1768 - 1774 г. черногорцы оказали вооруженную поддержку российском флоту, находившемуся в Средиземном море, воспрепятствовав объединению войск боснийского, герцеговинского и шкодринского пашей с главными турецкими силами. Командующий русскими силами в Средиземноморье в то время граф Алексей Орлов запомнил этот подвиг черногорцев, и в благодарность за это в 1833 г. через свою жену, графиню Орлову, передал тогдашнему черногорскому Владыке, который перебывал с официальным визитом в России, Петру II Петровичу-Негошу, конверт с тысячей рублей.

Объединённая усилиями владыки Петра I Петровича — по мнению многих, самой выдающейся фигуры в истории Черногории — страна встала на путь укрепления своего суверенитета. После серии больших побед над превосходящими по силе турецкими армиями в 1796 г. в битве при Крусах влияние Турции было ограничено, и Черногория стала де-факто независимым государством. Заслугой Петра I также было преодоление затяжного внутреннего кризиса: он объединил черногорские кланы, установил прочные связи с жителями побережья, находившегося под оккупацией Австрии. Им были изданы законы, обеспечивавшие уход от традиционной, клановой организации общества и введение современных государственных институтов и методов управления.

Княжество[править]

Организация[править]

Первоначально войско Черногории состояло из всех мужчин, способных держать в руках оружие и представляло из себя племенное или клановое ополчение. В 1831 г., при учреждении в Черногории Сената, указом владыки Петра II Петровича-Негоша была создана черногорская гвардия, ставшая исполнительной властью на местах. Численность ее постоянно повышалась — так, в 1831 году гвардия состояла из одной четы (роты) в 156 человек, а в 1834 — из 2 чет (388 человек). Распределены были гвардейцы по нахиям (территориальным единицам) и подчинялись окружным капетанам. В 1837 году в дополнение к гвардии были сформированы перяники — личная гвардия владыки. Зачастую они исполняли, впрочем, функции тайной полиции и палачей. Первоначально их численность была невелика — 8 человек, а позднее увеличилась до 30 человек. Это были не только юноши из наиболее уважаемых семей Черногории, но и "набольшие юнаки" — лучшие храбрецы из самых разных семейств.

С приходом к власти Данило I и секуляризацией княжеского достоинства в 1852 г. была проведена глобальная реформа армии и военной организации Черногории. Дело в том, что до этого момента в Черногории господствовала концепция "вооруженного народа" — каждый мужчина, способный держать оружие, должен был в случае необходимости встать на защиту страны. Подобная организация государственной обороны совершенно не соответствовала середине XIX века и не могла уже с прежней силой противостоять извечному противнику — Турции. По указу князя вся страна была разделена на округа — нахии, во главе которых были поставлены воеводы и капетаны. Численность перяников была увеличена до 100 человек, из которых 32 лучших — кабадахи — несли службу во дворце и играли роль княжеского конвоя. Остальные же частью служили в Цетинье, сменяясь через каждые 3 месяца, частью были распределены по нахиям, где осуществляли исполнительную власть. Армия была разделена по племенам, каждое из которых выставляло несколько сотен во главе со стотинашами. Каждая сотня делилась на 10 десечарий, с десечарами во главе. Стотинаши и десечары в мирное время являлись также и судебной властью на местах. Кроме того, была создана княжеская гвардия (не путать с сенатской!) из 10 сотен, созывавшаяся, впрочем, лишь в военное время.

С 1858 года в Черногории появляется артиллерия, состоявшая из 15 орудий различных калибров, большей частью взятых у турок под Граховым в том же году, но абсолютно непригодных в связи отсутствием снарядов и лафетов. Кроме того, отсутствовали обученные артиллеристы. Вот как очевидцы описывали использование черногорцами артиллерии:

Несколько черногорцев кладут ствол пушки на некое подобие носилок, а дойдя до позиций, кладут его на землю, направляя на противника.

В 1865 году появляются должности алай-барьяктара (знаменщика армии) и четных (ротных) барьяктаров. В 1866 году по просьбе князя Николы сербский князь Михаил прислал военных инструкторов, обучивших в течение года 109 пехотинцев, 50 артиллеристов и 10 трубачей. Также Сербия подарила Черногории 5000 ружей, артиллерийскую батарею (4 орудия), 375 пудов пороха и 2625 пудов свинца. Таким образом, была заложена основа регулярной черногорской армии.

В 1869 году 2 черногорских офицера закончили военную школу Сен-Сир и тем самым было положено начало военному образованию черногорских офицеров, до сего момента назначавшихся исключительно по личному выбору князя. В 1876 году в Черногорию вернулись 2 офицера, проходивших обучение в Австрии, а в 1886 — 10 из Италии. В 1870 году была сделана перепись мужского населения от 16 до 60 лет, способных к военной службе. В том же году был создан оркестр, приданный перяникам, численностью 39 человек (капельмейстер, 36 музыкантов, 2 нестроевых). В 1876 г. оркестр был расформирован, а личный состав вошел в состав действующей армии. На основании закона от 1 января 1871 года армия была переформирована в 23 батальона линейного войска, 6 батальонов гвардии и 7 батарей. Каждый батальон был составлен из 4 — 6 рот по 100 человек в каждой. Бригады были составлены из 3 - 4 батальонов линейной пехоты и 1 батальона гвардии. При каждой бригаде также состояла батарея (2 - 4 орудия) из Турецких трофейных пушек. В случае войны гвардейские батальоны сводились в 7-ю бригаду, которой была придана батарея сербских пушек.

В 1876 году Черногория вступила в Черногорско-турецкую войну, которая завершилась победой Черногории. Также Черногория принимала участие в Русско-турецкой войне 1877 - 1878, где даже на время смогла отвлечь от Русской армии 50 тысячные силы турок и по Сан-Стефанскому мирному договору 19 февраля (3 марта) 1878 она получала приграничные земли и выход к морю с двумя портами — Баром и Ульцинем.

13 июля 1878 года (теперь национальный праздник) по Берлинскому трактату европейские державы признали Черногорское Княжество независимым государством. Территории же она получила меньше, чем по Сан-Стефанскому договору, хотя выход к морю за ней остался (единственный порт — Бар).

В 1878 году территория Черногории была увеличена, и впервые с 1703 г. подданными черногорской короны стали мусульмане. Они не подлежали службе в армии, за что платили особый налог — низами — в размере % наполеондора (к 1912 году эта сумма равнялась приблизительно 6 рублям). В 1879 г., с упразднением Сената, сенатская гвардия прекратила свое существование. В 1880 году княжеская гвардия была расформирована, а армия приведена в состав 8 бригад, от 3 до 7 батальонов в каждой, от 5 до 11 чет (рот) в батальоне. Черногория была поделена на 8 бригадных округов, соответствовавшим прежним нахиям. Округа делились на капетании, общим числом 86, и, таким образом, каждые 2 капетании выставляли по батальону.

Из общего числа в 47 батальонов 31 относился к 1-му классу (комплектовался мужчинами от 20 до 40 лет), а 12 — ко 2-му классу, то есть вспомогательным войскам (16 - 20 и 40 - 50 лет). Мусульманские батальоны вообще не предполагалось использовать в боевых действиях, и они были причислены к вспомогательным частям. В 1883 году появляются батальонные и бригадные барьяктары. В том же году численность перяников была увеличена до 300 человек, разделенных на 2 четы; практически в состав перяников вошла большая часть упраздненной гвардии. Одна из чет находилась на службе, другая на льготе. Из состава каждой четы выделялись по 32 кабадаха, составлявших конный конвой князя. В 1886 году официально было закреплено формирование 6 артиллерийских батарей по 3 горных и 1 полевому взводу (по 2 орудия) в каждой. В 1889 году оркестр был воссоздан и продолжал существовать вместе с перяниками вплоть до расформирования. К 1891 году артиллерия Черногорской армии состояла из 22 полевых и 50 горных орудий, а также 4 гаубиц и 3 мортир. Из этого числа 32 орудия (8 полевых и 24 горных) были старых образцов и практически небоеспособны. Вся артиллерия была сведена в одну бригаду.

Между 1891 и 1895 годами был изменен возрастной принцип комплектования армии. Так, 1-й разряд (или призыв) составляли молодые люди от 17 до 28 лет, 2-й — от 14 до 16 и от 29 до 50, 3-й — от 12 до 13 и от 51 и старше. 1-й и 2-й разряд соответствовали прежним 1-му и 2-му классам, с той лишь разницей, что теперь вспомогательным считался 3-й разряд.

В 1896 г. было образовано регулярное стоячее войско, в котором племенному ополчению отводилась роль резерва.

Обучение[править]

Обучение военному делу производилось отцами для всех своих сыновей. Когда мальчики становились на ноги и уже начинали понимать окружающих, его воспитанием начинал заниматься отец, который стремился привить формировавшемуся ребенку такие качества как честность, храбрость и неустрашимость, научить его искусно обращаться с оружием, стрелять и проворно "обходить неприятеля..., с малолетства упражняясь" с ним в военном ремесле, одним словом, отец мечтал сделать из него блестящего воина. Так князь Данило "получил свое обычное в прежнее время в Черногории воспитание, состоявшее преимущественно в умении хорошо владеть оружием", а Никола "в беге, в скачке, в единоборстве не имел себе равных..., а его страсть к оружию, к лошадям предвещала меткого стрелка и искусного всадника, не имеющего и теперь соперника во всем княжестве". С детства отец воспитывал мальчика на наследственных традициях, рассказывая ему о героических поступках его братьев, дедов, прадедов, о боевой истории родины, о способах отстаивания независимости Черногории от власти турок. Поэтому мальчик-черногорец страстно желал как можно раньше стать храбрым воином, получить оружие и показать, на что способен в защите своей страны.

Оружие[править]

"Время фехтования", художник Пая Йованович, 1888 г. Характерная картина, иллюстрирующая то, как черногорцы обучали своих детей владению оружием (в данном случае — ятаганами) с самого детства.

Арсенал черногорского воинства был очень разнообразным, однако основную его часть составляло трофейное оружие — черногорцы почти не расставались с турецкими ятаганами, которые традиционно ассоциируются с их кровными врагами — турками-османами. Как указывает в своей работе П. А. Ровинский, "черногорец не снимал с себя оружия ни днем, ни ночью, ни в работе, ни на пиршестве, ни даже в божьем храме на молитве"[2], а русский дипломат Николай Озерецковский писал, что "черногорец... пашет землю с ружьем за плечом"[3]. Оружие по прямому назначению в Черногории использовали все, даже женщины и дети с 10 лет. Ровинский объясняет это тем фактором, что Черногория находилась возле "горячих точек", которые в конце XIX столетия могли "взорваться" в любой момент, и черногорцам было необходимо всегда быть готовыми к этому[4]. Кроме того, постоянно существовала опасность нападения турков, которые не признавали независимость Черногории, потому горцы всегда были готовы дать вооружённый отпор. Вайон приводит цитаты черногорцев, хорошо иллюстрирующие их отношение к оружию: "человек без оружия — человек без свободы", "ты можешь забрать моего брата так же легко, как и мою винтовку"[5].

Из-за отсутствия ремесленных традиций, добычи железной руды и стабильной центральной власти, Черногория не была способна самостоятельно производить оружие[6]. Поэтому оно преимущественно или забиралось у противника как трофей (более актуально для первой половины XIX века), или закупалось за рубежом (характерно более для второй половины XIX - начала XX века). Отсюда становится понятно, почему сначала в арсенале черногорского воина полностью доминировала турецкая оружие, а с 1860-х гг. начали появляться образцы австрийского и российского производства.

Обычно, описывая вооружение того или иного периода, тех или иных народов, оружие разделяют на две большие группы: наступательное и оборонительное. Черногорский арсенал уникален в том плане, что в нем абсолютно нет оборонительного оружия. Действительно, ни каких-либо щитов, ни каких-либо доспехов черногорцы почти не использовали в течение всего XIX столетия. В общем, этому есть вполне логичное объяснение: единственной оборонительным оружием, природного происхождения, для черногорцев служили их горы, где они скрывались от османов. Когда же горцы принимали решение атаковать врага, то они были готовы к битве и никакого смысла в защите в виде щита или шлема не видели — оно мало помогало против огнестрельного турецкого оружия и лишь служило тяжелым балластом, сковывающим движения и не дающим свободно перемещаться по горной местности. Поэтому нет ничего удивительного в том, что черногорцы выбрали именно скорость и маневренность, жертвуя тяжелым и уже бессмысленным оборонительным оружием, которое потеряло всякий смысл в XIX веке.

Холодное оружие[править]

Черногорцы в ближний бою сражаются с османской армией, 1860-е гг.

Черногорцы исповедовали особый культ холодного оружия. Это обуславливалось и геопопитическим положением страны, не имеющей возможности закупать в большом количестве современное огнестрельное оружие, и тактикой ведения боевых действий, которые зачастую происходили в непосредственной близости от своих границ и требовали проявления личной храбрости и воинского мастерства в рукопашном бою.

Поскольку черногорские арсеналы происходили из Турции, то ятаган и сабля турецкого-персидского типа очень рано вжились в культуру и стали частью фольклора. Из Турции пошла и любовь к роскошному оружию, демонстрирующему общественное и личное состояние его хозяина. Это зашло настолько далеко, что, по словам архимандрита Никифора Дучича, "оружие и одеяние (иногда) стоило больше, чем его имение". Сабля в Черногории была куда менее распространена, чем ятаган, и представляла атрибут кавалериста. Австрийский подполковник Паулич утверждал, что ещё в 1871 г. черногорцы "за поясом носили нож (ятаган), и только иногда и саблю".

Коллекция ятаганов в Региональном музее Никшича, Черногория.

До середины ХIХ столетия в Черногории были представлены сабли турецко-персидского типа, ятаганы и кинжалы различного происхождения из всех частей Оттоманской империи[7]. Ровинский, говоря о ятагане, пишет, что "это оружие — наиболее незаменимое, постоянно выручающее черногорца в затруднительном положении"[8]. Во второй же половине XIX столетия, по словам Ровинского, ятаган "хотя и можно было найти в каждом черногорском доме, но уже в последнюю войну[9] он служил для отрубания голов и носов, а не для действий в бою". Более того, введение новой униформы негативно отразилось на судьбе ятагана: если раньше черногорцы носили все свое оружие в большом силафе (мягком кожаном чемоданчике из нескольких листьев, которые представляют собой отделы для помещения различных вещей; широкая часть находится спереди, прикрывая часть живота, и от нее идет ремень с пряжкой, которая опоясывает все тело), то с введением новой униформы силаф был уменьшен до минимума, и теперь в него с трудом помещался револьвер. Поэтому естественно, что ножи-ятаганы, которые когда-то были символом черногорского воина, в конце XIX столетия превратились в дорогой сувенир[10].

Ятаганы, которые хранятся в музее г. Цетине, Черногория.

По словам П. А. Ровинского, ятаганы хоть и ценятся по качеству железа, однако отличаются именно по убранству. Так, например, ятаган с серебряной рукояткой назывался срмаяли или од сребра; если рукоятка дополнительно была украшена кораллами, то такой нож назывался уже мерджанли. Главным образом, ятаганы отличались по верхней части рукоятки (камза): белокорац или сомли — с камзой из белой кости, по народным преданиям, из кости сома; црнокорац — с камзой из черной кости. Лучшими из последних был побрдьянин — название происходит от города Побрдье в Приморье. Однажды черногорское правительство приобрело в Австрии ножи с черными рукоятками, но они были с плохого железа и их рукоятки плавились от жары[11]. Если же говорить о месте изготовления ятаганов, то по фондам Цетинского исторического музея можно проследить ей приблизительную географию. Больше всего ятаганов было изготовлено в Шкодере (современная Албания), Призрене (Республика Косово/Сербия), Боке-Которской (Черногория), Сараево и Герцеговине (Босния и Герцеговина) и даже в Северной Африке[12]. Также Ровинский вспоминает о ноже курчела, который больше напоминал турецкий тесак и в османской армии назывался сатара. Обычный российский обоюдоострый кинжал в Черногории называется шиш или кама[13]. Интересно, что такое же название имеет такой кинжал и на Кавказе, очень похожем горном регионе. Однако и курчела, и кама встречается случайно и является скорее исключением из правила. Основным ножом (кинжалом) Черногории оставался именно ятаган, хотя даже он в конце XIX веке стал отходить на второй план.

Иногда в качестве трофеев удавалось раздобыть и унифицированное турецкое оружие, вроде шпаги субофицеров, унтер-офицеров и барабанщиков пехоты обр. 1816/1838 гг. Оружие не изменялось со временем, как вследствие консерватизма производителей, так и из-за турецкого, собственно, и черногорского, обычая предполагавшего передачу оружия от поколения к поколению (показателен пример турецкой шпаги обр. 1816/1838 гг., что она появляется на фотографии черногорского адъютанта почти спустя столетие — в 1914 г.). В 1853 г. в Черногории в ходе первой военной реформы были введены офицерские чины в современном понимании. Одним из основных унаследованных атрибутов стала сабля; до этого времени ценившаяся только по функциональности и стоимости она получила и определённое иерархическое значение.

Модернизация и унификация пехотного вооружения, которая охватила и офицерские сабли, продолжалась и следующее десятилетие после реформы. Первая часть единообразных производственно изготовленных сабель — подарок сербского военного поставщика Лазаря Трифковича — в основном связана с 1865 г. Между тем Машо Врбица только в начале августа 1866 г. получил приказ закупить в Вене с помощью белградца Лазаря Трифковича комплекты прицелов и амуницию для переделанного дульнозарядного оружия. Товар, который передал Томас Седерл, до 23 декабря был доставлен в Котор и 10 января 1867 г — в Цетинье. Транспорт и доставка в Цетинье была осуществлена лично Лазарем Трифковичем. Он также оповестил черногорцев, что подарит им около 3000 дукатов на покупку различного военного снаряжения, включая 500 ружей и 500 сабель. Этот подарок был присоединён к большому транспорту из 5000 ружей, которые Сербия для Черногории приобрела в Гамбурге. Весь товар был разгружен в порту Котор 26 апреля, а в Цетинье доставлен 4 мая 1867 г. Фактически первые сабли черногорским офицерам были вручены в мае 1867 г. Подарок Трифковича состоял из 500 австрийских сабель образца 1837, 1854 и 1861 гг.

Из привезённых моделей на вооружении черногорских офицеров больше всего продержался образец 1861 г. Более того, такое же оружие покупалось ещё дважды. В августе 1880 г. черногорский министр обороны Илья Пламенац отправился в Вену для покупки современных казнозарядных ружей для черногорского войска. В октябре того же года, русское Министерство финансов, в Банке Ротшильда в Вене, внесло гарантии под реализацию этого проекта. На основе имеющихся депозитных средств Ппаменац заключил договор об изготовлении 20 тысяч 11-мм ружей системы Верндль образца 1877 г., 6 млн патронов данного калибра, 300 офицерских сабель образца 1861 г. и ещё немного различного военного имущества. Полная стоимость заказа, включая транспортные расходы, составила 928 966 форинтов. Вооружение из Вены через Штайер, Триест и Котор пришло в Цетииье до конца декабря 1880 г.

В соответствии с некоторыми сведениями, в 1880 г. с ружьями Верндля было куплено и 3000 соответствующих штыков образца 1873 - 1877 гг. В счёте на оплату оружия, амуниции и приборов, между тем, достаточно ясно прописано, что ружья куплены без штыков. С другой стороны верндлевские штыки, после заточки в мастерских г. Риеки в 1883 г. действительно были выделены унтер-офицерам черногорского войска. Это выборочное распределение длинных тяжёлых штыков связано с очередной попыткой оформить единую структуру чинов по европейским стандартам. После издания указа и определения рангов офицерского корпуса в 1883 г. в Вене было куплено ещё 25 сабель образца 1861 г. Вот тогда, вероятно, и были куплены 3000 верндлевских штыков (байонетов), которые предназначались исключительно для определения статуса нижних чинов черногорского войска. Эту версию подтверждает и последующая покупка французских штыков, да и привычная практика начала ХХ в. Так, Андрия Радович, премьер-министр и министр иностранных дел, 3 февраля 1907 г. (в качестве заместителя военного министра) произвёл 145 младших унтер-офицеров в чины старших унтер-офицеров. Так как в этот момент у него не было установленных унтер-офицерских сабель, Радович вручил им штыки.

Первый отход от австрийских моделей офицерских сабель отмечается в апреле 1886 г. В то время председатель Совета министров, министр юстиции и внутренних дел, воевода Божо Петрович Негуш проезжал через Вену в Германию. Используя русские средства, воевода в австрийской столице заказал 39 русских сабель (сабель драгунских солдатских и офицерских образца 1841 г., шашек артиллерийских солдатских образца 1868 г. и сабель пехотных офицерских образца 1855 - 1865 гг.). Этот скромный заказ означал начало вхождения русских сабель в вооружение черногорского войска, которое продолжилось уже в 1890-х гг.

Огнестрельное оружие[править]

Турецкие ружья, распространенные в Черногории в XIX веке, сверху-вниз: арнаутка (тачинка), расак и шишана.

Огнестрельное оружие черногорцев может быть условно разделено на две основные группы: большие пушки и малые. Первым термином (большая пушка) черногорцы называли ружья и винтовки, вторым (малая пушка) — пистолеты и револьверы (последние еще имели народное название ливор)[14]. Среди "больших пушек" выделяют шишану и расак — балканские кремнёвые мушкеты XVII - XIX вв. с богато украшенным стволом и прикладом. Как правило, ствол украшался серебром, а приклад — перламутром, драгоценными камнями и серебром. Существовал еще целый ряд различных названий для мушкетов в зависимости от формы приклада или отделки ствола, однако все они все равно являются обычными кремнёвыми гладкоствольными мушкетами, с сильным турецким влиянием. По словам Богдановича, шишана является ярким примером симбиоза западного и восточного оружейного искусства[15].

Где-то с середины XIX века в Черногорию стали попадать нарезные ружья из Австрии, как правило, охотничьи карабины и ружья, встречались даже двуствольные, которые черногорцы называло самопрес[16]. Встречались также албанские ружья "крысиный хвост", названные так из-за специфической формы приклада. Йовичевич пишет, что в первой половине XIX века на территории Черногории существовали лишь два вида "больших пушек": уже упомянутая шишана и так называемая арнаутка[17] (то есть, албанский мушкет). Арнаутки происходили из оружейных мастерских Шкодера, Боки Которской, Призрены и Бреши. Как отмечает Ровинский, ружье носили всегда через левое плечо, и только в 1870-х гг. начали носить через правое. Для того, чтобы оружие на натирала одежду и тело, черногорцы носили на левом плече специальную накладку из куска кожи — парталу[18].

Цельнометаллические пистолеты леденицы в Региональном музее Никшича, Черногория.

Среди пистолетов черногорцы использовали различные варианты турецких пистолетов с микелетным замком, которые различались по способу украшения. Так, например, пистолеты леденица были так названы из-за серебряной оправы, которая выливалась полностью в форме, а не делалась путем инкрустации. Такое литое серебро и называли ледом. Во второй половне XIX столетия леденицы были заменены австрийскими револьверами Гассера, однако обычные кремневые пистолеты еще можно было найти в домах простых черногорцев, хранившие это оружие в память о героическом прошлом их предков. Некоторые продолжал носил такое оружие за поясом как наградное, а некоторые него на черный день — и не для того, чтобы защититься от грабителей или врагов, как может показаться на первый взгляд, а куда с более меркантильных порывов — чтобы продать экзотические леденицы туристам и путешественникам из Европы[19].

Мушкеты с ударно-кремневым замком впервые появились у черногорцев во время битвы при Граховаце (7 - 10 мая 1858 г.) и это стало результатом сотрудничества Черногории и Сербии на пути к подготовке освободительных войн на Балканах[20]. В 1868 г. князь Никола I Петрович во время посещения Российской империи имел целью, кроме политических и экономических целей, также решение вопроса перевооружения своей армии. Выбор был широк — проводили сравнительные испытания винтовок системы Альбине, Терсена, лейтенанта Баранова и Крнка. Выбор пал на последнюю винтовку, главным образом из-за ее простоты и дешевизны, а также через определенное влияние австрийских чиновников. Интересно то, что Черногория официально приняла на вооружение винтовку Крнка на месяц раньше, чем Российская империя, где соответствующий манифест был опубликован только 19 марта 1869 г. Позднее на вооружении черногорской армии поступили российская винтовка Бердана, австрийская винтовка Верндля обр. 1873 г. и греческая винтовка системы Гра обр. 1874 г.

Револьверы Гассера, которые на самом деле использовались в боевых действиях вплоть до конца Первой мировой войны (1914 - 1918 ГГ.), имели даже отдельную "черногорскую модель" со специальной конструкцией, которая позволяла носить револьверы за поясом, как и было принято в Черногории. Существует версия, что князь Никола I Петрович якобы даже обязал все мужское население носить именно эту марку револьверов и сам всячески поддерживал их производство, за что эта модель и получила название "Монтенегро" (от итальянского названия Черногории). На самом деле, идея такая была, однако реализовать ее на деле помешал финансовый вопрос. В период с 1875 по 1877 гг. было изготовлено всего 6000 револьверов "Монтенегро" [21]. Очень интересный статус этого оружия: хотя револьверы закупались государством, после передачи их солдатам, они становились их собственностью (запрещалось только вывозить оружие за границу).

Другое[править]

Фрагмент иллюстрации битвы при Тузи в 1911 г. Справа виден черногорец, бросающий большой камень.

Особого внимания заслуживают и предметы, не являющиеся оружием, но которые использовались черногорцами для нанесения урона своим противникам. Так, Ровинский в своей монументальной работе в конце XIX века писал, что камень до сих пор оставался первым боевым орудием любого черногорца, и что они упражняются в его метании с раннего девства в виде игры и будучи уже взрослыми в виде состязания. Тренировки позволяют им метать камни весом в 10 - 16 кг, и одним ударом они вполне могли насмерть забить лошадь или корову[22], не говоря уже о человеке.

Также Ровинский описывает, как опанки (кожаные лапти) послужили настоящим оружием для черногорца: когда спужские турки схватили черногорцы и уже вели его на мост, чтобы там отрубить голову, пленник резко снял обувь и опанком убил одного турка насмерть, а другого сбил с ног и убежал[23].

Внешность[править]

Черногорцы относятся к динарской малой расе европеоидной расы, характерные признаки которой следующие: высокий рост; брахикефалия; тёмно-русые волосы; прямой, тонкий или орлиный нос; матово-белая кожа; продолговатое лицо. Позднее другие исследователи указывали на такие типичные характеристики, как стройное телосложение, сильный рост волос на теле и лице, плоский затылок. У типичного черногорца, как правило, повышенная массивность черепа и телосложения, крупные черты лица, очень широкое лицо и голова.

Традиционная одежда[править]

Черногорцы из клана Кривошеи в традиционном костюме. Автор Владимир Кирин.

Как и у любого другого племенного ополчения, у черногорцев долгое время не существовало какой-либо регламентированной униформы, и, поскольку каждый взрослый мужчина был воином, то и мужской традиционный костюм Черногории вполне можно считать первым этапом развития черногоркой униформы. Примерно до конца XIX века, практически все черногорские воины были одеты именно в традиционный народной костюм, который состоял из, в первую очередь, белой (реже — серой) гунини или гуня, которая представляет собой аналог свиты[24] (верхняя мужская длинная одежда с домотканого сукна), сюртука[25] или долгого до колен кафтана[26][27], и синих или голубых[28] коротких шаровар до колен[29]. Гунина или гунь был длиной до колен, имел узкие рукава и был украшен красной каймой от воротника до самого низа, а также имел ряд пуговиц и петель, которые, тем не менее, не имели никакого практического значения[30]. По другим данным, края гуня обшивались шнурками голубого цвета, на передней части от пояса до воротника обшивка делалась в два или три ряда, которые имели с одной стороны овальные пуговицы, плетеные из шерсти или шелка, а с другой — крючки или петли для застегивания. Согласно этим данным, пуговицы действительно могли не застегиваться, поскольку гунь держался на теле благодаря обмотанному вокруг талии поясе[31], однако встречались и исключения.

Интересно то, что в 1880-х гг. синие шаровары производились из зарубежного сукна[32], тогда как ранее весь материал был домотканым. Вместе с шароварами черногорец носил доколенцы или наколенницы[33] из шерсти[34] или белого сукна, которые были своего рода чулками, а также опанки — обувь из телячьей кожи, которые крепились к ноге кожаными ремнями-онутами[35]. Уже в конце XIX в. опанки начали выходить из широкого использования, на смену им приходили штиблеты и высокие сапоги, а доколенцы стали иметь по 30 - 40 крючков для застегивания[36].

Кроме гуня, черногорец часто поверх него также надевал красный елек — своего рода камзол или куртку без рукавов[37] с шелковыми или мишурными шнурками, окаймленный позументом (золотым или серебряным шитьем), а под него — джемедан — своеобразный жилет, также с красного сукна[38], который застегивался накрест[39], иногда расшитый серебром, золотом[40] или черными шелковыми шнурками[41]. Согласно данным Ровинского, даже в 80-х гг. XIX в. почти половина мужчин носили джемадан и елек[42].

Отдельной примечательной деталью черногорского костюма является капот — шерстяное одеяло с капюшоном[43], или перекинутая через плечо струка — своеобразный плед, служивший защитой от дождя и постелью в случае ночевки под открытым небом[44]. По данным Петковича, струки были длиной в 2 - 3 метра и шириной в 1,5 м., изготавливались женщинами из шерсти, были черного или серого цвета и часто на конце имели длинные кисти[45]. Очевидно, под капотом и струком понимают если не одинаковые, то как минимум очень похожие вещи. Хендерсон сравнивает черногорскую струку с шотландским пледом[46], который имел похоже назначение. Также эту деталь одежды можно сравнить с латиноамериканским пончо, которое тоже использовалось как плед в случае вынужденной ночевки на улице.

Есть некоторые особенности в традиционной одежде черногорцев в зависимости от местности. Так, южные черногорцы, по данным Ковалевского, ходили с расстегнутыми настежь гунями[47] (по данным Ровинского, подобным образом в 1880-х гг. ходили все черногорцы[48]), а северные черногорцы, или бердяны, и вовсе не носили гуня, предпочитая косули или кошули — рубашку с часто тонкого сукна, шитую по вороту и с широкими висящими рукавами; она часто выходила из-под джемедана и доходила до колен, напоминая широкую юбку, албанскую традиционную одежду[49]. По другим данным, кошулю носили все черногорцы в качестве нижнего белья, на которую уже надевали джемедан и все другие элементы одежды[50].

Капа с командирским грбови на фоне боевого знамени Черногории.

Несмотря на подобные незначительные расхождения, всех черногорцев объединял головной убор — так называемая капа или капица[51] — красная низкая шапочка, до половины обшита черной тафтой. Иногда на капу завязывали тоненькую чалму[52]. Согласно Ровинскому, капа имеет плоское дно и прямой околыш шириной около 8 сантиметров. Капа обычно изготовлялась из красного или малинового сукна. Верхняя часть красного цвета (тепелак) была плоской, вокруг нее размещалась черная кайма (дереви). Тепелак украшался пятью золотыми полосками в форме полукруга, внутри которого обычно помещается какой-то национальный символ: сербский крест или инициалы монарха (например, Н.I. — Никола I Петрович)[53]. Подобное сочетание цветов совсем не случайно и имеет определенный символизм: так, красный цвет на макушке символизирует кровь, пролитую на поле битвы на Косовом поле, черный околыш — траур и скорбь по утраченной свободе, а золотые полукруги сверху — по одной версии, победу славян над турками[54], а по другой — надежды на возвращение сербов (черногорцев) к их былой силе и славе[55]. Однако в действительности капица появилась в Черногории во время правления князя Даниила (1852 - 1860 гг.), уже значительно позже Косовской битвы (1389 г.), и тогда называлась шишак. Именно поэтому турки и албанцы, хвастаясь, что победят черногорцев, говорили: "бить шишак по чакмак", то есть что черногорская капа будет продаваться всего за 4 сольда, намекая на то, что многие черногорцев погибнут на войне[56]. Позже, в начале 1860-х гг., отмечалось, что черногорские воины носили красную феску, украшенную мехом, или небольшой тюрбан из сукна[57]. В 1866 г.. Макушев вновь выделяет в качестве самого популярного головного убора черные шапки с красным верхом, обшитые золотом[58].

Примечательно, что черногорские мужчины, как и женщины, носили серьги, ожерелья и браслеты, как правило, грубой работы. Важной деталью был и широкий кожаный пояс, в котором черногорцы обычно носили свое оружие[59]. По другим данным, в качестве пояса мог использоваться и красный кушак из сукна, к которому крепилась небольшая сумка, где черногорец хранил свои боевые принадлежности[60]. В работе Петковича вообще находим информацию, что эти два вида поясов носились вместе — кожаный силаф крепился к поясу из сукна[61]. Так или иначе, видим, что пояс использовался, кроме своего прямого назначения, а также для удобного ежедневного ношения оружия. Требует определенного объяснения непонятный термин "силаф", и хотя его назначение более или менее понятно по контексту, четкого его определения найти так и не удалось. Ровинский в своем фундаментальном труде объясняет, что "силав — это нечто вроде мягкого кожаного чемоданчика из нескольких листьев, которые представляют собой отделы для помещения различных вещей; широкая часть находится спереди, прикрывая часть живота, и от нее идет ремень с пряжкой, который опоясывает все тело"[62]. В силав, как правило, вставляли пистолет (иногда два), позднее револьвер, большой боевой нож (ятаган) или маленький ножик для различных нужд, арбию, и металлическую палочку, которой заряжается пистолет (им также чистится и трубка); также там хранили полотенце или платок, кошелек или узелок с деньгами. Одним словом, силав, или силаф — это целый арсенал, но надо понимать, что он не всегда был полным, и все перечисленные здесь вещи являются верхней границей его наполняемости. Несколько уточняет это описание Уильям Миллер в своей книге "Путешествия и политика на Ближнем Востоке": описывая внешность князя Николы I, он указывает, что тот, "уподобляясь к своим подданным, носит в силафе или красной сафьяновой сумке на своем пестром поясе револьвер, что является неотъемлемым атрибутом черногорского туалета"[63]. С введением новой униформы в черногорском армии в конце XIX столетия был значительно уменьшен размер этого самого силафа: теперь в него с трудом вмещался даже револьвер, что привело к вытеснению из арсенала черногорца ятагана[64].

Черногорец в традиционном костюме с грбови на капе.

В связи с упоминанием описания правителя Черногории, надо отметить еще одну важную характерную особенность. Удивительно, но, по данным, например, Попова, владыка Черногории отличался от любого другого рядового черногорца только серебряной восьмилучевой звездой ордена Святой Анны и лентой (очевидно, красной с желтой каймой) через плечо[65]. Это говорит об относительном социально-экономическом равенстве черногорского населения, как минимум, первой половины XIX в., что подтверждается и другими источниками[66]. Тем не менее, как мы уже отмечали выше, некоторое различие все-таки наблюдалось, например, в украшении верхней одежды (на эту особенность указывает, в частности, и Хендерсон[67]); тем не менее, эта разница не была такой существенной, как, например, в других европейских странах того времени.

Уже упомянутый Хендерсон отмечает, что наиболее употребляемыми цветами в черногорском народном костюме были красный, который использовался в верхней одежде, и синий, который был присущ брюкам черногорцев[68], однако Петкович[69], говоря о палитре национальной одежды черногорцев, говорит о трех цветах: красный, синий и белый. Интересно, что именно эти цвета, причем именно в таком порядке, использовались в различных черногорских флагах начиная еще с 1880-х гг. Стоит отметить, что некоторые черногорские офицеры также использовали зеленый цвет в своей верхней одежде.

Описанный выше костюм оставался почти неизменным на протяжении всего XIX в. В первой половине XIX столетия в качестве некоего прототипа униформы вводились только головные уборы — например, красные фески с кисточками для перяникив, или соболиные колпаки для сенаторов и племенных капитанов. Однако настоящая "революция" во внешнем виде черногорских воинов произошла в марте 1854 г. вместе с введением так называемых грбови.

Введение грбови[править]

В марте 1854 г. князь Данило ввел первые знаки различия в черногорской армии — "грбови" (гербы), которые представляли из себя металлические значки, надеваемые на капу (традиционный мужской головной убор). "Грб" (т. е. "грбови" в единственном числе) показывал ранг солдата, который его носил, а также принадлежность к той или иной военной или политической организации (грань между которыми в Черногории была довольно эфемерной). Таким образом, не вводя регламентированную униформу, черногорские воины продолжали носить традиционную одежду, но благодаря грбови на своих шапочках стало возможно различать различные воинские звания черногорцев.

Грбови времен князя Данило (1854 - 1860 гг.)[править]

Традиционный костюм черногорского командира. Звание владельца данного костюма можно определить по соответствующему грбови на капе.

Согласно приказу от марта 1854 г., все сенаторы, племенные капитаны и перяники, а со временем и кабадахи, должны были носить на своей капе соответствующий их должности и званию грб. Грбови, как правило, представляли из себя значок из золота или серебра в виде герба княжества (подымающийся коронован двуглавый орел со скипетром и державой в своих когтях и со львом под ним) в различных модификациях. В центре композиции в период правления князя Данило I Петровича были размещены его инициалы — "Д.I.".

Сенаторской металлический знак (грб) состоял из золотого государственного герба и инициалов князя "Д.I.", которые помещались на груди орла. Знак капитанов представлял собой государственный герб, помещенный на четырехугольный щит, также из золота. Знак перяников был идентичен капитанском, но только был сделан из серебра. Наконец, для кабадахов были разработаны знаки в виде золотого орла со всеми черногорскими геральдическим атрибутами, кроме льва.

В то же время, принц анонсировал, что все зарегистрированные рядовые солдаты должны будут носить военную награду — маленький металлический крест — на своих капах. Таким образом, черногорская армия приобретала эпитет "крестоносцы". Кроме крестов для обычных солдат, система была введена в то время для обозначения всех рангов. Знак для стотинашей представлял собой крест над двумя скрещенными саблями, для барьяктаров — крест над скрещенными саблей и знаменем, и для десечаров — крест над шестиугольной звездой. Все три грбови были серебряными. Знак для командиров — черногорский герб на щите над двумя скрещенными саблями, в золоте — был введен позже.

Гвардия имела отдельную систему знаков различия. Обычные гвардейцы носили на своих капах знак принадлежности к этому элитному формированию: он представлял собой золотого орла с распростертыми крыльями, с инициалами правителя на груди. Все офицерские грбови выводились из этого базового гвардейского знака. Десечар гвардии имел две шестиугольные звезды под крыльями орла, стотинаш гвардии — две скрещенные сабли, а барьяктар гвардии — скрещенные саблю и знамя. Все гвардейские знаки были золотыми.

20180120 230834.jpg
20180120 230847.jpg
20180120 230919.jpg
20180120 230925.jpg
20180120 230932.jpg
20180120 230938.jpg
Сенатор
Племенной капитан
Перяник
Кабадах
Командир
Стотинаш
(старая весрия)
20180120 230947.jpg
20180120 230952.jpg
20180120 231006.jpg
20180120 230947 солдат.jpg
20180120 231019.jpg
20180120 231042.jpg
Стотинаш
Барьяктар
Десечар
Рядовой солдат (проект)
Стотинаш гвардии
Стотинаш гвардии
20180120 231048.jpg
20180120 231104.jpg
20180120 231109.jpg
 
 
Барьяктар гвардии
Десечар гвардии
Рядовой гвардеец
 
 
 
 

Грбови в 1860 - 1896 гг.[править]

Король Черногории Никола I Петрович-Негош в традиционном костюме, за шарфом-поясом у него заложен револьвер Gasser M1870/74 Montenegrin. На капе можно заметить овальное грбови владыки, инкрустированное диамантами.

С приходом к власти Николы I Петровича, инициалы в центре грбови были заменены на "Н.I." (больше они не будут меняться вплоть до прекращения существования черногорской армии в 1916 г.). Новый владыка ввел специальный грб и для себя — в форме овала и инкрустированный диамантами. Интересно, что это был единственный грб в 1860 - 1871 гг., на котором сохранялись инициалы еще прежнего правителя — "Д.I.". Данные грбови использовались и после 1871 г., поскольку были базовыми. Дальнейшие грбови, вводимые с 1871 г., лишь дополняли данные знаки.

20180120 231116.jpg
20180120 231124.jpg
20180120 231129.jpg
20180120 231135.jpg
20180120 231141.jpg
20180120 231152.jpg
Владыка
Сенатор
Сенатор
Племенной капитан
Племенной капитан
Перяник
20180120 231157.jpg
20180120 231207.jpg
20180120 231212.jpg
20180120 231227.jpg
 
 
Кабадах
Стотинаш
Барьяктар
Десечар
 
 

В 1871 г. была проведена военная реформа, в связи с чем появились дополнительные знаки, в частности, унтер-офицерские грбови. Продолжали использоваться и базовые грбови, принятые в 1860 г.

20180120 231233.jpg
20180120 231241.jpg
20180120 231256.jpg
20180120 231356.jpg
20180120 231400.jpg
20180120 231406.jpg
Командир
Командир
Подкомандир
Офицер
Водник
(сержант)
Десечар

В 1881 - 1896 гг., в связи с новой организацией черногорской армии (бригада — батальон — чета или рота), появлением артиллерии и новых званий, были созданы и новые дополнительные грбови. Кроме того, в черногорской армии стали служить мусульмане, для которых принятые ранее грбови были несколько модифицированы — в частности, крест был заменен на шестиконечную звезду. Также в конце 1890-х гг. был введен специальный знак "Украшение стрелка" ("dekoracija gađača" или "marksmen decoration"), который вручался самым метким стрелкам.

20180120 231413.jpg
20180120 231423.jpg
20180120 231428.jpg
20180120 231436.jpg
20180120 231442.jpg
20180120 231448.jpg
Алай-барьяктар
Бригадный
барьяктар
(с 1883 г.)
Бригадный
барьяктар
(с 1883 г.)
Батальонный
барьяктар
Четный (ротный)
барьяктар
Бригадный
трубач
20180120 231454.jpg
20180120 231507.jpg
20180120 231516.jpg
20180120 231525.jpg
20180120 231536.jpg
20180120 231555.jpg
Батальонный трубач
Четный (ротный)
трубач
Артиллерийский
командир
Артиллерийский
офицер
Артиллерийский
трубач
Барьяктар
(мусульманский)
20180120 231601.jpg
20180120 231608.jpg
20180120 231625.jpg
20180120 231634.jpg
20180120 231640.jpg
20180120 231653.jpg
Водник
(мусульманский)
Десечар
(мусульманский)
Жандарм
Перяник
(2-я версия)
Перяник
(3-я версия)
Военный музыкант
20180120 231659.jpg
20180120 231706.jpg
20180120 231715.jpg
Почтальон
Почтальон
Украшение стрелка

Флаги[править]

Flag of the Prince-Bishopric of Montenegro.svg.png
Flag of the Prince-Bishopric of Montenegro2.svg.png
Flag of Montenegro (1767-1773).svg.png
1844 do 1848 zastava Crne Gore.svg
DaniloSto.jpg
Nikola I used firstly as a War flag.jpg
Флаг цетинской православной метрополии (XVII век)
Флаг черногорских кланов XVIII века, который использовался до конца XIX века
Флаг Стефана Малого (1767 - 1773 гг.)
Предположительный флаг в 1844 - 1848 гг.
Флаг с инициалами Данилы I (1851 - 1860 гг.)
Флаг с гербом и инициалами Николы I (после 1861 г.)

Черногория на протяжении XVIII - XIX веков имела разные вариации флагов, выполненные в одной цветовой гамме. Все началось с флага православной метрополии в Цетинье, на котором был изображен красный лапчатый (равносторонний) крест в белом фоне и с красной каймой по краю. Это символизировало высокохристианскую мораль черногорцев и желание бороться против исламизации, которую навязывали турки. Подобный дизайн был принят во время Великой турецкой войны в конце XVII века. Позднее подобные флаги (иногда в зеркальных цветах) начали себе брать и различные черногорские кланы, чтобы показать свою приверженность православию. Часто эти флаги переделывались из трофейных турецких флагов. В 1767 - 1773 гг., во время правления Стефана Малого, который позиционировал себя как светский царь, крест с черногорского флага был убран, однако позднее снова стал обязательным его атрибутом. В дальнейшем в качестве военного флага использовалось полотнище с белым крестом в красном поле и белой каймой по краю. В центре креста помещались инициалы текущего правителя Черногории. Иногда вместо белого креста помещался государственный герб Черногории — белый двуглавый орел (в центре которого также размещались инициалы правителя) над желтым львом. В 1880-х гг. была ведена гражданская версия флага, представляющая собой герб Черногории на фоне "славянского триколора", цвета которого перекликались с цветами национального костюма черногорцев.

Галерея[править]

Интересные факты[править]

  • Владимир Броневский сравнивал черногорцев с "мальтийскими кавалерами", поскольку и те, и другие по состоянию на начало XIX века вели "вечную войну с турками". Во второй половине XIX века в Российской империи стало популярно называть Черногорию "Славянской Спартой", и, соответственно, сравнивать черногорских воинов со спартанцами. Здесь аналогия заключалась в том, что небольшие отряды черногорцев противостояли огромным полчищам османских войск, подобно тому, как легендарные 300 спартанцев сдерживали персидское войско у Фермопил, причем также в горной местности. Перси Хендерсон в своей книге "Британский офицер на Балканах", вышедшей в 1909 г., сравнивал черногорцев с шотландскими горцами, в частности, отмечал схожесть их одежды (оба народа использовали пледы) и музыкальных инструментов[70].

Источники[править]

Примечания[править]

  1. Вооруженные силы Румынии, Сербии, Черногории, Египта и Греции. С.65-68.
  2. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 3.
  3. Хитрова Н. И. Черногория в национально-освободительном движении на Балканах и русско-черногорские отношения в 50-70-х годах XIX века. С.19.
  4. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 3-4.
  5. Wyon R., Prance G. The Land of the Black Mountain. London: Methuen & Co, 1903. P.5.
  6. Богдановић Б. Наоружавање српски и црногорске војске од XVIII до XX века. Зборник Историјског музеја Србије. 2003. Бр. 31. С.137.
  7. Богданович Б. — Холодное оружие Сербии, Черногории, Югославии. С. 156.
  8. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 14.
  9. Имеется в виду война 1876 - 1878 гг.
  10. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 23.
  11. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 24.
  12. Jovićević M. Jatagani u muzeju Kralja Nikole // Glasnik. 2008. №4. P.77-95.
  13. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 24.
  14. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 25.
  15. Богдановић Б. Наоружавање српски и црногорске војске од XVIII до XX века. Зборник Историјског музеја Србије. 2003. Бр. 31. С.147.
  16. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 25.
  17. Jović T., Jovićević M. Crnogorska vojska: organizacija i uniforme: 1830 do 1914. P. 17.
  18. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 25.
  19. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 25.
  20. Богдановић Б. Наоружавање српски и црногорске војске од XVIII до XX века. Зборник Историјског музеја Србије. 2003. Бр. 31. С.152.
  21. Богдановић Б. Наоружавање српски и црногорске војске од XVIII до XX века. Зборник Историјског музеја Србије. 2003. Бр. 31. С.164.
  22. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ : в 6-и кн. / Петр Аполлонович Ровинский. СПб.: Типографія Императорской Академіи Наукъ, 1901. Т.2, Ч.2. С. 5.
  23. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2, Ч.1. С. 508.
  24. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 26.
  25. Попов А.Н. Путешествие в Черногорию. С. 3.
  26. Троянский А. Заметки из путешествия по Далмации и Черногории . С. 826.
  27. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  28. Черногория // Военный сборник, № 3. 1862. С. 35.
  29. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 27.
  30. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 27.
  31. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  32. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 499.
  33. Макушев В. В. Дневник путешествия из Дубровника в Черногорию. С. 10.
  34. Черногория // Военный сборник, № 3. 1862. С. 35.
  35. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 27.
  36. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 500.
  37. Попов А.Н. Путешествие в Черногорию. С. 4.
  38. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 27.
  39. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  40. Попов А.Н. Путешествие в Черногорию. С. 3.
  41. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  42. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 500.
  43. Черногория // Военный сборник, № 3. 1862. С. 35.
  44. Троянский А. Заметки из путешествия по Далмации и Черногории . С. 826-827.
  45. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  46. Henderson P. E. A British Officer in the Balkans: The Account of a Journey Through Dalmatia, Montenegro, Turkey in Austria, Magyarland, Bosnia and Hercegovina. P. 54.. 54.
  47. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 26.
  48. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 500.
  49. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 27.
  50. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  51. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  52. Ковалевский Е. П. Четыре месяца в Черногории. С. 27.
  53. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 509.
  54. Макушев В. В. Дневник путешествия из Дубровника в Черногорию. С. 12.
  55. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 509.
  56. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 510.
  57. Черногория // Военный сборник, № 3. 1862. С. 35.
  58. Макушев В. В. Дневник путешествия из Дубровника в Черногорию. С. 10.
  59. Попов А.Н. Путешествие в Черногорию. С. 3.
  60. Черногория // Военный сборник, № 3. 1862. С. 35.
  61. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365-366.
  62. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т.2. Ч.1. С. 509.
  63. Miller W. Travels and politics in the Near East. New York: Frederick A. Stores Company Publishers, 1898. P. 57.
  64. Ровинский П. А. Черногорiя въ ея прошломъ и настоящемъ. Т. 2, Ч. 2. С. 23.
  65. Попов А.Н. Путешествие в Черногорию. С. 3.
  66. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  67. Henderson P. E. A British Officer in the Balkans: The Account of a Journey Through Dalmatia, Montenegro, Turkey in Austria, Magyarland, Bosnia and Hercegovina. P. 54.
  68. Henderson P. E. A British Officer in the Balkans: The Account of a Journey Through Dalmatia, Montenegro, Turkey in Austria, Magyarland, Bosnia and Hercegovina. P. 54.
  69. Петкович К. Черногория и черногорцы. С. 365.
  70. HendersonP. E. — A British Officer in the Balkans: The Account of a Journey Through Dalmatia, Montenegro, Turkey in Austria, Magyarland, Bosnia and Hercegovina/Percy Edward Henderson. — London: Seeley and Company, 1909.

См. также[править]

Посетите также наш портал о
чёрном цвете.
Щит чёрный.png