Действия

Конные карабинеры Великой армии

Материал из ВикиВоины

0.00
(0 голосов)

Конные карабинеры Великой армии — вид тяжёлой кавалерии в составе Великой армии, состоящий из 2-х полков. Одно из самых элитных и преданных формирований Наполеона.

Данная статья посвящена только конным карабинерам с 1804 по 1815 гг. Для получении информации о других периодах существования данного вида кавалерии, см. основную статью.

История[править]

В 1804 г. с созданием империи Наполеон восстановил и роялистские должности, в том числе звание маршала и генерал-полковника. Генерал-полковник мог получить назначение практически в любой тип частей легкой кавалерии: гусар (генерал Жюно), кирасир (генерал Гувьон Сен-Сир), драгун (генерал д’Илье) и конных егерей (генерал Мармон). Младший брат Наполеона Людовик, будущий король Голландии, получил почетное звание генерал-полковника корпуса карабинеров.

Во время церемонии коронации Наполеона присутствовали небольшие делегации от каждого полка. Бывшая консульская гвардия получила статус императорской и стала выполнять функции эскорта, а карабинеры, расквартированные в Люневиле, получили приказ выдвинуться к Парижу и помочь в проведении церемонии. 2 декабря 1804 г. восемь эскадронов карабинеров, ведомых маршалом Мюратом, открыли парад, проследовав от Тюильри до собора Парижской Богоматери и обратно. Через три дня карабинеры участвовали в церемонии раздачи императорских штандартов армейским полкам. Эпизоды этой замечательной церемонии запечатлел живописен Давид. На рисунке ослепительный ритуал показан в лучах Солнца, хотя в действительности 5 декабря шел проливной дождь.

Эти церемониальные обязанности фактически означали включение карабинеров в число армейской элиты. Но в гвардию карабинеры не попали, так как там уже имелась тяжелая кавалерия — полк конных гренадеров.

Кампания 1805 г.[править]

Нарушив Амьенский мир, заключенный 16 мая 1803 г., Наполеон собрал свою армию у побережья Ла-Манша и Северного моря. Войска были распределены вдоль всего побережья от Бреста до Ганновера. Это были ветераны, прошедшие войну в Италии, Рейнской области и Египте. Армия океанского побережья (в будущем известная как "Великая армия") была призвана провести высадку в Англии, когда условия это позволят. Пока шло ожидание, войска занимались военной подготовкой и пополнением арсеналов. Карабинеры получили великолепных гнедых лошадей.

В апреле 1805 г. на деньги Англии была сформирована третья коалиция, в состав которой вошли Австрия, Россия, Швеция и несколько мелких германских государств. Наполеон не стал ждать удара и выступил первым. 31 августа он снял войска с побережья (отказавшись от планов вторжения в Англию еще до гибели французского флота при Трафальгаре 21 октября). Не зная о действиях Наполеона, австрийский генерал Мак вступил в Баварию 2 сентября. Другая армия под предводительством эрцгерцога Карла приготовилась к вторжению в Италию. Русская армия под командованием Кутузова начала выдвигаться на запад. Наполеон совершил стремительный бросок на восток, 26 сентября достигнув Рейна. 6 октября он уже был на Дунае. В составе 1-й дивизии тяжёлой кавалерии генерала Нансути действовала бригада карабинеров под командованием генерала Пистона. В состав бригады входили 1-й полк карабинеров (полковник Кошуа) численностью 441 человек и 2-й полк карабинеров (полковник Морен) численностью 407 человек.

Карабинеры практически не воевали в первое время наступления. Первое столкновение с противником произошло под Вертингеном 8 октября 1805 г. Далее карабинеры прибыли под Эльхииген, где и участвовали в сражении 14 октября. Прорвавшись к Ульму, карабинеры вынудили генерала Мака к капитуляции. Затем карабинеры участвовали в преследовании отступающих австрийских войск под предводительством принца Фердинанда. Результатом преследования стало новое сражение, произошедшее 19 октября между Фуртом и Нюрнбергом. Австрийцы снова обратились в бегство, бросив обоз и артиллерию. Полковник Кошуа из 1-го полка получил серьезное ранение пистолетной пулей, но в целом бригада потеряла всего 23 человек, в том числе только одного убитым.

Австрийцы отступили, и дорога на Вену была открыта. 13 ноября карабинеры вступили в столицу Австрии. Наполеон провел основные силы в 70 милях от Вены, преградив дорогу армии Кутузова. Решающее сражение состоялось под Аустерлицем 2 декабря. Здесь Наполеон явил свой тактический гений. Вовремя нанесенный удар в центр расколол строй противника и обрушил его левый фланг.

Конница Наисути действовала на левом фланге французов на участке между деревнями Йиржиковиц и Бласвиц. Бригада карабинеров яростро атаковала и отбросила противника на вторую линию обороны, заставив бросить артиллерию. Генерал Нансути после боя сказал своим солдатам, что ему еще никогда прежде не приходилось видеть столь блистательной атаки. Бригада понесла в атаке незначительные потери (2 человека убитыми и 51 раненый), но общий уровень потерь в результате болезней привел к тому, что в полках бригады после сражения осталось в строю всего 205 и 181 человек соответственно.

26 декабря в Прессбурге был заключен новый мир. Победители получали награды. Полковники Кошуа и Морен стали командорами ордена Почетного легиона, а Кошуа дополнительно получил чин бригадного генерала. На освободившуюся должность командира 1-го полка карабинеров Наполеон назначил своего родственника — собственного зятя, итальянского князя Камилло Боргезе, мужа императорской сестры Полины. Боргезе получил назначение 24 сентября 1806 г., но оказался недовольным назначением, постоянно ища предлогов, чтобы покинуть должность.

Кампании 1806 - 1807 г.[править]

Прежде чем полки успели вернуться во Францию, они начали получать пополнения. Во второй половине 1806 г. стало ясно, что новая война неизбежна. Летом император Наполеон I реорганизовал свою кавалерию. 31 августа он постановил, чтобы впредь карабинерские и кирасирские полки состояли из штаба и четырех эскадронов по две роты в каждом, всего 820 солдат при 830 лошадях. Пятый эскадрон, сформированный из солдат полка, оставался в тылу в качестве учебной части. Но постоянный статус учебный эскадрон получил лишь 10 марта 1807 г. С этого времени полк состоял из штаба и пяти эскадронов по две роты в каждом, всего 1040 кавалеристов всех званий: 41 офицер при 59 лошадях и 999 нижних чинов при 994 лошадях.

Новая война началась в октябре 1806 г. Пруссия и Саксония вместе с Британией и Россией образовали Третью коалицию, имея целью вытеснить французскую армию из Германии. 2 октября бригада выступила навстречу пруссакам. Через три дня князь Боргезе присоединился к своему полку, который находился в районе Бамберга. На следующий день его представили солдатам как командира 1-го полка карабинеров. Дивизия генерала Нансути теперь входила в состав кавалерийский корпус маршала Сульта. Бригадой карабинеров командовали генерал Дефранс. Карабинеры не принимали заметного участия в сражении под Йеной 14 октября, а также в остальных сражениях кампании. Преследуя разбитую прусскую армию, 29 октября карабинеры вступили в Берлин, где участвовали в торжественном параде с участием императора.

После первой фазы кампании карабинеры отправились на зимние квартиры на правом берегу реки Ожич. Но в январе 1807 г. их перевели в Варшаву, куда они прибыли 31 числа того же месяца. В тот же день командир 2-го полка полковник Морен получил звание бригадного генерала и уступил свою должность полковнику Бланкару, бывшему командиру эскадрона конных гренадеров императорской гвардии. В Варшаве войска узнали о начале новой кампании против России. Русская армия под командованием генерала Беннигсена вступила в Польшу, Наполеон выступил навстречу.

Конные карабинеры в битве под Аустерлицем, 1805 г. Автор Анатолий Теленик.

Форсировав Буг, карабинеры нагоняли ушедшую вперед французскую армию. Проведя три дня в седле, карабинеры почти нагнали Наполеона, когда дивизия генерала Нансути получила приказ остановиться и встать на квартиры. Вследствие этого приказа карабинеры избежали участия в мясорубке под Эйлау 8 февраля. Сражение шло в условиях метели, обе стороны понесли тяжелые потери, но решающего перелома в сражении не произошло. Вскоре бригада получила приказ продолжить движение. 10 февраля карабинеры проехали мимо места сражения под Эйлау. 16 февраля карабинеры участвовали в стычке под Остроленкой. Снег и холод заставил обе армии вернуться на зимние квартиры до весны. Но как только погодные условия позволили, огромные массы людей, лошадей и артиллерийских орудий снова начали движение.

Князь Боргезе к своим солдатам был равнодушен, тогда как Наполеон 14 апреля 1807 г. представил восьмерых карабинеров к кресту ордена Почетного Легиона. 8 мая во время большого кавалерийского смотра в Эльбинге Наполеон заметил внушительную фигуру сержант-майора Шамброта, который поступил в карабинеры еще ребенком в 1773 г. и теперь гордо нес полученный крест. Когда Наполеон спросил сержант-майора откуда тот, старый ветеран ответил: "Сир, мой церковный приход там, где стоит штандарт моего полка". Наполеон рассмеялся неожиданному ответу и поинтересовался, почему этот отважный солдат до сих пор не офицер. Командир полка ответил, что единственным обстоятельством, препятствующим получению офицерского патента, была неграмотность Шамброта. Наполеон поинтересовался, является ли Шамброт хорошим солдатом, если закрыть глаза на этот его недостаток, на что утвердительно ответил сам сержант-майор. Наполеону явно понравился этот человек и он действительно был произведен в офицеры. Князь Боргезе не явился на парад. Такое пренебрежение своими обязанностями не могло пройти безнаказанным. Через шесть дней зять императора получил чин генерала и освобожден от занимаемой должности. Его место занял майор Ларош.

С установлением теплой погоды обе армии снова начали боевые действия. 9 июня 1807 г. бригада карабинеров участвовала в операции при Гуттштадте, где 2-й полк потерял одного из своих лучших офицеров, командира эскадрона Кардона. Через пять дней генерал Беннигсен совершил грубейшую ошибку и позволил прижать русскую армию к реке Алле в районе Фридланда. 14 июня оба карабинерских полка, возглавляемых полковниками Ларошем и Бланкаром, снова объединились в одну бригаду под командованием генерала Дефранса. Бригада вошла в состав дивизии генерала Нансути кавалерийского корпуса маршала Сульта. Жозеф Аббепь, карабинер 2-го полка, призванный в 1806 г. с территории Бельгии, писал в своих мемуарах:

В четыре часа утра мы покинули наш бивак. Пройдя через лес, мы вышли к равнине, которая простиралась до предместий Фридланда. Русским пришлось дать бой на этой равнине. Когда авангард нашего полка выступил из леса, рядовой Смет из 1-й роты, родом германец, был ранен пушечным ядром, которое оторвало ему ногу. Полк галопом двинулся вперед и занял позиции. Стоя неподвижно, мы ожидали подхода пехоты и других частей. Противник продолжал обстреливать нас из пушек, причиняя нам ощутимые потери.
Несколько раз мы просили полковника [Бланкара] начать атаку. Но он отвечал, что подаст команду, когда придет время атаки. В то же время он не давал "приветствовать" ядра, пролетающие мимо нас. При этом полковник подавал личный пример, прямо сев в седле и скрестив руки на груди... Прошло довольно много времени, и мы успели потерять много людей, прежде чем поступил приказ атаковать. Мы не желали ничего другого.

Бригада карабинеров действовала на левом фланге французской армии. По прихоти генерала Нансути бригада оказалась под огнем противника. Её позиции находились напротив дороги Кёнигсберг - Фридланд, флангом к артиллерийской батарее и фронтом к кавалерии противника. Поэтому бригада сразу попала под плотный огонь. 1-й полк понес тяжелые потери (12 офицеров и 104 рядовых). 2-й полк провел десять атак, в том числе несколько раз штурмовал пехотные колонны русских, что помогло генералу Груши удержать равнину у Хайнришсдорфа. Но за активные действия также пришлось платить жизнями. В одной из таких атак погиб Шамброт, только что получивший должность суб-лейтенанта.

Конный карабинер в униформе до 1809 г. Автор Ипполит Белланже.

Армия Беннигсена была разбита. l9 июня Наполеон вышел к Тильзиту на Немане, где получил предложение о мире. Тильзитский мир был подписан 9 июля на большом плоту, выведенном на середину реки. В подписании участвовали русский царь Александр I, прусский король Фридрих Вильгельм III и Наполеон. Теперь Наполеон стал полноправным хозяином Западной и Центральной Европы, единственным его соперником в этом регионе оставалась островная Англия.

Карабинеры встали на постой недалеко от реки Прегель. Позднее они отправились на запад в район Ганновера, где получили пополнение. Далее последовал период мира. К 15 декабря 1807 г. 1-й полк насчитывал 979 карабинеров, в том числе 47 офицеров и 16 сыновей полка. Во 2-м полку было 1007 человек, в том числе 43 офицера и 15 сыновей полка. 10 апреля 1808 г. корпус покинул пастбища на Одере и прибыл в герцогство Магдебург на правом берегу Эльбы. 1 мая карабинеры получили приказ, по которому в каждом из полков число лошадей довели до 1100. Недостающих лошадей получили у германских конезаводчиков.

Тем временем Испания пошла на уступки Франции, и в декабре 1807 г. французская армия генерала Жюно прошла через территорию Испании и заняла Португалию. В мае 1808 г. маршал Мюрат повел более многочисленную армию в Испанию. Испанское королевское семейство взяли в плен, на испанский трон сел брат Наполеона Жозеф. Этот шаг привел к восстанию на территории Испании и началу партизанской войны. В июле 1808 г. французская армия потерпела первое поражение в Испании. Одновременно, это была единственная крупная победа испанской армии, заставивших капитулировать армию генерала Дюпона под Байленом. Император решил лично руководить кампанией. Но прежде, чем отправляться в Испанию, Наполеон решил обезопасить свои восточные границы. С этой целью он встретился с русским царем Александром I в Эрфурте. Карабинеры составили почетный эскорт царя и великого князя Константина на время их путешествия в Эрфурт и обратно. Манера карабинеров держать себя, их униформа и кони вызвали восхищение у обоих братьев, которые приглашали полковников к своему столу.

Выполнив задачу, бригада вернулась на Эльбу, а 1 ноября 1808 г. вступила в Берлин, а на следующий день прибыла в Потсдам. Все больше войск перебрасывалось в Испанию, маршал Даву, командующий французскими войсками в Германии, переименовал 15 октября Великую армию в Рейнскую армию. В качестве собственного эскорта он назначил половину эскадрона карабинеров, набрав солдат среди обоих полков. Солдаты эскорта постоянно ротировались, каждый мог служить непосредственно у маршала на протяжении 24 часов. 3 декабря бригада покинула Берлин, вернулась в Ганновер, где встала на зимние квартиры.

Кампания 1809 г.[править]

Офицер конных карабинеров в униформе до 1810 г.

Тильзитский мир оказался хрупким, как и прежние договора, так как проигравшая сторона желала реванша. Австрийская армия под командованием эрцгерцога Карла воспользовалась отсутствием в Европе Наполеона и большей части его армии, перешла границу Баварии в начале апреля 1808 г. В этот момент карабинеры оставались наиболее боеспособными частями французской армии в центральной и южной Германии. Они образовывали бригаду генерала Дефранса, входящую в состав дивизии тяжелой кавалерии генерала Нансути. Дивизия входила в резерв маршала Бессьера. В 1-м полку в этот момент было семь эскадронов, а во 2-м — шесть. Бригада соединилась с частями, прибывшими из Ратисбона, Ингольштадта и Аугсбурга. Наполеон вернулся из Испании, чтобы лично разобрать опасную ситуацию. Форсировав Дунай, он разделил австрийские войска в результате победы под Абенсбергом 19 - 20 апреля. Император преследовал левый фланг австрийцев, которым командовал генерал Гиллер. На следующий день австрийцы потеряли порядка 1 тыс. человек и 30 пушек под Ландсхутом, где карабинеры провели успешную атаку. Карабинеры снова отличились под Ратисбоном через два дня, хотя и понесли здесь ощутимые потери. 1-й полк потерял 1 офицера, 17 унтер-офицеров и рядовых, а также 137 лошадей убитыми. В числе погибших оказался и полковой тамбурмажор. 17 солдат попали в плен, 165 человек получили ранения, причем большинство — тяжелые. 2-й полк потерял двух офицеров и 20 солдат убитыми, а также значительное число лошадей. Число раненых во 2-м полку также в несколько раз превышало число убитых. Рассказывают, что во время одной из атак карабинеры проскакали мимо Наполеона. Император заметил, как у потерявшего шапку капрала Пайо рассечено лицо так, что кусок мяса свисает на грудь. Эта сцена произвела на Наполеона неизгладимое впечатление, и вскоре он принял меры для того, чтобы усовершенствовать экипировку карабинеров. Эта история достоверно не подтверждена, так как капрал Пайо не числится в списках потерь, понесенных при Ратнсбоном.

10 мая французская армия появилась под Веной. Австрийский гарнизон насчитывал всего 12 тыс. человек, руководил обороной молодой эрцгерцог Максимилиан. После небольшого артобстрела австрийские солдаты покинули город. Капитуляцию подписали 12 мая. На следующий день Наполеон уже во второй раз в своей биографии вступил в Вену как победитель. Эрцгерцог Карл находился на северном берегу Дуная, тогда как основные силы французов еще двигались через Францию и Германию на соединение с императором. Наполеон собирался форсировать Дунай в районе острова Лобау. 21 мая 1809 г. во главе армии численностью всего 22 тыс. человек Наполеон занял плацдарм на северном берегу возле деревень Асперн и Эсслинг, оказавшись против стотысячной австрийской армией. В первый день боев обе деревни несколько раз переходили из рук в руки. На следующее утро сражение возобновилось. Французы получили подкрепления, две бригады дивизии тяжелой кавалерии генерала Нансути (2-я бригада генерала Думера и 3-я бригада генерала Сен-Жермена) успели пересечь Дунай. 1-я бригада карабинеров генерала Дефранса не успела переправиться, так как перед ней на мост пустили полк конных егерей. В этот момент австрийцы атаковали и сумели разрушить мост. Французы с северного берега Дуная отступили на остров Лобау, а карабинеры вернулись в австрийскую столицу, где разбили лагерь на кладбище. В задачу карабинеров в это время входило поддержание порядка на улицах Вены.

Наполеон решил не спешить и тщательно подготовил свою следующую операцию. Тем временем к нему прибывали все новые пополнения из Италии. В ночь с 4 на 5 июля французы снова форсировали Дунай, на этот раз не встретив сопротивления. Прибытие карабинеров на Лобау, переименованный к тому времени в "остров Наполеон", рядовой Аббель описывает так:

Мы остановились в тот момент, когда авангард вышел на опушку леса. Деревья над нами рвали пушечные ядра. Мы двинулись вперед и вышли на открытое место и увидели деревянную лошадь, поставленную перед стогом сена. Рядом торчала табличка, надпись на которой гласила: "Французы победят не раньше, чем эта лошадь съест сено". Несмотря на опасность нашего положения, мы не смогли удержаться от смеха. Глубоко ночью мы прибыли на поле под Энцерсдорфом и разбили лагерь среди мертвых тел. Мы не могли даже расседлать лошадей. Я уснул, едва лег на землю, подложив чей-то труп под голову.

Грандиозная и кровопролитная битва при Ваграме продолжалась два дня: с 5 по 6 июля. Попытка эрцгерцога Карла блокировать французский плацдарм провалилась, и Наполеон сумел вклиниться в центр австрийских позиций, заставив противника отступить. Карабинеры отлично показали себя в бою, но снова понесли тяжелые потери. 1-й полк потерял 142 человека и 200 лошадей, а потери во 2-м полку были еще выше. Хотя компания обошлась карабинерам дорого, они заслужили большую славу и право сопровождать императора. По результатам такой кровопролитной компании конные карабинеры перетерпели значительные изменения: получили новую униформу с кирасами и касками. Императорский декрет также расформировывал пятый запасной эскадрон, личный состав которого распределялся между четырьмя боевыми эскадронами, чтобы восполнить поредевшие ряды карабинеров. Каждый полк теперь состоял из четырех эскадронов по 240 человек и 200 лошадей, всего 960 человек всех званий.

Кампания 1812 г.[править]

Портрет конного карабинера, около 1812 г. Автор Теодор Жерико.

За исключением кровопролитной войны в Испании (1810 - 1811 гг.), Европа переживала период сравнительного мира. Но отношения между Францией и Россией всегда были непростыми. Искрой, от которой вспыхнула новая война, стала торговля России с Британией. Британия, хотя и не имела мощной сухопутной армии, обладала огромным флотом, который защищaл развитую морскую торговлю островной державы. Все это позволяло Британии активно вмешиваться в континентальные дела. Чтобы нанести удар британской экономике, в 1806 г. император подписал известный Берлинский декрет, запрещавший любые торговые контакты с Британией, предусматривающий полное исключение Британии из европейского товарооборота. Наполеон понимал, что Британия всегда будет его непримиримым противником. В то же время, основным источником дохода Британии была торговля с континентальными державами. Поэтому Наполеон со всей серьезностью взялся за организацию блокады. В 1806 г. он посадил на голландский трон своего брата Луи, но тот начал вести нелегальную торговлю, поскольку Голландия жизненно зависела от британских товаров. Дело вскрылось лишь через четыре года, император изгнал своего брата и аннексировал Голландию.

В 1810 - 1811 гг. царь Александр I отказался от эмбарго и разрешил торговлю с Британией через балтийские страны. Этот удар "континентальной системе" разозлил Наполеона, который начал мобилизацию по всей Европе огромной армии, еще не виданной прежде. С января 1812 г. французские и союзные им войска двигались на восток, концентрируясь у границы Российской Империи. Во вторник 3 марта 1812 г. бригада карабинеров переправилась через Рейн под Везелем и двинулась к Касселю, куда прибыла спустя 11 дней. Здесь их ожидал новый приказ, предписывающий двигаться дальше на восток. Бригада прошла через Лейпциг и Кюстрин, где остановилась на неделю. На стоянке каждому отделению выдавали котел, большую флягу, серп, косу и топор. Каждый солдат получил небольшой мешок для перевозки сухарей и муки. Движение скоро возобновилось, теперь дожди сменились жарой и пылью. Дороги, деревни, города были набиты войсками из всех стран Европы, карабинерам приходилось буквально прокладывать себе путь в человеческом море. Иногда им приходилось проделывать двойной переход, чтобы найти место для ночного постоя. 2 июня карабинеры переправились через Вислу у Торуни и двинулись к Мариямполе.

Здесь они соединились с полками из 2-го кавалерийского корпуса генерала Монбрена. Всего в Великой армии Наполеона было 11 армейских и 4 кавалерийских корпусов. Кавалерийские корпуса были сведены в кавалерийский резерв, которым командовал блистательный король Неаполя маршал Иоахим Мюрат. 2-й кавалерийский корпус состоял из 2-й дивизии легкой кавалерии (генерал Ватье), 2-й и 4-й дивизий тяжелой кавалерии (генерал Себастьяни и Дефране, соответственно). Бригада карабинеров входила в состав дивизию генерала Себастьяни, её возглавлял генерал Шуар. Полками карабинеров командовали Ларош и Бланкар. 1 июля 1812 г. бригада насчитывала 75 офицеров на 170 лошадях, 1326 нижних чинов на 1192 лошадях. Кроме того, имелось 11 упряжных лошадей.

24 июня после трех с половиной месяцев марша карабинеры форсировали Неман и вступили на польские земли Российской империи в районе Ковно. Резервный корпус Мюрата всегда двигался в авангарде армии. Погода колебалась. Ливни с грозой сменялись периодами жары. Поля и амбары были опустошены при отступлении русской армии, поэтому французская армия ощущала острую нехватку провианта и фуража. Не было и времени восстановиться после долгого перехода через всю Европу. В результате лошади заболевали и дохли сотнями. У офицеров еще имелись запасные животные, а вот рядовым солдатам приходилось спешиваться. Все больше и больше карабинеров превращалось в пехотинцев. Высокие кавалерийские сапоги мало годились для совершения длительных переходов, поэтому карабинеры стирали себе ноги и выбивались из сил, отставая от своих частей все больше и больше. Территория была опустошена, но некоторым карабинерам удалось разжиться лошадьми местной породы. На этих низкорослых лошадках карабинеры выглядели гротескно. С конца июня, когда бригада форсировала Неман и до начала августа конское поголовье в бригаде карабинеров сократилось на половину, при этом бригада еще не участвовала ни в одном крупном сражении. Двигаясь от Ковно к Вильно, карабинеры пересекли двину 20 июля. Здесь 2-й корпус Монбрена встал на двухнедельный отдых в районе Николино. Позднее еще одну неделю корпус простоял под Перибордом. Линии коммуникаций оказались настолько растянуты, что императору пришлось организовать пять кавалерийских баз снабжения в Ковно, Минске, Мурече, Глубоком и Пепеле. Все отставшие солдаты и подразделения, которые не могли продолжать марш, направлялись на одну из этих баз, где из них формировали временные маршевые эскадроны, которые направлялись к основным силам армии.

Конные карабинеры во время Русской кампании, 1812 г. Автор Эдуар Детай.

Противник постоянно уклонялся от решающего сражения, увлекая французов все дальше и дальше вглубь территории. Наполеон перестал владеть ситуацией, и не знал, где теперь противник. Требовалось крупное сражение, в ходе которого можно было бы нанести противнику потери, а заодно пополнить свой провиант и фураж. В середине августа под Смоленском отступающие русские армии объединились в одну под командованием генерала Барклая-де-Толли. Французы начали штурмовать Смоленск, окруженный средневековыми стенами. Карабинеры в штурме не участвовали, наблюдая за ним со стороны. Русские долго оказывали отчаянное сопротивление, а затем отступили на восточный берег Днепра, продолжив отход на восток. Карабинеры двинулись вслед за противником, входя в состав авангарда французской армии. 26 - 27 августа произошло столкновение карабинеров с частями русского арьергарда, в котором французы потерял несколько человек. Это было первое сколько-нибудь крупное столкновение с противником с начала кампании.

7 сентября 1812 г. первое по настоящему крупное сражение между французской и русской армией произошло в районе Бородино, где по иронии судьбы находились владения князя Багратиона. Здесь, в ста километрах к западу от Москвы, новый командующий русской армией генерал Михаил Кутузов попытался остановить французов. Обе армии имели примерно одинаковую численность по 120 тыс. человек. Русские организовали линию обороны протяженностью около пяти километров между Новой и Старой Смоленскими дорогами, ведущими на Москву. Позиции удачно применили к местности, возвели несколько полевых редутов. Самое крупное укрепление находилось чуть правее центра русских позиций, так называемый большой редут, который сильно укрепили и вооружили. Свидетели описывали его как "вулкан, извергающий огонь". По ту сторону линии фронта находился участок 2-го кавалерийского корпуса генерала Монбрена.

Французская кавалерия выстроилась на поле и тут же попала под артиллерийский огонь русских. Конница несла потери, ветеранов злило, что они не могут ответить ударом на удар. Сержант-майор Рава из карабинерского полка закричал: "Или атакуем, или уходим с поля боя!". На это капитан дю Брэ ответил: "Еще одно слово и я порву тебе пасть, ты полное ничтожество!". Солдаты заняли свои места, через несколько минут началась атака. После нескольких безуспешных попыток взять редут французы предприняли массированную пехотную атаку, которую поддержала кавалерия. Действия пехоты и конницы прикрывал огонь 200 французских пушек, которые причинили серьезные повреждения редуту. Атака началась около часа дня, ею командовал генерал Огюст де Коленкур. В атаке участвовали 2-й, 3-й и 4-й корпуса кавалерийского резерва. Атака шла в традиционном для Наполеона стиле: массированное лобовое наступление в плотном строю. Преодолев половину пути, французы остановились и выправили строй. Затем наступление продолжалось, сначала шагом, затем рысью и, наконец, галопом. Унтер-офицеры постоянно кричали "Держать строй!". В 50 метрах перед редутом прозвучал приказ пришпорить лошадей и двигаться ускоренным галопом. Вся эта масса кавалерии обрушилась на русскую пехоту, уже обескровленную артиллерийским обстрелом. Обе стороны понесли огромные потери, вулкан огня потух. Когда бригада карабинеров собиралась после атаки, капитан дю Брэ увидел сержант-майора Рава, у которого кровь текла по клинку на рукав камзола, и который спросил: "Ну что, капитан, я все еще жалкое ничтожество?".

Карабинеры понесли огромные потери. Так, в 1-м полку карабинеров погибли капитан Бэйли и суб-лейтенант Обрикур. Лейтенант де Ларибуазьер получил тяжелое ранение, от которого умер через несколько дней. Командир эскадрона Бэлленкур, капитан д'Альгей, лейтенанты Гётц, Венсено и Матьё, а также суб-лейтенанты Ла Рошжакели, Милле и Пюр получили ранения. Во 2-м полку командир эскадрона Беркхейм и лейтенант Дежозе погибли, полковник Бланкар, командир эскадрона Филь, капитан Бенуа, лейтенант Прево-Сансак де Фушембер и суб-лейтенанты д'Арбалестрье, Облеи и Ланглуа получили ранения. Капрал Шелль, трубач 2-го полка писал в своих мемуарах:

После сбора 8 сентября выяснилось, что выбыло 360 рядовых и 17 офицеров. Моя рота потеряла всех офицеров, в бою нами командовал сержант-майор.
Генерал Жан Амбруаз Бастон де Ларибуазьер (слева) со своим сыном Фердинандом, офицером конных карабинеров, который погиб в битве при Бородино в 1812 г. Автор Антуан-Жан Гро.

Под Бородино погибло 12 генералов, в том числе любимец Наполеона генерал де Коленкур. Под Бородино также погиб Фердинанд де Ларибуазьер, сын генерал-инспектора французской артиллерии и бывший паж императора. Этот офицер получил известность благодаря двум портретам, написанным знаменитыми французскими художниками: Антуан-Жан Гро и Леженом. Фердинанд де Ларибуазьер получил чин суб-лейтенанта 9 ноября 1811 г. и был назначен в 1-ю роту 1-го эскадрона 1-го полка карабинеров. Гибель офицера изображена на полотне Лежена. На картине Гро он изображен как уверенный молодой офицер, который отдает приказ трубачам сигналить начало атаки. Генерал де Ларибуазьер сам находился напротив большого редута. Мимо проходила бригада карабинеров. Молодой офицер увидел отца, покинул строй и пожал ему руку. Спустя секунду в него попала пуля. Несколько солдат перенесли раненного суб-лейтенанта в палатку отца. Личный хирург императора Александр Иван извлек пулю, но Фердинанд умер через несколько дней в Можайске. Его отец пережил отступление из Москвы, но умер от истощения 21 декабря 1812 г. в Кёнигсберге. Фердинанд похоронен в России, а его отец лежит в доме инвалидов в Париже. Но их сердца погребены вместе в семейном склепе в Лувинье-дю-Дезер. Другое происшествие отмечено во время атаки 1-го полка карабинеров. Капитан Марсо, следовавший за наступающим полком, услышал, как кто-то его окликнул по имени. Оглянувшись, он увидел раненого унтер-офицера, придавленного убитой лошадью. Приблизившись, Марсо узнал в раненом сержанта Бологиньи, высокого итальянца, который держал полковой штандарт. Капитан ничем не мог помочь Бологиньи, лишь взял у него штандарт.

Несмотря на тяжелые потери с обеих сторон — около 40 тыс. русских и порядка 30 тыс. французов — результат сражения оказался ничейным. Наполеон сумел добиться небольшого тактического превосходства. В этот же раз проявились первые признаки его необъяснимой летаргии, которые отмечали всю его последующую карьеру. Кутузов продолжил отступление. В 9 утра 8 сентября бригада генерала Шуара прошла через поле боя. Специальную команду отправили обследовать поле боя на участке наступления бригады с целью поиска раненых. 10 сентября карабинеры атаковали русские войска под Можайском, но в дальнейшем почти не участвовали в стычках с русским арьергардом. После полудня 14 сентября маршал Мюрат вступил в Москву, оставленную русской армией. Вскоре в городе начался пожар.

Наполеон начал переговоры о мире, но царь отказался от заключения мира. Русские были уверены в своем долговременном преимуществе. Французская армия грабила московские лабазы, но не имела никаких перспектив обеспечить себя провиантом и квартирами к наступающей зиме. 18 октября карабинеры и кирасиры Мюрата совершили внезапную атаку в районе Винково. Атаковав несколько раз, французская конница сумела рассеять русскую дивизию, но и сама понесла тяжелейшие потери. В числе прочих вторую рану за кампанию получил командир 2-го полка полковник Бланкар. Наполеон понял, что ему придется отступить. 19 октября 1812 г. французская армия покинула Москву. В этот же день карабинеры получили подкрепление. Это было последнее подкрепление — в дальнейшем бригада таяла как снег под весенним солнцем.

Отступление из Москвы[править]

Карабинер в униформе после 1810 г. Автор Альфонс Лалоз.

Первые дни отход проходил в полном беспорядке. Тысячи повозок, телег и тачек с награбленными трофеями ползли по разбитым дорогам. Логистика оказалась совершенно неадекватной. С наступлением зимы обычное правило Наполеона кормить армию провиантом, добываемым на месте, означало для большинства солдат Великой армии голодную смерть. Те, кто отставал от своих частей, гибли в стычках с казаками, которые постоянно беспокоили отступающие колонны. В плен русские брали только офицеров, а рядовые, лишенные оружия и большей части одежды, быстро замерзали в снегу. Из отступающих частей началось повальное дезертирство. Вскоре во многих частях остались лишь офицеры и горстка верных солдат. Но некоторые полки сумели сохранить более менее целыми, хотя и оказались ослабленными. В лучшем положении находились полки с долгой традицией, например, полки старой гвардии или карабинеров. 14 ноября под Смоленском карабинерская бригада насчитывала всего 200 конных человек. Этот отряд включили в состав импровизированного полка тяжелой кавалерии, которым командовал генерал Латур-Мобур. Остатки полка сумели отступить к Ковно, где карабинеры фактически прекратили свое существование из-за отсутствия солдат и лошадей. Последние конные карабинеры прикрывали отступление пеших колонн.

Во время отступления сформировали также "Священный эскадрон". Под Бобром 23 ноября император решил собрать всех конных офицеров в большой отряд, который служил 6ы его личным эскортом. Сбор офицеров был поручен генералам. Эскадрон должен был состоять из четырех рот по 150 человек. Главнокомандующим назначили Мюрата, командиром полка стал генерал Груши, бывший командир 3-го кавалерийского корпуса. Дивизионные генералы служили капитанами, бригадные генералы лейтенантами, полковники были унтер-офицерами, а командиры эскадронов, капитаны и лейтенанты стали рядовыми. 1-й ротой командовал генерал Сен-Жермен, 2-й ротой — генерал Себастьяни, 3-й — генерал Уссе, а 4-й — генерал Тильман. Но идея полного развития не получила, эскадрон удалось укомплектовать только 300 офицерами. Добровольцами в эскадрон поступили из 1-го полка карабинеров полковник Ларош, командир эскадрона Куафье, адъютант-майор Шотель, капитаны Бриа, Марсо и Этьен, а также лейтенанты и суб-лейтенанты Варлье, Гётц, Бенар, Рива, Лебон, Жерсон, Миле, Пер и Домжё. Из 2-го полка в эскадрон поступили адъютант-майоры де л'Эпинэ и Дюпяр, капитан Миди, а также лейтенанты и суб-лейтенанты Крево, Дюбарэй, Деспро, д'Аржан, Дориа, де Шабо и де ла Вьевиль. Солдатам "священного эскадрона" приходилось заниматься всем, вплоть до поиска фуража для лошадей. Большинство офицеров предпочитало двигаться в составе группы из оставшихся солдат или слуг. Группой было проще найти пропитание и защититься от казаков. 5 декабря Наполеон бросил остатки своей армии и убыл в Париж. Через три дня "священный эскадрон" расформировали. Офицерам предложили присоединиться к своим частям, большинство из которых уже прекратило свое существование.

26 и 27 ноября импровизированный полк тяжелой кавалерии прикрывал переправу армии через Березииу. На третий день, 28 ноября, генерал Латур-Мобур повел свою часть к одному из мостов для переправы, когда внезапно атаковало несколько эскадронов русской кавалерии. Началась паника, несколько сотен отставших солдат сгрудилось на восточном берегу. Латур-Мобур повернул свой полк и контратаковал. В дальнейшем карабинеры продолжали прикрывать отступление. Их дисциплинированность и высокий боевой дух привлекли в их ряды многих боеспособных солдат и офицеров, которые хотели продолжать сражаться. В числе присоединившихся к полку оказалось даже несколько генералов. После героической обороны на Березине полк пересек реку и последовал за уходящей армией. В этот период полк тяжелой кавалерии в основном занимался охраной на флангах. Личный состав страдал от обморожений, усталости и голода. Наконец удалось достичь польской границы в районе Ковно и уйти за Неман на дружественную территорию. Генерал Латур-Мобур высказал свою благодарность оставшимся солдатам и распустил их по своим полкам. Почти все карабинеры вызвались продолжать сопровождать генеральский возок, но под Гумбиненом генерал окончательно распрощался с карабинерами, отправив их искать свою бригаду. Уцелевшие в ходе отступления солдаты оказались рассеянными по огромной территории. Карабинеры собирались в Кёнигсберге, откуда их через Эльбинг направляли в Мариенвердер, где им дали неделю отдыха. Пребывание на дружественной территории еще не означало, что все опасности остались позади. Многие выжившие продолжали умирать от истощения и тифа. Очень многие умерли от резкого изменения рациона со скудного на обильный и жирный.

Карабинеров, сохранивших лошадей, а также пополнения из Люневиля собрали во временный полк, который отдали под командование пасынка Наполеона Эжена, вице-короля Италии. В задачу полка входило сдерживать продвижение русских частей, а также подавлять мятеж, вспыхнувший в Пруссии. Пока полк действовал в районе Эльбы, остальных карабинеров распределили по нескольким запасным частям в Германии и Франции. Здесь настало время подвести итог катастрофической кампании. 1 июля 1812 г. четыре эскадрона 1-го полка карабинеров насчитывали 41 офицера и 860 солдат. 18 октября накануне отхода из Москвы в 1-м полку оставалось 285 человек всех званий. Через три месяца, 18 января 1813 г., после получения ряда подкреплений, в полку оставалось пять офицеров и 77 солдат. Положение во 2-м полку карабинеров было не лучше. За Неман ушло буквально несколько человек, в том числе лейтенант Лавьевиль, который сумел сохранить полковой штандарт. Лейтенант умер 22 декабря, сумев добраться до Кёнигсберга.

Кампания 1813 г.[править]

Оловянная миниатюра Бувье дез Эклаза, командующего бригадой карабинеров в 1813 г.

Бросив остатки армии на своего зятя маршала Мюрата (который вскоре также бросил пост, переложив все на Эжена), император вернулся в Париж, куда прибыл 18 декабря 1812 г. Перед Наполеоном стояла колоссальная задача создать французскую армию с нуля в условиях угрозы со стороны практически всей Европы. В начале июня 1812 г. Британия создала б-ю коалицию в составе с Испанией, Португалией и Россией. После непродолжительного нейтралитета, в феврале 1813 г. к коалиции присоединилась Пруссия. Затем к коалиции присоединилась Швеция, различные германские миноры, а в августе 1813 г. к коалиции примкнула Австрия. Для мобилизации новых солдат издавался декрет за декретом. Все полковые базы и арсеналы занимались приемкой новобранцев и накоплением материальной части. 13 января 1813 г. император приказал сформировать пятый (запасной) эскадрон каждого полка карабинеров, вокруг которого восстанавливать полки. Ощущалась острейшая нехватка людей и лошадей, поэтому новые части существовали большей частью на бумаге. К февралю 1813 г. остатки прежней бригады карабинеров вернулись в свой гарнизон в Люневиле. Потери в живой силе удалось в какой-то мере восполнить, но потери в лошадях оказались невосполнимы. Ощущался также острейший дефицит подготовленных кадров. К началу июля в 1-м полку карабинеров было 122 человека и 134 лошади, а во 2-м полку — 140 человек и 143 лoшади. Генерал Бувье дез Эклаз, командующий "бригадой" карабинеров повел свое соединение в Магдебург, где собирались другие части кавалерийского корпуса генерала Себастьяни.

В конце апреля 1813 г. Налолеон посчитал, что смог собрать достаточно сил для того, чтобы отбросить союзников. Он выступил, намереваясь разбить союзные армии по отдельности. В его распоряжении было порядка 200 тыс. человек, в большинстве своем необученных новобранцев. Еще 68 тыс. человек находилось в составе армии Эжена на Эльбе. Залогом победы был быстрый маневр, единственная надежда на разобщенность командования союзников. Под Лютцеиом, Баутценом и Дрезденом Наполеон одержал три новые победы, но переломить ситуацию, как это было после Аустерлица и Фридланда, императору не удалось. Отсутствие у Наполеона кавалерии серьезно затрудняло ему действия, поскольку некому было вести разведку и мешать вести разведку противнику. 4 июня удалось подписать перемирие, которое продержалось до 18 августа 1813 г. Всем участникам войны требовалась пауза, но союзники располагали резервами, каковых не было у Наполеона. На протяжении этих шести недель Наполеон лихорадочно восстанавливал свою армию. Полковые базы постоянно набирали новобранцев, маршевые роты двигались в расположение полевых частей. Новобранцы были плохо обмундированы и экипированы, в спешке обучены. Большинство французских ветеранов осталось лежать в России, поэтому некому было передать опыт. На бумаге численность новой армии достигала 500 тыс. человек, но на практике к этой цифре не удалось даже приблизиться. При этом две трети армии составляли неопытные молодые новобранцы. В России также остались все французские кони, поэтому четыре переформированных кавалерийских корпуса представляли собой лишь пародию на себя самих, какими они были год назад. Кавалерийские полки фактически представляли собой эскадроны.

Боевые действия возобновились 18 августа 1813 г союзники собрали внушительные силы:

Эскиз конного карабинера, автор Теодор Жерико.

Кроме того, в резерве находилось порядка 60 тыс. русских солдат во главе с генералом Беннигсеном (Польша) и около 30 тыс. австрийских солдат (Инн).

Наполеон выбрал Гёрлиц как поворотную точку новой кампании и сконцентрировал резервы в его районе между рекой Катцбах и Дрезденом. Так как линия фронта оказалась растянутой от Гамбурга до австрийской границы, императору пришлось распылись силы. На севере маршал Даву оборонял район Гамбурга, генерал Жирар находился в Магдебурге, а маршал Удино стоял в Витгенберге. Генералы Бертран и Рейнье должны были взять Берлин сразу после возобновления боевых действий (этот план осуществить не удалось). Против Блюхера Наполеон поставил корпуса маршала Нея и генерала Себастьяни, расположив их в районе Лигннца. Под Лёфенбергом находился корпус маршала Макдональда, под Бунцлау стоял корпус маршала Мармона, а под Грюидбергом стоял корпус генерала Лористона. Поляки генерала Понятовского и маршала Виктора держали границу с Богемией. Генералы Дюронель и Гувьон Сен-Сир находились в Дрездене и районе Пирна - Кёнигштейн, корпус генерала Вандама стоял в Баутцене. Там же находилась кавалерия генерала Латур-Мобура. В течение 1813 г. бригада карабинеров действовала совместно с 1-м полком кирасиров, входя во 2-ю дивизию тяжелой кавалерии генерала Сен-Жермена 2-го кавалерийского корпуса маршала Макдональда.

16 августа 1813 г., за 24 часа до официального окончания перемирия, Блюхер начал боевые действия. Союзники применили новую стратегию, избегая прямого контакта с основными силами Наполеона, нанося удары по небольшим отрядам. Каждый раз союзники одерживали небольшие победы, но всегда отступали перед основными силами, предпочитая нанести удар еще где-нибудь. Неожиданные удары Блюхера в разных местах заставляли французов отступать. Наполеон попробовал перехватить инициативу, но армия Силезии просто отошла, не приняв бой. В этот момент над Дрезденом нависла угроза со стороны австрийской армии в Боreмии. Наполеон оставил маршала Макдональда разбираться с пруссаками и устремился в Дрезден. Блюхер снова атаковал и разбил Макдональда у Катцбаха 26 августа. Сражение стоило французам 10 тыс. человек убитыми, множество солдат попало в плен, французы потеряли сотню пушек. За эту победу Блюхера произвели в маршала и дали титул князя. Через 24 часа Макдональд сумел остановить свои войска у реки Бобер. Это поражение смазало победу Наполеона под Дрезденом. Наполеон тщетно старался навязать противнику генеральное сражение, тогда как его мелкие отряды гибли один за другим. Но 8 октября Бавария перешла на сторону союзников. Через неделю 16 - 19 октября под Лейпцигом произошла "Битва народов". У Наполеона было 157 тыс. человек и 900 орудий. Ему противостояли более многочисленные силы Блюхера, Шварценбурга и Бернадота. Хотя Наполеону удалось вывести из окружения большую часть армии, он потерпел серьезное поражение и потерял последнего союзника — Саксонию.

Под Лейпцигом 1-й кавалерийский корпус генерала Латур-Мобура и 2-й кавалерийский корпус Себастьяни действовали к юго-востоку от города, сдерживая наступление армии Шварценберга. Наполеон считал это направление основным. 1-й корпус стоял за деревней Либертвольквиц, а 2-й за лесом у холма Кольмберг. XI корпус маршала Макдональда находился дальше на левом фланге против Гольцхаузена. По мере развития событий левое крыло отступало на северо-запад. К утру 18 октября корпус Себастьяни оказался позади пехотных дивизий Макдональда у деревни Штёттериц. Кирасирский офицер суб-лейтенант Рилье писал в дневнике (опубликованном в 1908 г.), что 2-й кавалерийский корпус был построен в полковую колонну. 1-й полк карабинеров находился впереди, генерал Себастьяни и его штаб располагались на правом фланге. Внезапно появилась масса кавалерии противника, в основном мадьярских гусар, которые атаковали карабинеров. Генерал попытался ободрить своих дрогнувших солдат фразой "Великолепно! Гусары задирают карабинеров!". Но несмотря на превосходство в вооружении и подготовке, 1-й полк карабинеров дрогнул и отступил. За 1-м полком побежал 2-й полк карабинеров, а также 1-й эскадрон 1-го кирасирского полка. Только два эскадрона кирасир сохранили строй и приняли бой при поддержке 2-й бригады из дивизии генерала Сен-Жермеиа. Рилье сообщает, что к концу дня карабинеры не встали лагерем рядом с кирасирами, как обычно. В полках было много неопытных солдат, фактически, это было только второе сражение кампании, поэтому не следует удивляться панике, возникшей среди новобранцев. Кроме свидетельства Рилье, на этот счет мы не располагаем другими данными. Однако соперничество между карабинерами и кирасирами позволяет предположить, что Рилье преувеличил небольшой инцидент. Есть данные, что за три дня боев карабинеры несколько раз отличились. Во время одной из атак карабинеры спасли жизнь самому генералу Себастьяни. Некий карабинер уступил генералу лошадь вместо убитой под ним. Другой карабинер по фамилии Жиер героически погиб, отказавшись сдаваться русским гусарам.

Офицер конных карабинеров, после 1810 г. Автор Стефано Манни.

После поражения под Лейпцигом французская армия отступила на запад. 30 октября под Ханау Наполеон встретил 40-тысячную армию Баварии под командованием генерала Вреде. Баварцы ожидали встретить деморализованную бегущую толпу, но их ждало разочарование. При поддержке мощного орудийного огня карабинеры и гвардейцы атаковали австро-баварскую конницу и смяли ее. Дорога во Францию была открыта. Обескровленная армия вышла к границе своего государства. Форсировав Рейну Майнца 2 ноября 1813 г., остатки 2-го кавалерийского корпуса получили приказ идти к Кёльну. Около двух недель кавалеристы провели в охранении в районе Неймегена в Голландии. Позднее они перешли в район Арнема. Изрезанная каналами и реками территория Голландии была малопригодна для применения кавалерии. Здесь 28 ноября карабинеры атаковали прусскую пехоту, взяв несколько сот человек в плен. Дивизия генерала Сен-Жермена теперь насчитывала всего около 700 человек. Её переформировали во временный полк, во главе которого поставили полковника Бэлленкура. Оба полка карабинеров в общей сложности насчитывали всего 385 человек. Новый год карабинеры встретили под Клевом и Неймегеном, где в их задачу входило удерживать междуречье Мааса и Рейна. Под постоянным давлением со стороны союзников, карабинеры отступали все дальше и дальше. Наполеон собирал войска для следующей кампании. Карабинеров отозвали из Голландии. Они двинулись через Венлоо и Намюр к границе Франции.

Гарнизонная служба в 1813 - 1814 гг.[править]

Большие гарнизоны оставались в Германии для ведения арьергардных боев, действий на коммуникациях противника и удерживания его сил дальше от границы. Один из этих гарнизонов располагался в укрепленном городе Магдебурге, контролирующем важную переправу через Эльбу. Чтобы пополнить потрепанные полки, в Магдебург было направлено несколько отрядов, которые объединили с другими подразделениями во временный полк. В состав полка в числе прочего входило 60 карабинеров из 1-го полка и 33 карабинера из 2-го, все без лошадей. Двигаясь через Страсбург, Майнц и Везель, они прибыли в Магдебург 6 августа 1813 г., чтобы получить необходимых лошадей. Здесь к ним присоединилось несколько карабинеров из числа переживших русскую кампанию. Из Люневиля вскоре прибыли еще два отряда, так что удалось сформировать два эскадрона карабинеров, один эскадрон под командованием капитана Гийома из 1-го полка, а второй под командованием капитана Форе из 2-го полка. Всего в обоих эскадронах было 16 офицеров, четыре сержант-маойра, четыре фурьера и достаточное число капралов.

В июне - августе 1813 г. Магдебург стал центром концентрации войск, накопления оружия и боеприпасов. К концу перемирия гарнизон Магдебурга должен был примкнуть к атаке маршала Удино в направлении Берлина, но этот план так и не воплотили в жизнь. Вскоре 25-тысячный гарнизон Магдебурга попал в осаду. Гарнизон активно оборонялся, совершив несколько успешных вылазок за скотом, фуражом и прoвиантом. Осаждавшие город союзные части находились всегда под угрозой удара. 14 апреля 1814 г. в городе стало известно об отречении императора. 23 апреля было подписано перемирие, а 18 мая город заняли союзники. Генерал Лемарруа, бывший комендантом города, убыл во Францию, уведя с собой остатки гарнизона — 14 тыс. солдат и 54 пушки.

Кампания 1814 г. и Первая реставрация[править]

Спешенный карабинер в Магдебурге, 1814 г. Автор Герберт Кнотель. Подобным образом карабинеры выглядели и во время "Первой реставрации", за исключением разве что монограммы "N" на шлеме, которую и так успели снять далеко не все карабинеры.

В 1814 г., пройдя новую реорганизацию, бригада карабинеров участвовала во "французской кампании". Теперь её возглавлял бывший командир 2-го полка генерал Бланкар. Кампания 1814 г. представляла собой череду форсированных маршей и контрмаршей, с помощью которых Наполеон надеялся вернуть себе преимущество. Имея небольшую, но мобильную армию, он в течение нескольких месяцев сдерживал наступление более многочисленных армий коалиции. Несколько раз Наполеон был близок к решающей победе. Карабинеры по-прежнему входили в состав дивизии генерала Сен-Жермена. Они отличились при Бриене (31 января 1814 г.), Олнэ (3 февраля), Вошоме (14 февраля), Краоне (7 марта), Лаоне (8 марта), Арси-сюр-Обе (20 марта) и при Фер-Шампенуа (25 марта). Во всех случаях сражение велось с численно превосходящим противником. Но несмотря на сопротивление, союзники все же сумели прорваться к Парижу. После короткой осады город сдался. С падением Парижа появились признаки разложения армии. Дезертировали не только рядовые, но и высшие офицеры. 6 апреля в Фонтенбло император попытался отречься в пользу своего сына, но союзники не приняли такого отречения, настаивая на безоговорочной капитуляции. На эти условия Наполеон согласился 11 апреля. Вскоре императора отправили в ссылку на средиземноморский остров Эльба.

Монархия была реставрирована, восстановился мир. Карабинеры вернулись в свой гарнизон в Люневиле 13 июня 1814 г. В период первой реставрации армия была сокращена до её обычной численности мирного времени. Королевский указ от 12 мая 1814 г. сохранял преимущество карабинеров перед линейной кавалерией. Структура двух полков определялась как четыре эскадрона по две роты. Штаб полка состоял из восьми офицеров и 12 нижних чинов при 23 лошадях. В каждой роте было четыре офицера, 74 нижних чина и 63 лошади. Таким образом, полк насчитывал 40 офицеров, 604 рядовых и 527 лошадей. После реставрации "старого режима" бригада карабинеров была переформирована в королевский корпус карабинеров, во главе которого встал маршал граф д'Эскар и граф д'Артуа — непопулярный младший брат Людовика XVIII, получивший почетный чин полковника 20 мая 1814 г. Вечером 30 октября граф Артуа прибыл в Люневиль, одетым в форму карабинера. На следующий день оба полка прошли перед ним парадом. 1 ноября он собрал оба полка в манеже. Здесь поставили два длинных стола для унтер-офицеров и рядовых и перпендикулярный им стол для офицеров и почетных гостей. После вручения наград карабинеры были приглашены за стол. После тостов за полки некоторые сопровождавшие графа лица стали бить бокалы о землю. Последовав их примеру, офицеры-карабинеры выхватили сабли и начали рубить ими столы. Бутылки, тарелки, стаканы и блюда полетели в разные стороны, что повергло графа в шок. На следующий день граф Артуа покинул Люневиль в сопровождении почетного эскорта из карабинеров и отправился в Нанси. Вскоре после этого события генерал Пельоль доставил новые полковые штандарты, призванные заменить императорские орлы. По всей армии снимались прежняя императорская символика. 22 июля 1814 г. оба полка карабинеров получили новые шлемы, той же конструкции, что и старые, но без металлической пластины с монограммой N, которую заменили почетным полковничьим гербом. Когда в марте 1815 г. Наполеон бежал с Эльбы и вернул себе власть, он нашел полностью укомплектованную и оснащенную бригаду, которая охотно сняла со своих шлемов герб графа Артуа. Офицеры, которые покупали экипировку за свой счет, по-видимому, монограмму императора и не снимали.

Сто дней[править]

Когда в марте 1815 г. Наполеон предпринял попытку вернуться к власти, поначалу его сопровождали только солдаты немногочисленного гарнизона Эльбы. Появление императора вылилось в настоящее триумфальное шествие. Солдаты массово переходили на сторону императора. Бурбоны бежали из страны. Однако европейские державы отказались признать права Наполеона на французский трон. К границам Франции начали стягивать войска. Император атаковал первым. 15 июня французская армия вторглась на территорию Бельгии, начав кампанию Ватерлоо. Карабинеры не участвовали в первых боях, они вступили в бой 18 июня, атаковав британские позиции в районе Мон-Сен-Жан. 1-й и 2-й полки под командованием полковников Роже и Бонья сформировали 1-ю бригаду генерала Бланкара в составе 12-й дивизии генерала Русселя д’Юрбаля 3-го корпуса генерала Келлермана кавалерийского резерва. Каждый полк состоял из трех полевых эскадронов. В 1-м полку было 32 офицера и 402 рядовых при 46 и 426 лошадях соответственно. Во 2-м полку было 30 офицеров и 383 рядовых (41 и 373 лошади). 2-я бригада генерала Днопа из 12-й дивизии включала в себя 2-й и 3-й кирасирские полки. В 12-ю дивизию также входил 11-й корпус генерала Леритье, объединявший 2-й и 7-й драгунский полки, а также корпус генерала Гитона в составе 8-го и 11-го кирасирских полков. 12-я дивизия находилась к западу от дороги Шарлеруа-Брюссель, позади 9-й пехотной дивизии генерала Фуа, к югу от леса и сада под Угумоном. Кирасирская бригада Днопа находилась на правом фланге (восток), а карабинеры Бланкара стояли на левом фланге. Хронометраж событий сражения при Ватерлоо изобилует вопиющими противоречиями. Можно лишь утверждать, что карабинеры практически не участвовали в бою, подключившись лишь к последней атаке.

Конный карабинер без каски в битве при Ватерлоо, 1815 г. Автор Анри Жорж Жак Шартье.

Первая атака маршала Нея на пехотные каре союзников была выполнена силами 4-го кавалерийского корпуса, за которым последовал корпус легкой кавалерии и гвардия. Когда атака этих соединений выдохлась, а затем откатилась под давлением контратаки союзнической кавалерии. В этот момент Наполеон очнулся от своей апатии и принял на себя личное командование. Он заявил, что Ней атаковал слишком рано. По разным источникам, в период между 16:00 и 17:30 император послал приказ в 3-й кавалерийский корпус Келлермана двигаться вперед и поддержать атаку Нея. В то же время, ни одной пехотной части для атаки не было выделено. Келлерман повел свой корпус вперед. Когда карабинеры догнали Угумона, Келлерман приказал им остановиться. На складе Ней встретил корпус Келлермана, насчитывавший 2700 человек в составе бригад Пике, Гитона и Днопа. Ней лично повел атаку. Две бригады Леритье понесли потери от артиллерийского и ружейного огня англичан, повернули направо, по диагонали обошли фронт союзников и направились к Ла-Э-Сент. Точные маневры кирасирской бригады Днопа неизвестны. Общие потери неизвестны, можно лишь сказать, что они оказались высокими. Среди офицеров 11-й дивизии были тяжело ранены и убиты генералы Леритье и Пике, полковник Леопольд и 29 драгунских офицеров, генерал Гитон, полковник Куртье и 20 других кирасирских офицеров. В 12-й дивизии в числе потерь оказались генералы Руссель д’Юрбаль и Дноп, полковники Гранжан и Лакруа, а также 28 других офицеров.

Вслед за линейной кавалерией 3-го корпуса, по склону двинулась тяжелая гвардейская кавалерия генерала Гюйо. До сих пор точно не установлено кто отдал гвардейцам приказ атаковать. Гвардейцы провели три атаки, закончившиеся провалом. Атаки резервной кавалерии (исключая карабинеров) — 63 эскадрона обшей численностью до 9 тыс. человек — описаны очевидцами, хотя многие из этих описаний противоречат друг другу. Около 17:30 - 18:00 захлебнулась атака гвардейских драгунов и конных гренадеров. В это же время к востоку от леса Угумон началась пехотная атака дивизий генералов Башелю и Фуа. Эту атаку союзники отбили благодаря мощной артиллерийской поддержке и стойкости пехотного каре бригады легкой пехоты Адама (главным образом, 71-го и 52-го полков), выдвинутых за северовосточный угол сада Угумон. В это же время или чуть позже бригада карабинеров атаковала эти же британские каре.

Полки генерала Бланкара в сияющих латунных кирасах и шлемах с алыми гребнями атаковали на виду у маршала Нея, который был озабочен лишь тем, чтобы найти как можно больше резервов для атаки. Генерал Келлерман позднее писал, что он хотел остановить карабинеров, но было поздно. Карабинеры попали под огонь британской пехоты и артиллерии, занимавшие господствующую высоту. Очевидец капитан де Брак из полка красных улан писал, что противник словно в амфитеатре наблюдал за действиями французов. Верные присяге, карабинеры безоговорочно подчинились приказу и атаковали вверх по склону, теряя в грязи подковы и спотыкаясь о трупы погибших и туши лошадей. Разогрев лошадей, карабинеры перешли на рысь, а затем на легкий галоп. На полном скаку карабинеры ворвались в середину позиции противника и попали под плотный огонь с фронта и флангов. Английский 71-й пехотный полк держал фронт, а 52-й полк вел огонь с правого фланга. Капитан де Брак писал:

...Бригада карабинеров появилась на нашем правом фланге. Карабинеры шли легкой рысью, в колонну повзводно и двигались в направлении артиллерийских батарей, чтобы атаковать правый фланг британцев. Солдаты Веллингтона открыли огонь из мушкетов и пушек. Грохот многочисленных выстрелов смешался в один громовой удар. В течение нескольких мгновений бригада карабинеров прекратила свое существование.
Конные карабинеры в битве при Ватерлоо, 1815 г.

Генерал Бланкар получил ранение. Под командиром 1-го полка полковником Роже убило лошадь, солдаты вытащили придавленного тушей офицера и отнесли его в тыл. Ранение получил и капитан Марсо, который спас полковой штандарт при Бородине. Карабинеры отметились в истории Ватерлоо еще одним действием, а именно, предательством. Наполеон готовился отправить в атаку императорскую пешую гвардию с целью прорвать строй Веллингтона прежде, чем подходящие пруссаки сомнут правый фланг французов. В этот момент офицер 2-го полка карабинеров капитан дю Барай покинул строй под предлогом разведки. Когда его товарищи отказались идти дальше, он внезапно пришпорил коня и галопом помчался в направлении союзников, крича на ходу "Да здравствует король!". Доскакав до англичан, капитан сообщил подполковнику Колборну из 52-го полка, командующему артиллерией сэру Августу Фрезеру и майору Блеру о готовящейся атаке пешей гвардии. Но англичане и так ожидали атаки гвардейской пехоты, поэтому поступок капитана никак не повлиял на исход сражения.

Общие потери резервной кавалерии неизвестны. По оценкам Адольфа Тира, потери составили порядка 4 тыс. человек. Шарра писал, что Ней потерял треть своей кавалерии, а многие из вернувшихся из атаки, остались без лошадей. Хотя и побитые при Ватероо, карабинеры сохранили боеспособность и в дальнейшем вели арьергардные бои. Под Сувеноном они прорубили себе путь через строй австрийской пехоты, а под Шевремономo ни сумели прорваться через строй русских. Собравшись в Реймсе, карабинеры узнали о втором отречении Наполеона.

Во время второй реставрации произошло новое сокращение армии, которое затронуло и карабинеров. 16 июля 1815 г. два полка слили в один, присвoив ему название "карабинеры Монсеньора". Много лет спустя, уже во времена 2-й империи, карабинеры вошли в состав императорской гвардии. О дальнейшей истории конных карабинеров см. статью конные карабинеры Франции (1824 - 1871 гг.).

Вооружение[править]

Солдатский карабинерский палаш образца An IX (A), солдатский карабинерский палаш в стальных ножнах после 1810 г. (В), солдатский карабинерский палаш модели An IV (С), карабинерский офицерский палаш образца An IV (E), карабинерский офицерский палаш с рукоятью An IV и клинком в стиле Монморенси (F), типичная шпага офицеров карабинерных и кирасирских полков при выходной форме одежды (G).

До 1810 г. карабинеры были вооружены палашами образцов An IV или An IX. Длина вложенного в ножны палаша An IV с медной гардой и выштампованной гренадой на "яблоке" рукояти равнялась 115 см. Плоский прямой клинок вкладывался в ножны черной кожи с латунным прибором. Модель An XI отличалась только дополнительной защитной перекладиной гарды и прибором ножен из красной меди. Сначала их носили на сплошной портупее, которая имела лопасть для крепления ножен, подвешивавшуюся под углом к двум прикрепленным непосредственно к поясу пасовым ремням. Она была заменена трехсекционной портупеей An XI, к которой лопасть подвешивалась на двух медных кольцах, соединявших части ремня. В обоих случаях лопасть штыка пришивалась прямо к ремню под прямым углом, а сам ремень имел пряжку желтой меди или латуни с изображением гренады. Отличительной чертой снаряжения карабинеров того периода был черный кожаный темляк с алой кистью. Хотя всем кавалеристам полагалось иметь темляки, которые можно было надеть на руку перед тем, как вынуть оружие из ножен, только карабинерам была пожалована привилегия иметь темляк из черной кожи, а не из материи.

Вместе с кирасами в 1810 г. карабинеры получили палаши с изогнутым клинком "а-ля Монморенси". Это довольно своеобразное кавалерийское оружие в английских и французских источниках обозначается как "сабля". Однако, поскольку кривизна его клинка очень мала, в русском переводе более справедливо использовать термин "палаш". В ожидании нового оружия, карабинеры продолжали носить старые палаши, но вкладывали их в стальные ножны An XI драгунского образца. Следует заметить, что карабинеры остались приверженцами своих старых палашей с престижным изображением гренады на гарде. Поэтому после того, как они получили клинки Монморенси, многие предпочли приставить их к старым рукояткам, нежели потерять последние. После этого ножны драгунского образца были карабинерами отвергнуты. Они стали носить изогнутые ножны — стальные или черной кожи, с медными накладками. Отличительные черные темляки также были отменены и заменены кожаными белыми с алыми кистями.

Офицеры-карабинеры также носили палаши с изображением гренады на гарде; офицерскому оружию полагалось иметь рукоятку из латуни, красной или позолоченной меди, клинок — прямой или слегка изогнутый. По-видимому, после 1810 г. офицеры по своему выбору могли сохранить палаш с прямым клинком. Ножны полагались черной кожи с позолоченными медными накладками, а темляки — из золотой нити. Как и у кирасир, офицеры карабинерских полков сначала носили портупею из трех секций, а позже она была заменена сплошным ремнем.

Пара пистолетов обр. IX и XIII гг. помещалась в седельной кобуре. Хотя полагалось иметь два пистолета, большинство карабинеров имели только один. Также карабинеры использовали драгунский мушкет обр. IX г., реже артиллерийский мушкет обр. IX г.. Из рисунков и документов того времени следует, что кавалерийский карабин обр. IX г. носили на плечевой перевязи. По-видимому, карабины или мушкеты редко применялись карабинерами до 1812 г. В бою карабин или мушкет могли нести на перевязи, или по-драгунски крепить его к передней луке седла справа, прикладом вниз. Приклад вставлялся в специальный карман, расположенный рядом с пистолетной кобурой. Ствол шел наискосок вдоль бедра всадника и удерживался у задней луки с помощью петли. Штык носили на зажиме, подвешенном к поясному ремню у левого бедра.

Изображение
Название
Описание
Огнестрельное оружие
61S.292.jpg
  • Калибр: 17,5 мм
  • Длина: 141,7 см
  • Вес: 4,275 кг

До 1812 г. конные карабинеры практически не использовали мушкеты или карабины, а ограничивались лишь пистолетами и палашами. Только после получения новой униформы с кирасами и шлемами, они стали активно использовать и длинноствольное огнестрельное оружие.

Артиллерийский мушкет 1777.png
  • Калибр: 17,5 мм
  • Длина: 129,5 см

По сути, тот же мушкет пехотный мушкет обр. 1777 г. артиллерийского образца, только произведенный в 1801 г. Был распространен у конных карабинеров меньше, чем драгунский мушкет.

Мушкетон кавал 17, 1.jpg
  • Калибр: 17,5 мм
  • Длина: 115 см

Укороченная версия пехотного мушкета обр. 1777 г. и всех его производных. Отличался тем, что ствол заметно выступал вперед за пределы короткого деревянного ложа.

56570749 Franciya pistolet kavaleriyskiy mod IX .jpg
  • Калибр: 17,1 мм
  • Длина: 35,2 см
  • Вес: 1,29 кг

Принят на вооружение в 1801 г., являлся незначительной модификацией пистолета обр. 1763/1766 гг., в частности, был более коротким.

Пистолет 1805 года.jpg
  • Калибр: 17,1 мм
  • Длина: 35,2 см
  • Вес: 1,27 кг

Принят на вооружение в 1805 г., являлся модификацией пистолета обр. IX г., самый совершенный и распространенный пистолет французской кавалерии.

Холодное оружие
-13635.jpg
  • Длина: 116 см
  • Вес: 1,4 кг
  • Клинок: плоский

Карабинерский палаш обр. IX г. изготовлялся с латунным эфесом и деревянной, обтянутой черненой кожей и обвитой латунной проволокой рукоятью. Плоские дужки эфеса соединяются с чашкой, украшенной рельефным изображением пылающей гранаты.

French-m1777-an-ix-napoleonic-wars-socket-bayonet 3.jpg
  • Длина: 45 см

Наполеон настаивал на том, чтобы его кавалерийским частям выдавали штыки, несмотря на то, что сами кавалеристы считали это оружие мало того, что не нужным, так еще и неудобным — во время езды на коне штык болтался на поясе и причинял множество неудобств. Данный штык был совместим как с драгунским мушкетом обр. IX г. (1801 г.), так и с любым другим длинноствольным огнестрельным оружием Великой армии. Штык крепился на портупее возле палаша.

Униформа[править]

Изображение
Описание
Полковые отличия
7095835155519 car...18041810-24e6d4f.jpg
Карабинер и трубач в мундирах, которые можно датировать 1805 - 1806 гг. Автор Сергей Лётин.
Головной убор:

Чёрная медвежья шапка с алым плюмажем и белым этишкетом

Плечевая одежда:

Синий мундир с алым лацканом, эполетами и отворотами фалд, синий воротник с алой выпушкой, белый жилет. Цвет клапанов обшлаг:

  • Алые клапаны с синей выпушкой (1-й полк)
    Синие клапаны с алой выпушкой (2-й полк)

Поясная одежда:

Белые или светло-бежевые кюлоты из выделанной овечьей кожи

Обувь:

Чёрные кожаные ботфорты

Снаряжение:

Портупея и ремень жёлтые с белой выпушкой

Полковые отличия конных карабинеров 1804 - 1809.png
Изображение
Описание
Полковые отличия
1a4ddf9fdd3b7030fe0763b2ef5bb41f.jpg
Конный карабинер в униформе 1810 г. Автор Пьер Бениньи.
Головной убор:

Шлем "а-ля Минерва" с алой гусеницей

Плечевая одежда:

Белый мундир с голубым воротником и обшлагами, двойная стальная кираса, покрытая медью. Цвет клапанов обшлаг:

  • Белые клапаны с голубой выпушкой (1-й полк)
    Голубые клапаны с белой выпушкой (2-й полк)

Поясная одежда:

Белые или светло-бежевые кюлоты из выделанной овечьей кожи

Обувь:

Чёрные кожаные ботфорты

Снаряжение:

Портупея и ремень жёлтые с белой выпушкой

Полковые отличия конных карабинеров 1810 - 1811.png
Изображение
Описание
Полковые отличия
1a4ddf9fdd3b7030fe0763b2ef5bb41f.jpg
Конный карабинер в униформе 1810 г. Автор Пьер Бениньи.
Головной убор:

Шлем "а-ля Минерва" с алой гусеницей

Плечевая одежда:

Белый мундир с голубым воротником и обшлагами, двойная стальная кираса, покрытая медью. Цвет клапанов обшлаг:

  • Алый с голубым клапаном и белой выпушкой (1-й полк)
    Голубой с голубым клапаном и белой выпушкой (2-й полк)

Поясная одежда:

Белые или светло-бежевые кюлоты из выделанной овечьей кожи

Обувь:

Чёрные кожаные ботфорты

Снаряжение:

Портупея и ремень жёлтые с белой выпушкой

Полковые отличия конных карабинеров 1812.png

1804 - 1809 гг.[править]

Полковник конных карабинеров, 1805 г. Автор Герберт Кнотель. Полковник показан в медвежьей шапке, введенной в 1801 г.

Изначально карабинеры Великой армии продолжали носить свою старую униформу, использовавшуюся еще во времена Революционных войн. Ношение новой медвежьей шапки ввели декретом от 26 октября 1801 г. Шапка имела в высоту 31,8 см, украшалась алыми шерстяными шнурами с кистями на концах. Но на практике карабинеры так и не получили таких шапок, продолжая носить шапки с белыми шнурами, введенные еще в 1791 г. Дно шапки отделывалось красным фетром с белым крестом. Темно-синий парадный мундир омел высокий воротник-стойку из той се темно-синей ткани с алым кантом. Обшлага алая с синим кантом. С 1791 г. два полка различались цветом клапанов обшлаг. В 1-м полку носили алые клапана с синим кантом, а во 2-м — наоборот, синие с алым кантом. Алые лацканы с вырезом украшались семью небольшими пуговицами, пришитыми вдоль внешней кромки. Более крупные пуговицы пришивались ниже лацкана. Горизонтальные ложные карманы украшались тремя большими пуговицами и алым кантом. Все пуговицы из белого металла с изображением гранаты. Отвороты алые, украшены синим силуэтом гранаты. Белые гранаты на лацканах стали носить с 1808 г. Алые эполеты с белым кантом или без канта. Крепежные петли эполет белые с красным кантом. В большинстве случаев парадный мундир заменяли однобортным темно-синим сюртуком с глубоким вырезом, открывающим живот. Воротник и обшлага на сюртуке были теми же, что и на мундире, с алым кантом. Отвороты алые с синими гранатами. В 1808 г. цвет гранат изменили на белый. Под мундир и сюртук надевали белый жилет с рукавами. Имелись две разновидности рейтуз: из овечьей кожи и из холста. Матерчатые рейтузы застегивались сверху до низу на костяные пуговицы, нашитые вдоль боков. В походе матерчатые рейтузы носили поверх кожаных для защиты. Высокие кавалерийские сапоги из черной кожи с клапаном-наколенником и белыми металлическими шпорами. Белые перчатки с раструбами дополняли униформу.

В качестве знаков различия использовалась белая шерстяная тесьма или серебряный галун с красным кантом, нашиваемый по диагонали на нижнюю часть обоих рукавов мундира. Шевроны за выслугу лет были из алого сукна или серебряного галуна с красным кантом, их носили на верхней части левого рукава. Капралы носили две белые полосы с красным кантом и красные шевроны за выслугу. Сержанты имели один серебряный шеврон с красным кантом. Эполеты и темляк у сержантов были из смешанной красно-серебряной нити. Шевроны за выслугу лет красные. Трубачи носили мундиры инверсного цвета, то есть красные с синей отделкой и кантом, а также белые галуны. Поясной ремень и перевязь подсумка делались из желтой кожи и украшались белыми кантами. Кавалерийская патронная сумка вмещала 16 выстрелов и имела размеры 24х16 см. Сумка делалась из черной кожи, на клапане помещался латунный значок в виде гранаты.

Униформа для работы на конюшне включала синий рабочий колпак "bonnet de police" (подобный также носили драгуны) с красным кантом, широкой белой полосой вокруг верхней части "тюрбана", белой кистью на кончике "языка", который обычно носили заправленным за отворот "тюрбана". Спереди колпак украшала эмблема в виде гранаты. Двубортная синяя рабочая куртка сочеталась с рабочими штанами из синей или белой льняной ткани.

Карабинеры носили плащи для верховой езды, пошитые из смешанной ткани с белым и синим волокном. Издалека такой плащ казался сине-серым, красная подкладка виднелась спереди. Плащ имел воротник-стойку и кокетку. Если необходимости в плаще не было, его скатывали и крепили поверх седельного чемодана. Седельный чемодан был темно-синий с белым кантом, по торцам украшен белыми гранатами. Первоначально чемодан имел цилиндрическую форму, около 1808 г. появился чемодан в форме параллелепипеда. Белый чепрак из овчины украшался по краям фестонами из красной ткани. Под верхний чепрак подкладывался темно-синий нижний чепрак с белыми гранатами в квадратных ушах и белым галуном по краю.

Офицерская униформа была практически той же, что и у солдат, но шилась из более дорогой ткани на заказ. Пуговицы серебрились, эполеты украшались вышитыми гранатами. Гранаты на отворотах, шнуры и кисти на шапках, фурнитура ремней делались из серебряного галуна и вышивки. Младшие офицеры носили алый плюмаж, старшие и штаб-офицеры носили плюмаж белого цвета. Офицерский плащ был темно-синий с красной подкладкой и серебряным кантом.

1810 - 1815 гг.[править]

Конный карабинер, 1812 г. Автор Герберт Кнотель.

По результатам кампании 1809 г., во время которой карабинеры понесли серьёзные потери, для них было решено ввести совершенно новую униформу. Видев многочисленные атаки, проведенные бригадой, император отметил множество потерянных медвежьих шапок, что, в свою очередь, приводило к многочисленным ранам головы. Первым приказом Наполеон ввел ношение подбородочной чешуи. Одновременно вводилось ношение белых шнуров, которыми подвязывали шапку, чтобы не потерять, даже если её сбило с головы. Обычно появление новой униформы представляло собой длительный процесс, имевший целью следовать новым веяниям моды или сделать униформу более удобной. Иногда правила вводились лишь с целью зафиксировать уже утвердившуюся практику. Но в этом случае император действовал решительно:

Два полка карабинеров получили кирасы. Кираса и шлем имели особенности, благодаря которым можно было различить кирасира и карабинера. Одновременно с получением кирас упомянутые полки лишились мушкетов.

Это был не первый раз, когда Наполеон задумывал оснастить кирасами большую часть своей армии. После сражения при Эйлау где маршал Мюрат атаковал русских силами 80 эскадронов общей численностью порядка 10 тыс. человек, император был поражен высочайшим уровнем потерь. Идя по полю боя на следующий после сражения день, наблюдая красные пятна на снегу, он восклицал: "Какая резня!". Он решил, что все генералы и штаб-офицеры в будущем должны носить для защиты кирасы, сам подав в этом пример. Кирасы и шлемы особой отделки были сделаны для него и маршала Бертье. Доспехи Наполеона доставили в Тильзит в июне 1807 г. Когда Наполеон показался перед своими офицерами в кирасе, его встретил взрыв хохота. Идея снабдить всех старших офицеров кирасами отпала сама собой. Кирасы получили лишь генералы, командующие частями тяжелой кавалерии.

К рождественскому сочельнику 1809 г. карабинеры перешли на новую униформу. Император знал, что карабинерам нравилась их традиционная темно-синяя с красным униформа и медвежьи шапки, указывающие на их элитный "гренадерский" статус. Он также знал, что идея носить кирасы у карабинеров популярностью не пользуется. Поэтому он решил изменить униформу и экипировку карабинеров один раз и самым решительным образом. Он считал, что карабинеры охотнее пойдут на такое изменение, нежели на простое добавление кирасы. Наполеон остановился на "древнегреческом" стиле латунного шлема с налобной пластиной, подбородочной чешуей и белой металлической розеткой в виде восходящего солнца. Узкий гребень начинался на затылке, придавая шлему классический силуэт. По верхнему краю гребня шла алая шерстяная "гусеница", набитая конским волосом. Кираса стальная, но покрытая почти по всей поверхности тонким латунным листом, оставлявшим открытым сталь лишь по краю пластины. Такая двухслойная кираса оказалась тяжелее, чем у кирасиров, и стоила почти в два раза дороже (62,28 франков против 34,01 франка).

Кирасы и каски конных карабинеров, 1810 - 1815 гг. Автор Люсьен Руссело.

Было предложено несколько вариантов униформы для ношения с кирасой. Император рассматривал варианты красного, белого, черного и даже голубою цвета. Черный цвет униформы отвергли по требованию министерства войны. Оба полковника высказались и против голубого цвета мундиров, который напоминал цвет униформы солдат из артиллерийского обоза. Осталось два варианта: красный и белый. Красный отвергли, как слишком дорогой вариант, остановившись на варианте белой униформы. Новая униформа карабинеров состояла из белой куртки с голубой отделкой. Цвет отделки предложила императрица. Несмотря на элегантность новой униформы, карабинеры первоначально восприняли её с неприязнью, не желая расставаться с привычными сине-красными цветами и не желая носить тяжелую кирасу. Кираса приравнивала их к кирасирам, что было равносильно проклятию. Но ничто не могло повлиять на решение императора. Ожидавший получения новой униформы лейтенант д'Альжи писал в письме домой 28 марта 1811 г., что кирасы и шлемы постепенно прибывают в полк. Другой унтер-офицер писал следующее:

Это красивая униформа. Мсье Нансути, наш генерал, или даже отец нашей дивизии, обещал нам, что мы станем элитными кирасирами.

Шлем из желтой латуни украшался пластиной из белого металла, переходящей в подбородочную чешую. В центре пластины помещалась латунная литера N и корона. Более узкая белая полоса продолжалась за точкой крепления чешуи на затылок. Латунный гребень украшался гофрировкой и нес большую красную "гусеницу", набитую конским волосом. Белая металлическая подбородочная чешуя состояла из 16 пластин, закрепленных на кожаном ремне. Белые металлические розетки украшались изображением восходящего солнца и накладной латунной пятилучевой звездой. Стальная кираса имела накладку из латунной пластины. Латунь закрывала почти всю поверхность кирасы, оставляя лишь узкую полосу стали шириной 25 мм вдоль краев пластины. Эта полоса дополнительно украшалась рядом латунных заклепок. Нагрудная и спинная пластины соединялись кожаным ремнем с латунной пряжкой. Два кожаных плечевых ремня были прикрыты латунной чешуей. Каждая чешуйка крепилась двумя заклепками. Рядовые не носили никаких эмблем на нагруднике. На внутренней стороне нагрудника имелся амортизатор из грубой темно-синей ткани, набитой конским волосом. Края амортизатора можно было видеть в подмышечных вырезах.

Короткая однобортная куртка белого цвета имела прямой воротник-стойку и обшлага голубого цвета с белым кантом. Борт куртки отделывался голубым кантом, отвороты были голубые, украшены белыми ткаными гранатами. Вертикальные клапаны ложных карманов отделывались голубым кантом и тремя большими пуговицами. Эполеты алые с белым галунным кантом вдоль края погона. Эполеты удерживались посредством белых петель и небольших пуговиц. Опять же, два карабинерских полка различались цветом клапанов обшлаг. У 1-го полка был белый клапан с голубым кантом, у 2-го полка — голубой клапан с белым кантом.

Конные карабинеры, 1810 - 1815 гг. Автор Люсьен Руссело. Сверху слева показан трубач, снизу слева карабинер в рабочей форме в бескозырке.

Белые кожаные рейтузы с клапаном были обычным предметом униформы тяжелой кавалерии. В походе поверх них обычно носили коричневые или серые рабочие штаны. Сапоги, перчатки и ремни остались прежними.

Знаки различия были белыми или серебряными с голубой прожилкой. Шевроны за выслугу лет были красными для солдат и капралов, серебряными с голубым кантом для унтер-офицеров. Унтер-офицеры никогда не носили патронной сумки и мушкетной перевязи. Трубачи носили голубые куртки с белой отделкой и галунами, белые эполеты и белая "гусеница" на каске.

Белые плащи без рукавов имели голубой кант и подкладку. Рядовые карабинеры ездили на вороных лошадях, а офицеры и трубачи на серых. Простое кожаное седло и пистолетные кобуры закрывались белой овчиной с голубым фестоном. Голубой чепрак виднелся сзади и снизу из-под овчины. По краю шли два галуна: узкий внутри и широкий снаружи. В углах чепрака помещались белые гранаты. Голубой чемодан цилиндрической или прямоугольной формы с белым кантом и белыми гранатами на торцах.

Офицерская униформа была той же, но шилась на заказ из более дорогой ткани. Серебряные пуговицы и другие украшения, включая серебряные галуны на плаще. Рейтузы и перчатки из оленьей кожи. Шлемы и кирасы имели красноватый оттенок, так как использовалась обогащенная медью латунь. Знаки различия и фурнитура серебряная. Нагрудник украшался серебряным восходящим солнцем со звездой в центре, та же эмблема, что и на креплении подбородочной чешуи.

В 1812 г. в униформе произошли некоторые изменения, которые вступили в силу в 1813 г. и продолжали действовать вплоть до конца империи. Изменения в униформе карабинеров оказались минимальны. Обшлага куртки в 1-м полку сделали красными, а во 2-м оставили голубыми. В то же время оба полка стали носить голубые клапаны обшлаг с белым кантом. Белый жилет без рукавов, верхние рейтузы из серой ткани. Куртка для работ на конюшне стала однобортной с одним рядом пуговиц вместо двух, имелся один боковой карман. Рабочий колпак заменили бескозыркой (pokalem) белого цвета с голубым кантом и эмблемой. Гранаты на торцах чемодана заменили номером полка, а чепрак получи один широкий кант.

В период Ста дней конные карабинеры носили голубые мундиры взамен всем известных белых, поскольку частично армия успела переодеться в период Первой реставрации. Есть мнение, что все карабинеры, за исключением офицеров, носили голубые мундиры, хотя Александр Ежов изображает в голубом мундире и офицера. Кроме того, имеется некоторая путаница с воротниками — на одних изображениях они показаны белыми, на других — голубыми. Существует версия, что офицеры сохранили старые белые мундиры. Теоретически, по новому регламенту, 1-й полк должен был иметь красные воротники, а 2-й — белые.

Галерея[править]

Интересные факты[править]

Ранение Фердинанда де Ларибуазьера, фрагмент картины "Битва у Москвы-реки 7 сентября 1812 г.". Автор Луи-Франсуа Лежен.
  • Два полка конных карабинер Великой армии всегда находились в составе одной бригады, поскольку объединение с каким-либо другим кавалерийским полком они посчитали бы за оскорбление.
  • У одного конного карабинера во время кампании 1809 г. было так рассечено лицо, что кусок мяса свисал на грудь, а другие карабинеры незадолго до битвы при Ваграме были вынуждены спать на земле, использую в качестве подушек тела убитых врагов.
  • Когда на вопрос о том, откуда он родом, один конный карабинер ответил, что его родина там, где находится знамя его полка, Наполеон произвел его в офицеры, но тот погиб через несколько месяцев.
  • Луи-Франсуа Лежен на картине, посвященной Бородинскому сражению, изобразил самого себя, протягивающего крест Почетного легиона раненному конному карабинеру Фердинанду де Ларибуазьеру, хотя на самом деле тот пролежал на поле боя несколько часов и только потом был замечен и доставлен в палатку своего отца, генерал-инспектора французской артиллерии Жана де Ларибуазьера. Также рассказывали историю, что пуля попала Фердинанду как раз в то место, где он обычно носил часы, но которые у него украли накануне в лагере, и якобы если бы не этот несчастный случай, то парень смог бы выжить.
  • Конные карабинеры традиционно ездили на крупных вороных лошадях нормандской или фламандской породы, но даже мощные лошади не смогли взять при Ватерлоо покрытый грязью склон холма, уже заваленный к тому времени сотнями трупов.
  • Конный карабинер в кирасе, 1802 г. Автор Пьер Бениньи.
    Офицер конных карабинеров, среди которых было немало монархистов, предал Наполеона прямо во время битвы при Ватерлоо и передал британцам информацию о планирующейся атаке пешей гвардии, но на исход сражения это никак не повлияло, так как британцы уже знали об этом маневре и готовились к нему заранее.
  • Еще в 1802 г. генерал Гассенди писал, что конным карабинерам, служившим в Рейнской армии, были отправлены новые кирасы, что стало своего рода предвестником их массового обязательного введения в 1810 г.
  • Музыканты конных карабинеров и кирасиров Великой армии как правило не носили кирас, поскольку были не так сильны физически, чтобы выдерживать большой вес доспеха, и, кроме того, в бою они защищали только самих себя и спину своего офицера, поэтому дополнительная защита им не была так необходима, как солдатам, сражающимся в первых рядах.

Источники[править]