Воины

Материал из ВикиВоины
Перейти к: навигация, поиск
Pichalka1.jpg

Леонид сожалеет.

Это незавершённая статья. Ей существенно не хватает текста, изображений и ссылок.
Вы можете помочь ВикиВоинам, дополнив или исправив статью.

Воины — люди, которые служат в армии, ополчении или каком-то другом воинском формировании, по долгу службы носят оружие и сражаются с врагом.

В более широком смысле воином можно назвать любое живое существо, которое имеет оружие и умеет им пользоваться.

Концепция[править]

Война занимала важнейшее место в жизни человечества с самого его появления. В доисторические времена (а в некоторых изолированных районах и до XIX века), воином считался любой взрослый мужчина (как правило, прошедший соответствующую инициацию). О существовании войны у всего человечества без исключений говорит хотя бы тот факт, что не существует на планете народа, в мифологии которого не было бы бога войны или он был каким-то незначительным и редковстречающимся.

Согласно некоторым ученным-постмодернистам, человек по своей природе является самым незащищенным с точки зрения биологии существом, поскольку, будучи хищников, он не имеет ни клыков, ни когтей. С течением времени человек смог избавиться от этого недостатка с помощью изобретения оружия.

Гомер, описывающий в своих "Илиаде" и "Одиссее", по большей части, военные действия, на самом деле, как считает ряд исследователей, придерживается антивоенных позиций, что, в первую очередь проявляется в его сравнениях войны с обработкой земли и прочими мирскими занятиями.

Древнегреческая философия[править]

Древнегреческий философ Платон в своем диалоге "Государство" говорит, что воинами (стражами) должны становиться лишь те люди, у которых преобладает волевое начало души и чьей добродетелью является мужество. У него воины, наряду с правителями и ремесленниками, считается свободным классом. Также Платон указывает, что из мифов необходимо убрать воспоминания о том, что воины боятся смерти. У них должна отменяться семья, воины должны были бы вступать только во временные браки по указанию своих правителей. В основу воспитания стражей-воинов должны были быть положены физические упражнения и мусическое искусство. Арифметика, по мнению Платона, принадлежит к наукам, необходимым в совершенном государстве как для воинов, так и для философов-правителей.

При тимократии, наименее несовершенной по мнению Платона форме управления государством, воины свободны от земледельческих и ремесленных работ и от всех материальных забот, имеют общие трапезы, процветают постоянные упражнения в военном деле и гимнастике. Платон явно считает классы правителей и воинов высшими, в противовес более низкому третьему классу ремесленников и торговцев, однако вместе с тем Платон говорит о происхождении всех людей от общей матери — земли, и именно поэтому считает, что воины должны считать всех остальных граждан своими братьями.

По мнению Платона, философы-правители должны добиваться от воинов-стражей, чтобы те помогали им, как собаки помогают пастухам, пасти "стадо" работников хозяйства. На правителях лежит неусыпная забота — добиваться, чтобы воины не превратились в волков, нападающих на овец и их пожирающих. Обособленность классов-каст платоновского воображаемого государства сказывается даже во внешних условиях их существования. Так, стражи-воины не должны проживать в местах, где живут ремесленники, работники производительного труда. Местопребывание воинов — лагерь, расположенный таким образом, чтобы, действуя из него, было удобно возвращать к повиновению восставших против установленного порядка, а также легко отражать нападение неприятеля. Воины не только граждане, или члены особого в государстве сословия, способные выполнять свою особую функцию в обществе. Они наделены способностью совершенствоваться в своем деле, подниматься на более высокую ступень нравственной добродетели. Некоторые из них могут после необходимого воспитания и достаточной стажировки перейти в высшее сословие правителей-философов. Но для этого, так же как для совершенного выполнения воинами своих обязанностей, недостаточно правильного воспитания. Люди — существа несовершенные, подверженные искушению, соблазнам и всякого рода порче. Чтобы избежать этих опасностей, необходим особый, твердо установленный и соблюдаемый режим. Определить, указать и предписать его могут только правители-философы.

Всеми этими соображениями определяется то внимание, какое Платон уделяет вопросу об образе жизни людей в совершенном государстве, и прежде всего об образе и распорядке жизни стражей-воинов. От характера и результатов их воспитания и от уклада их внешнего существования зависит самым тесным образом облик проектируемого Платоном государства.

Однако правители-философы, согласно Платону, должны позаботиться не только о правильном воспитании стражей-воинов. Они, кроме того, должны установить в государстве порядок, при котором самое устройство общежития и самые права на имущественные блага не могли бы стать помехой ни для высокой нравственности воинов, ни для исполнения ими воинской службы, ни для надлежащего отношения их к людям своего и других сословий общества. Основная черта этого порядка — лишение воинов права на собственное имущество. Воины вправе пользоваться только тем, что минимально необходимо для жизни, для здоровья и для наилучшего выполнения ими своих функций в государстве. У них не может быть ни лично им принадлежащего жилища, ни имущества, ни мест для хранения имущества или драгоценностей. Все, что необходимо воинам для удовлетворения минимальных потребностей жизни и для исполнения их обязанностей, они должны получать от изготовляющих продукты, орудия и предметы обихода работников производительного труда, притом в количестве и не слишком малом и не слишком большом. Питание воинов происходит исключительно в общих столовых. Весь распорядок, весь устав и все условия жизни стражей-воинов направлены на ограждение их от губительного влияния личной собственности, и в первую очередь от дурного, тлетворного влияния денег и золота. Платон убежден, что, если бы стражи-воины пустились в стяжательство, в приобретение денег и ценностей, они не могли бы уже выполнять свой долг защиты граждан государства, они превратились бы в земледельцев и хозяев, враждебных остальным гражданам.

Оригинален взгляд Платона на роль женщин в защите государства. По мысли Платона, не только мужчины, но и женщины способны к функциям воинов-стражей, лишь бы у них были налицо необходимые для выполнения этих функций задатки и лишь бы женщины получили необходимое воспитание. Для защитника государства, утверждает Платон, пол так же не имеет серьезного значения, как не имеет значения, какой сапожник — плешивый или кудрявый — шьет сапоги. Но, став на путь подготовки к функции стражей, женщины должны наравне с мужчинами проходить всю необходимую тренировку и делить наравне с ними все тяготы своего призвания. Природные свойства одинаковы "у живых существ того и другого пола, и по своей природе как женщина, так и мужчина могут принимать участие во всех делах, однако женщина во всем немощнее мужчины". Но в этой ее немощности нельзя, по Платону, видеть основание для того, чтобы "поручать все мужчинам, а женщинам — ничего". Следовательно, в отношении к охране государства у мужчин и у женщин одинаковые природные задатки, только у женщин они выражены слабее, а у мужчин сильнее. Из способности женщин наряду с мужчинами состоять в сословии, или классе, стражей Платон выводит, что для мужчин-стражей наилучшими женами будут именно женщины-стражи. В силу постоянных встреч мужчин-стражей и женщин-стражей за общими гимнастическими и воинскими упражнениями, а также встреч за общими трапезами между мужчинами и женщинами постоянно будет возникать вполне естественное взаимное влечение. В военном лагере, каким оказывается образцовое государство Платона, возможна не семья в прежнем смысле, но лишь скоропреходящее соединение мужчины с женщиной для рождения детей.

В конце описания проектируемого им государства Платон самыми радужными красками изображает блаженную жизнь сословий этого государства, особенно стражей-воинов. Жизнь их прекраснее жизни победителей на олимпийских состязаниях. Содержание, которое они получают как плату за свои труды и деятельность по охране государства, дается и им самим, и их детям. Почитаемые всеми еще при жизни, они удостаиваются почетного погребения после смерти.

Буддизм[править]

Не смотря на свою мирную направленность, буддизм не отрицает необходимость наличия армии, однако только при условии, что она будет использоваться исключительно во благо народа против его внутренних и внешних врагов. Не смотря на расхожее мнение, Будда не отрицал или запрещал воинскую службу как профессию или род занятий, в т. ч. и право правителя или правительства на содержание армии для защиты государства и его граждан. Напротив, Будда признавал необходимость армии, а защиту государства и его подданных Буда считал приоритетной задачей правителя государства.

Однажды в городе Саватти, рассуждая о пяти видах монахов, Будда сравнивал их с пятью видами воинов, рассматривая их следующим образом:

  • Воин, вступающий в битву, вооруженный мечом и щитом, луком и стрелами, позволивший врагу сразить себя в ходе битвы. Это первый вид воина;
  • Воин, храбро вступающий в битву, вооруженный мечом и щитом, луком и стрелами, получивший ранение в ходе битвы и отправленный к своим родным, но умерший в дороге от полученных ран. Это второй вид воина;
  • Воин, храбро вступающий в битву, вооруженный мечом и щитом, луком и стрелами, получивший ранение в ходе битвы и доставленный к своим родным, получивший медицинскую помощь, но умерший от болезни, несмотря на усилия своих родственников. Это третий вид воина;
  • Воин, храбро вступающий в битву, вооруженный мечом и щитом, луком и стрелами, получивший ранение в ходе битвы и доставленный к своим родным, получивший медицинскую помощь и излечившийся от полученных ран. Это четвертый вид воина;
  • Воин, храбро вступающий в битву, полностью вооруженный, громящий и побеждающий своих врагов. Выиграв сражение он остается на поле боя победителем. Это пятый вид воина.

Также в "Patama Yodhajeevacupama Sutta" Будда говорит о пяти уже других видах воинов и солдат:

  • Вид 1. Дрожащий от страха, шатающийся, боящийся вступить в битву, при виде тучи пыли, поднятой сражающимися людьми, животными и колесницами.
  • Вид 2. Не поддающийся панике при виде тучи пыли на поле битвы, но дрожащий от страха, шатающийся, боящийся вступить в битву при виде штандартов и знамен противника.
  • Вид 3. Не поддающийся панике при виде тучи пыли на поле битвы, штандартов и знамен противника, но дрожащий от страха, шатающийся, боящийся вступить в битву, заслышав звуки боя и крики на поле битвы.
  • Вид 4. Не поддающийся панике при виде тучи пыли на поле битвы, штандартов и знамен противника, звуках боя и криков на поле битвы, но дрожащий от страха, шатающийся, боящийся вступить в битву при малейшей угрозе со стороны противника.
  • Вид 5. Не поддающийся панике при виде тучи пыли на поле битвы, штандартов и знамен противника, звуках боя и криков на поле битвы. Он контр-атакует и побеждает. Победив, вкушает плоды победы семь дней, не покидая поля битвы.

Необходимо отметить, что воин, как и другие люди, подчиняется закону каммы и не сможет избежать каммических последствий, связанных с лишением жизни разумного существа (panatipatha) даже тогда, когда его действия были вызваны благородной целью защиты его страны и людей.

Наряду с необходимостью убивать, воинская служба предоставляет много возможностей для накопления благих заслуг для добросовестного и честного воина. Доблестный воин, сражаясь с врагом, следует лучшим воинским традициям и правилам. Он не убивает беззащитных. Хороший воин оказывает раненному врагу, попавшему в плен, медицинскую помощь. Он не убивает военнопленных, детей, женщин и стариков. Хороший воин вступает в битву только тогда, когда существует угроза для его жизни или жизни его товарищей.

Воин, согласно буддистской традиции – это тот, кто борется за мир внутри себя, ибо воин, как никто другой, понимает, что такое боль, причиняемая ранами. Воин – это тот, кто видит все кровавые ужасы войны, смерти и страданий. Отсюда проистекает его желание обрести мир внутри и принести мир другим, закончив войну как можно быстрей. Воин страдает не только на войне, но и после ее завершения. Мучительные воспоминания всех битв, в которых он сражался, остаются в его памяти, заставляя воина искать мир в себе и вокруг. Так зачастую происходит превращение жестоких королей, охваченных неистовым желанием к завоеваниям, в несравненных, благочестивых правителей, таких как правитель Дхармасока из индийской династии Маурьев.

Утопии[править]

В утопических произведениях, которые начали появляться в начале XVI века и в которых описывались идеальные государства, также поднимаются вопросы войны. Так, например, в "Утопии" Томаса Мора говорится, что жители его вымышленной идеальной страны войну презирают, однако постоянно тренируются в этом деле и имеют отличное оружие — чтобы противник не застал их врасплох. В "Городе Солнца" Кампанеллы один из трех руководителей города отвечает за военное дело, зная в превосходстве военную науку, стратегию, тактику и т. д.

Школа естественного права[править]

Гуго Гроций в своем трактате "Три книги о праве войны и мира" описал систему принципов т. н. естественного права, которые являются обязательными для всех людей и всех народов, несмотря на местный обычай. Работа состоит из трёх книг:

  • Книга I развивает его концепцию войны и природной справедливости, рассматривая вопросы справедливой войны;
  • Книга II определяет три "справедливых причины" для войны: самооборона, возмещение убытка и наказание; а также детально анализирует основные международно-правовые институты;
  • Книга III обращается к вопросу, какими нормами руководствоваться, когда началась война; а также намечает пути к скорейшему прекращению всех войн.

Никколо Макиавелли[править]

Никколо Макиавелли в своем "Государе" пишет, что "небрежение военным искусством является главной причиной утраты власти, как владение им является главной причиной обретения власти". Макиавелли утверждает, что когда государи помышляли больше об удовольствиях, чем о военных упражнениях, они теряли и ту власть, что имели.

Колониализм[править]

Основой формирования вооружённых сил Британской Индии была теория "воинских рас", сформулированная в окончательном виде генерал-лейтенантом Фридриком Робертсом, командовавшим Индийской армией в 1885 - 1893 годах. В соответствии с ней в Индии выделялись 27 этнолингвистических групп, которым якобы генетически присуща несвойственная прочим жителям Индостана воинственность. Среди них выделяли гуркхов, сикхов, догров, кашмирцев, ладакцев, гархвалов, кумаонов и других.

Подобный подход к формированию армии всегда критиковался индийскими борцами за независимость, справедливо видевшими в нём типичное проявление колониального принципа "разделяй и властвуй". После провозглашения в 1947 году независимости Индии премьер-министр Джавахарлар Неру и другие политики не раз говорили о решимости покончить с "наследием проклятого колониализма" и перевести армию на "многорасовый" принцип формирования. Делались и отдельные практические шаги в этом направлении. Тем не менее, как с удивлением уже в XXI веке констатировали западные исследователи, "этнолингвистический принцип формирования пехотных частей индийской армии за годы независимости не только не был размыт, но ещё более укрепился". Ныне индийская армия насчитывает 31 пехотный полк, подавляющее большинство из которых так или иначе связано с определённым индийским штатом или группой населения. Помимо семи полков горкхских стрелков, ещё десять комплектуются другими горцами.

Современные исследования[править]

Оливер Хогг в своей книге "Эволюция оружия: от каменной дубинки до гаубицы" говорит о том, что человек, хотя и является разумным существом, сохранил основные инстинкты, свойственные поведению животных. Человек приобретает моральные качества и боевой дух только под воздействием необходимости, и если устранить эту необходимость — человек станет ленивым, излишне терпимым, будет расточать жизненные силы впустую и его энергия постепенно превратится в инертность. Кроме того, Хогг уверен, что человек не извлекает уроки из прошлого, а также считает удовлетворенность похитителем будущих возможностей. Его выводы о том, что нации развиваются так же, как и люди (рождение, рост, реализация, пресыщение, упадок, смерть) и что военные организации содержат в себе семя собственного упадка, в целом, не новы.

Организация[править]

Коренной перелом в организации войск и значении отдельных воинов произошел после изобретения огнестрельного оружия. В Европе это произошло в XV веке, с появлением аркебузы, которая в 1521 г. была усовершенствована в кремнёвый мушкет. Этот фактор, а также ряд других экономических и социальных факторов привели к тому, что конные дворяне (рыцари) потеряли как практическое, так и политическое значение, и на первое место в ведущих европейских армиях XVI века вышли обычные пехотинцы, вооруженные мушкетом — мушкетеры. Пехотинцами могли стать представители самых разных слоев общества — крестьяне, горожане, дворяне и т. д. О полной потере кавалерией своего весомого значения говорят простые цифры: в испанской армии начала XVI века кавалерия составляла всего 1/12 всей армии, а во французской армии — 1/11. Изменилась и форма оплаты военной службы: если раньше рыцари получали надел земли (феод) и должны были отрабатывать его определенное количество дней, находясь на военной службе, то мушкетеры уже получали фиксированное жалованье и никакой земли не получали.

Кавалерия[править]

О роли конницы и, по большей части, его обслуживающего персонала, красноречиво говорится в оном английском детском стихе:

Не было гвоздя — подкова пропала.

Не было подковы — лошадь захромала.
Лошадь захромала — командир убит.
Конница разбита — армия бежит.
Враг вступает в город, пленных не щадя,

Оттого, что в кузнице не было гвоздя.

Вооружение[править]

Оружие, очевидно, появляется одновременно с появлением на планете человека. Первым вооружением, по всей видимости, был камень и палка. Последняя, превратившись в дубину, прошила насквозь всю историю: её использовали австралопитеки 5 миллион лет назад, её используют и современные полицейские различных государств (см. полицейская дубина). Дубина — уникальное оружие, встречающееся во всех странах на всех континентах. Еще одними видами оружия, которые также были широко распространены, является копье и лук. Копье (а, по-сути, усовершенствованная длинная палка), вне всяких сомнений, появилось раньше лука, распространение которого датируют мезолитом (15 - 5 тыс. лет до н. э.). Однако закат этих двух орудий пришёлся примерно на одно и тоже время — конец XIX - начало XX веков. Разумеется, спортивные луки и церемониальные копья используются и сегодня, однако о их боевом применении уже говорить не приходится.

Тактика[править]

Бэзил Генри Лиддел Гарт.

Настоящая революция в военной тактике произошла в XX веке, особенно во время т. н. "Холодной войны". Военачальники и командиры постепенно начинают отходить от больших прямых атак на противника, понимая их нецелесообразность. Наиболее значительным использованным стратегическим маневром того времени было "ударить туда, куда противник меньше всего ожидает". Подобную стратегию использовали евреи во время Арабо-израильской войны. Наиболее выдающимся теоретиком военной стратегии того времени был Бэзил Генри Лиддел Гарт, написавший свою знаменитую работу под названием "Стратегия непрямых действий".

Униформа[править]

Появление униформы[править]

До XVII века во всех странах и на всех континентах военной униформы как таковой не существовало и её прообраз состоял из мужского костюма, иногда дополненного доспехами. Интересно, что даже женщины-воины по тем или иным причинам, как правило, одевали мужские костюмы. Мужской костюм прошел длительную эволюцию от шкуры диких зверей, убитых на охоте, до строгого классического костюма. С древнего мира и до начала Средневековья были распространены в основном белый, чёрный и красный цвет. Помимо собственно шкур и самой примитивной одежды, первобытные воины также разукрашивали свое тело краской, а позднее делали и татуировки.

Развитие униформы было неравномерным: если в XVIII веке практически все европейские страны имели регулярную армию с четко установленной униформой, то в отдельных районах Африки, Азии и Океании продолжали носить первобытную одежду. Зачастую это было результатом определенного социально-экономического и культурного уровня указанных народов, и по отсутствию униформы в той или иной стране в XVIII или XIX веке уже можно сделать довольно много общеисторических выводов касательно уровня её развития. Кроме того, отсутствие униформы означало отсутствие внешнего индикатора в обществе, который бы отделял тех, кто имеет государственное право на насилие (армия, полиция) и тех, кто такого права лишен, вследствие чего подобные общества отличались крайней воинственностью и жестокостью (например, черногорцы во второй половине XIX века продолжали отрубать головы своим противникам и считали это вполне вписываемым в русло православной традиции).

По самой распространенной версии, впервые униформа на территории Европы (а, следовательно, и всего мира) появилась у московских стрельцов. Датируемые 1599 годом записи англичанина В. Парри позволяют однозначно утверждать — в конце XVI века московские стрельцы имели единообразную униформу. Вот что он пишет:

...гвардию, которая была вся конная, числом 500 человек, одетых в красные кафтаны...

Была ли она единообразна и по покрою, утверждать не беремся, но вот описание русских стрельцов, данное в 1606 году неким Паерли:

...были построены в два ряда пешие московские стрельцы до 1000 человек в красных суконных кафтанах с белой на груди перевязью...

Однако достоверное известно о наличии единообразной униформы у швейцарской гвардии и трабантских королевских гвардейцев еще в начале XVI века. В этом контексте можно говорить, что стрельцы были первым боевым, а не парадным военным формированием, у которого появилась единообразная униформа.

Униформа как символ[править]

Интересно влияние униформы на формирование национальной символики. Например, голландский флаг, согласно одной из версий, произошел от цветов ливреи Вильгельма Оранского, а черногорский красно-сине-белый триколор, который официально использовали с 1880-х гг. до 2004 г., очень напоминает традиционный костюм черногорцев: красная "капа" и жилетка, синие штаны и белая рубашка. Сегодня можем наблюдать как уже национальная символика влияет на униформу: в частности, многие африканские и азиатские страны, не имеющие собственной униформологической традиции, создают парадную униформу в цветах своих национальных флагов,

Униформа как бренд[править]

Униформа выступала и в качестве приманки на военную службу. Так, например, в Которском заливе внедрение всеобщей воинской повинности проходило медленно и встретило различные формы сопротивления. Что бы местные жители быстрей привыкли к ополчению и не отлынивали от службы, для них была введена униформа в стиле традиционных национальных костюмов. Подобная практика не была единичной, по всей Европе в разное время встречались проекты особо пышных или ярких униформ, целью которых было привлечь молодых людей на военную службу. Более того, даже сегодня некоторые новобранцы идут служить скорее в тот род войск, где, по их мнению, самая лучшая парадная форма. Особо яркими, необычными или эстетически наиболее привлекательными является парадная униформа различных военно-учебных заведений, главной задачей которой и есть вербовка в свои ряды будущих офицеров.

Приманивание с помощью униформы может происходить и в обратном направлении: благодаря ярким и необычным нарядам различных парадных и церемониальных гвардий, многие государства стремятся приманить новых туристов, которые очень падки на различные диковинки и экзотически вещи. Дальше всех в этом вопросе пошел Ливан: в 2018 г. в г. Бруманна для женщин-полицейских была введена специальная униформа, состоящая из футболки и очень кротких шорт. По заявлениям СМИ, этот шаг был предпринят для привлечения туристов (нужно полагать, мужского пола) и улучшения имиджа страны. Данный сексуальный подтекст в униформе женщин-полицейских мусульманской страны выглядит довольно необычно, хотя в общем взаимосвязь сексуальности с униформой был замечен гораздо раньше.

Кроме того, существует феномен, когда военную или подобную униформу носят не-военные. В XVIII веке особую униформу военного образца получили австрийские и немецкие шахтёры: в 1719 г., для свадебной церемонии Фридриха Августа II Саксонского и Марии Жозефы Австрийской, шахтёров, "архитекторов" экономической мощи Австрийской империи, было решено одеть в роскошную униформу, чтобы отдать им дань уважения и продемонстрировать народу своих героев. В 1810 г. в Финляндии нечто подобное было введено для докторов наук. Обе традиции сохранились до настоящего времени и также служат своего рода туристическими изюминками. Существуют и более частные примеры: Андрей Лимич, отыскавший по всему миру более 300-х своих родственников и проследивший генеалогию своего рода вплоть до хорватского князя Елемы, разработал для самых старших членов своей большой семьи специальную униформу в духе хорватского национального костюма.

Униформа как статус[править]

Начиная с XVII века, когда униформа распространяется по всей Европе, она становится отличительной чертой регулярных формирований. Различные партизанские, оппозиционные или сепаратистке формирования, противостоящие центральной власти, как правило, униформы не имели.

В 2017 - 2018 гг. наметилась новая интересная тенденция: некоторые партизанские и повстанческие формирования, такие как, например, Талибан, все больше переходят на единообразную униформу и снаряжение. Прослеживается взаимосвязь, как эти изменения во внешнем виде партизанов совпадают с их успехами в политической плоскости. Однако в стремлении быть похожими на регулярную армию такие формирования часто попадаются на смешных казусах: например, почетный расчет ДНР вместо шелковых атласных перчаток использовал обычные строительные, за неимением других на территории всей самопровозглашенной республики.

Интересные факты[править]

  • Николая Марра имеет любопытную точку зрения, согласно которой все существующие языки произошли от боевых кличей.

Источники[править]